Павел Ожередов: "Все, что произошло с "Буревестником" после продажи, лежит на совести депутатов и мэрии"

Опубликовано: 2

Что считает своей главной задачей Федерация профсоюзов Самарской области? Насколько эффективно используется ее имущество? Что происходит с санаториями "Красная Глинка" и "Самарский"? На эти и другие вопросы в интервью ответил руководитель профсоюзов губернии Павел Ожередов.

"Где есть профсоюзы ФПСО, долгов по зарплате нет"

- В должности председателя ФПСО вы работаете уже два с половиной года. Какие важные решения за это время были приняты? Что определено как главная задача на ближайшее время?
- В течение последних двух лет мы добивались решения такой проблемы, как ликвидация задолженности по заработной плате. Сегодня в организациях, где есть профсоюзы ФПСО, долгов по зарплате нет. С другой стороны, тревожит заниженная оценка труда. Средняя заработная плата в области, которая в 2012 году составила около 21 тыс. рублей, не позволяет говорить о достаточном качестве жизни наших работников.

МРОТ составил около 70% прожиточного минимума. Поэтому наша сегодняшняя задача - добиться установления в Самарской области прогрессивного размера МРОТ через подписание соглашения, по которому работодатели обязались бы платить минимальную заработную плату выше прожиточного минимума.
Мы тесно работаем с областным правительством, с объединением работодателей, с рядом государственных органов контроля в сфере труда. И многие проблемы и вопросы решаются за столом переговоров. При этом мы не принимаем в свой адрес обвинений в соглашательстве - мы знаем, чего хотим, и добиваемся этого. А если нас не хотят слышать или не слышат - есть иные меры воздействия и решения проблем, на которые профсоюзы имеют право.

 
Поддержка с первых шагов
- 10 месяцев назад, сразу после утверждения губернатором Николая Меркушкина, он встречался с профсоюзами. Что из намеченного сегодня уже выполнено?
- Я познакомился с губернатором в первую неделю его пребывания на самарской земле. Это было на "ЦСКБ-Прогресс", куда Николай Меркушкин приехал с рабочим визитом. Вечером 20 мая я передал ему просьбу встретиться с профсоюзным активом. А уже утром 21-го числа мне позвонили из приемной губернатора и предложили встретиться в четыре часа вечера. К назначенному времени он спустился пешком из Белого дома к Дому профсоюзов, и мы долго общались, обсуждая насущные вопросы.
Тогда губернатор поддержал нашу законодательную инициативу по принятию закона о социальном партнерстве. 15 лет мы шли к этому моменту, и только в октябре прошлого года документ был подписан. После встречи с Николаем Ивановичем перед нами была открыта возможность прямого общения с министрами.
- Какое впечатление производит на вас стиль руководства Николая Меркушкина?
- Меня приглашают на многие значимые мероприятия, в которых участвует губернатор, и я вижу, что Николай Иванович выслушивает абсолютно каждого человека. Он доступен, открыт - это очень нравится людям, которые воспринимают его как власть, которая несет ответственность за свои решения.

Во время встреч на предприятиях такая же ситуация: каждая просьба и обращение ставятся на контроль, а если есть четкая позиция - тут же дается команда к исполнению. Например, на том же "ЦСКБ-Прогресс" губернатор принял решение о введении повышенных стипендий для студентов СГАУ.
 

Не спортом единым
- Два с половиной года назад, когда вы были избраны председателем ФПСО, поднимался вопрос управления профсоюзной собственностью. Тогда говорилось, что свое имущество федерация использует настолько неэффективно, что гораздо логичнее было бы его продать. Как обстоят дела сегодня?
- Я считаю, что если у организации появляется убыточный объект, то его надо или продать, или оптимизировать его работу. Для решения подобных вопросов у нас была создана комиссия по собственности, все решения принимаются ею в тесном сотрудничестве с исполкомом и советом ФПСО. И без согласования с этими органами я не имею права принимать никаких решений.
Сегодня я с полной ответственностью могу заявить: все объекты, которые принадлежат федерации или в уставном фонде которых имеется наша доля, функционируют и приносят доход.
Есть, конечно, определенные "болевые" точки. Например, теннисные корты на Ново-Садовой. Они работают ежедневно, принимают спортсменов, но хотелось бы, чтобы министерство спорта поактивнее с нами сотрудничало. Кортам нужен ремонт, обновление материально-технической базы. И если власти области обратят на нас внимание, то необходимые нам средства могут появиться.
- Остались ли у вас надежды вернуть федерации стадион "Буревестник"?
- Считаю, что эту тему в разрезе деятельности самарских профсоюзов пора бы уже всем забыть. В 2008 году по этому объекту было проведено около 10 прокурорских и прочих проверок, и ни одна из них не выявила фактов нарушения закона.
В то время финансирование спортивных сооружений велось по остаточному принципу. Штукатурка с потолка в помещениях, где занимались дети, в любой момент могла упасть им на головы. А где профсоюзы могли найти средства на капитальный ремонт? Причем земли в профсоюзной собственности не было, за 42 млн рублей мы передали в собственность только здания. И сделали это с условием обременения - чтобы спортивная составляющая объекта не была нарушена.
А все, что происходило потом, целиком и полностью лежит на совести депутатов и городской администрации, которые сменили зонирование в пределах стадиона. И из спортивных сооружений он превратился в площадку под строительство.

 
"Санаторные" проблемы ФПСО
- Намерены ли вы продолжать бороться за акции санатория "Самарский"? На какой стадии решения находится этот вопрос?
- Я хочу, чтобы все поняли: эта тема была инициирована мною не по причине того, что я пытался себе что-то вернуть. Когда в 2010 году я пришел на должность руководителя ФПСО, то поднял реестр и увидел простую вещь. По нашим данным, федерация владела 48% акций санатория, при этом из других официальных источников выходило, что это уже давно не так.

Выяснилось, что в 2004 году наша доля была продана. А согласно действующим законам, уже через год после спорной сделки - 6 декабря 2005 года - истек срок давности подачи иска. Что мне оставалось делать? Только обратиться в прокуратуру, Следственный комитет, после чего внести поправку в реестр и отчитаться перед членами профсоюза.
Говорить о том, насколько законно в свое время была проведена эта сделка, я не могу. На это есть органы, которые сегодня даже не рассматривают этот вопрос, опять же, ссылаясь на сроки давности.
- Что стало определяющим при назначении главным врачом санатория "Красная Глинка" Ивана Бабушкина? Чем мотивировано решение уволить прежнего руководителя Алексея Одушкина и каким вам видится будущее санатория?
- Мы воспользовались ст. 278 ТК РФ, досрочно прекратив полномочия бывшего руководителя. Что касается назначения Ивана Бабушкина - нам надо развивать санаторий, поэтому мне понадобился не столько врач, сколько эффективный менеджер.

Бабушкин понимает, как можно принять участие в целевых программах, как воспользоваться средствами из различных фондов. Он знает руководителей министерств и предприятий, которые смогут наладить финансирование учреждения за счет расширения потока желающих пройти здесь курс санаторного лечения.
Наша цель - за ближайшие год-два провести реконструкцию учреждения, обновив корпуса, и повысить уровень обслуживания. Еще одна важная задача - обеспечить выход к Волге, несмотря на то что береговая линия около санатория вся скуплена под частные коттеджи и лодочные стоянки.

Версия для печати

Новости

Павел Ожередов: "Судьба "Буревестника" на совести города"