Риккардо Фольи: "У нас с Полом Маккартни была одна невеста на двоих"

Опубликовано: 3

На днях с большим концертом Самару посетил Риккардо Фольи. Разминаясь перед более чем двухчасовым сетом в "Звезде", легенда итальянской эстрады 80-х охотно обсудил с корреспондентом Волга Ньюс радости отцовской жизни, суровую русскую зиму, роль матери в жизни музыканта и подруг, связывающих Фольи с Полом Маккартни и Дэвидом Боуи.

Счастье отца

- Как вы добрались до Самары?

- Сначала по Европе ехали на больших двухэтажных автобусах. Потом летели на самолете. Я, как приехал, сразу обратил внимание на то, что Самара – очень красивый город. Правда, не успел его особо посмотреть. За 20 часов, что мы здесь уже провели, мы лишь немного отдохнули, побывали на телевидении, где хорошо пообщались с телеведущими и зрителями в прямом эфире. Там, в студии, мне подарили очень интересную историческую книгу о Самаре, в которой изложена вся история города с подробными рассказами, рисунками. Мне она понравилась.
- Я знаю, что вы специально для турне по России брали с собой свитеры на случай холодов. Спасают ли они от русской зимы?

- Да, я взял много свитеров – они мне здесь очень пригодились. Но вообще находиться в вашем городе для меня непривычно. У вас довольно холодно, мороз так сильно пробирает, что даже кальсоны не спасают. Также приходится беречь горло от холодного воздуха, закрывать рот материей и дышать через нее. Иначе воздух охлаждает связки и есть шанс заболеть. Чтобы не замерзнуть, поддерживать и вырабатывать необходимую мне энергию, я двигаюсь до и после концерта.
К тому же обычно я бегаю, но сегодня сделал исключение, чтобы отдохнуть, прийти в себя. И потом – в Самаре разница по времени с Италией составляет три часа. Я до сих пор живу по итальянскому времени, и мне, находясь у вас, довольно сложно привыкнуть к вашему ритму жизни.

- В 2018 г. состоится чемпионат мира по футболу. Самара входит в число городов, которые примут матчи чемпионата. Являетесь ли вы поклонником футбола и приедете ли к нам смотреть его?

- Я большой любитель футбола. Очень люблю играть в него. Но я, конечно, уже не молод для этого вида спорта. Правда, если меня пригласят, я с удовольствием приеду, но в качестве певца, а не игрока.

- А просто так, в качестве поклонника?

-  В этом случае я должен буду сделать серьезный выбор. Дело в том, что у меня теперь маленькая дочь, мне надо обязательно ее навещать. За последние четыре месяца я ее, к сожалению, еще не видел. В связи с чемпионатом мне нужно будет учесть этот вопрос. Впрочем, почему бы и не съездить?

- Что для вас означало стать отцом во второй раз?

- У меня от радости и потрясения до сих пор такое чувство, будто я не хожу по земле, а парю над ней на высоте двух метров. Конечно, я всегда счастлив, особенно в те моменты, когда слышу, как дочка отвечает мне по телефону. Вообще я сам ее пеленаю, сам мою, именно я ей впервые поменял памперсы. Этим я занимался первые два дня после ее рождения. Кстати, современные памперсы лучше тех, что были 20 лет назад. И делая детей каждые 20 лет, я неизменно задаюсь вопросом, какие же памперсы появятся в следующий раз. Затрудняюсь сказать, кого бы я хотел следующим – мальчика или девочку. Может, через 20 лет у меня будет и то и другое в полном комплекте.

Я, конечно, шучу. Я хочу посвятить свою жизнь тем двум детям, которые у меня уже есть и которых я очень люблю. Но два ребенка для меня – большая нагрузка. Каждый из них – отдельная проблема. За Мишель Мэри надо постоянно следить, не забывать пеленать ее, делать ей необходимые прививки, чтобы она не болела. Вчера, например, ей сделали новый  укол. Несмотря на свои 20 лет, мой сын Алессандро является одним из руководителей института, где он также учится. Он следит за 200 учениками, которые там обучаются. В свободное же от учебы время он помогает своей подруге справляться с работой в пиццерии. А еще Алессандро занимается тайским боксом. Разумеется, у меня, как у любого отца, всегда болит сердце за Алессандро: не дай бог он получил травму или плохо учится. Но я чувствую за него гордость, потому что очень хорошо воспитал его. Точно так же я постоянно беспокоюсь о Мишель Мэри. Но с детьми мне очень повезло. Они у меня хорошие. И знаешь, дети, как и любовь, помогают по-настоящему ощутить жизнь и обрести ее смысл.

- Стимулирует ли ваши творческие силы общение с детьми?

-  Да, я уже пишу связанные с ними песни. Вообще по жизни я пишу очень много. Сочинение песен является для меня своеобразным уроком. И потом, каждый день за счет такого сочинительства я получаю новый творческий опыт. Также это очень полезно для умственной деятельности. Написание песен помогает мне соединить мозговую активность с эмоциями. Таким способом я проверяю себя и свои креативные способности, направляю энергию в нужное русло. Дело в том, что в юности моя активность была направлена несколько в другое русло, не буду уточнять, в какое. Но, пожив на свете, я понял, что у каждого возраста свой цвет волос, свой опыт и свой взгляд на жизнь.

- Насколько вы изменились по сравнению с 80-ми?

- В молодые годы я был другим, более чувствительным, вспыльчивым. Я много дрался, играл в футбол. Мы с единомышленниками даже организовали сборную команду итальянских артистов и певцов, устраивали встречи, средства от которых шли на помощь больным и обездоленным детям.

В последнее же время я стал более осмотрительным: я много думаю, прежде чем что-либо сделать. Еще я очень люблю читать, охотно езжу в лесистую местность, где бегаю по 30 км в день. Мне кажется, я стал мудрее.

- В одном интервью вы как-то заявили, что Россия – страна, в которой находится ваше сердце. Вы когда-нибудь подумывали о переезде сюда?

- Нет. Я недостаточно богат для переезда и тем более для покупки дома в вашей стране. К тому же у меня, как я уже говорил, двое детей, а еще две жены. С первой я развелся. На второй женат.

Вера матери

- Какую роль сыграла матушка в вашем формировании как музыканта?

- Мою маму звали Мэри. Она помогла мне тем, что поверила в меня. Наша семья была очень бедная. Мы много работали на заводе, где производили мотоциклы. Но я всегда был большим любителем музыки. И не только мама, но и все члены нашей семьи поверили в то, что у меня получится стать достойным исполнителем. Я ходил на уроки пения. Параллельно с 14 лет работал на фабрике. А по субботам и воскресеньям откладывал заработанные деньги, чтобы потом купить себе гитару. Потом я отправился играть в большие города Италии. Я благодарен родителям, потому что, поверив в меня, они дали мне шанс на другую жизнь, создали стимул.

- Что мама сказала, когда в 60-е и потом в 80-е к вам пришел успех?

- Она простая итальянская женщина. Мама всегда относилась ко мне одинаково ровно, независимо от того, прославленным я был или нет. Для нее я всегда был ее сыном. Только однажды она сказала мне: "Ты знаешь, Нини (так ласкательно у нас в Италии называют матери своих сыновей), мои знакомые видели тебя выступающим на телевидении и сказали, что ты молодец".

- Переломным моментом в вашей биографии стало знакомство с The Beatles. Наверно, как и все мальчишки-битломаны, вы мечтали попасть на их концерт. А общались ли вы или выступали с участниками ливерпульской четверки как музыкант? И знакомы ли они с вашим творчеством?

- На их концерт мне попасть не удалось. Я не знаю, слышали ли они, как я пою. И, к сожалению, пообщаться нам не довелось. Но нас с музыкантами The Beatles связывают особые отношения. Дело в том, что у нас с Полом Маккартни была одна невеста на двоих. Правда, Пол об этом не знает. Просто однажды я познакомился с хорошенькой девушкой, которая раньше в свое время тоже встречалась с Маккартни. Потом же я встретился с женщиной, которая успела закрутить роман с Дэвидом Боуи. Ничего не поделаешь: я все время прихожу вторым (грустно улыбается и разводит руки).

- Пишете ли вы песни для молодых исполнителей, и часто ли к вам обращаются с такой просьбой?

-  Я уверен, что любой певец должен писать только свои песни, в которых говорится только о его чувствах, и только для того, чтобы исполнять их самому лично. В лучшем случае я могу спеть в паре с молодыми музыкантами. Но спеть только свое и выразить только свои переживания. Для совместных выступлений у нас в Италии есть специальные телевизионные программы, где маленькие начинающие исполнители могут спеть песни с уже состоявшимися музыкантами.

- Большая часть ваших песен – о любви. В чем для вас заключается философия любви?

- Любовь – опасная штука. Она приводит в движение все: руки, ноги, голову и сердце. К сожалению, не все люди способны жить сердцем. У многих на уме бизнес, карьера. Любовь же помогает нам поставить в центр своего мира сердце. Это необходимо для нас, прекрасно, но опасно. В одной из своих песен я говорю как раз о большой любви, когда за свою женщину мы готовы прыгнуть в огонь. Я нуждаюсь в любви и поэтому пишу, пою о ней. Несмотря на то что песни о любви у меня получаются всегда грустными, по природе я человек веселый и счастливый. Просто написание песни помогает мне освободиться от тягостного любовного переживания. У любого человека, переживающего, например, неразделенную любовь, всегда есть выбор: захлебнуться от неизбывного одиночества или разделить его с другими, выплеснуть его на бумагу, спеть перед аудиторией и продолжать любить дальше. Так я и делаю.

Версия для печати

Новости

Назад. 29 ноября 2012 Вперед.

Риккардо Фольи: "У нас с Полом Маккартни была одна невеста на двоих"

Архив новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2