Клив Даглас спел самарцам редкие песни Дюка Эллингтона

Опубликовано: 15

В филармонии 24 сентября прошел концерт "Великая музыка Эллингтона". Вместе с квартетом саксофониста Леонида Сендерского американский джазовый вокалист Клив Даглас блестяще исполнил не знакомые широкому слушателю произведения классика джаза.

Клив Даглас официально считается ведущим интерпретатором и исполнителем вокальной музыки Дюка Эллингтона. Звучит странно, если учитывать, что большинство произведений классика джаза существует в инструментальном варианте. В действительности, как рассказал обаятельный темнокожий вокалист перед концертом, ряд произведений Эллингтона благодаря разным авторам получили вокальные версии.

"Эллингтон написал сотни песен, которые так и не были записаны на аудионосители и никогда не исполнялись, - признался Даглас. - Конечно, те новые произведения, обнаруженные всего несколько лет назад, исполнять особенно волнительно".
К творчеству Эллингтона Клив пришел не сразу. Сначала он прошел классическую музыкальную школу, участвовал в мюзиклах, в совершенстве овладел мастерством вокальной импровизации (скэта), которым блистает в своих кабаре-шоу. Как активный участник джазовой жизни Даглас выступал в бесчисленном количестве музыкальных проектов, играл с рядом музыкантов. С некоторых пор его постоянным партнером по сцене стал акустический гитарист Тони Романо.
Так и не услышали бы самарцы Дагласа, если бы не знакомство с Тони именитого саксофониста Леонида Сендерского, в прошлом - выпускника музыкального училища имени Мусоргского в классе Геннадия Гольштейна. Сендерский обучался в Датской Ритмической консерватории у американца Марка Бернштайна, питерском университете культуры. С музыкантами из Дании, Финляндии, Эстонии он во множестве групп играл джаз в широком диапазоне (от сложных направлений до мейнстрима), участвовал в ряде фестивалей, объездил много стран и сейчас живет в Израиле, где готовит с еврейскими исполнителями этно-джазовый проект.

Несколько лет назад на фестивале в Копенгагене Леонид услышал филигранную игру Тони Романо. Впоследствии Сендерский решил играть с Тони, создав с ним, а также с именитыми екатеринбуржцами - контрабасистом Александром Булатовым и барабанщиком Игнатом Кравцовым - собственный квартет. С 2011-го коллектив стал известен и русскому слушателю, а в следующем году Тони привез Клива.

Даглас, к этому времени не просто увлекшийся творчеством Дюка Эллингтона, записавший альбом его произведений, но и получивший от сына Эллингтона, Мерсера, самую высокую похвалу и разрешение исполнять сочинения великого Дюка, подготовил с квартетом собственную программу. Сейчас музыканты обкатывают ее по городам страны, где их принимают, как рассказывал Даглас перед концертом, на ура.

"Я удивлен тем, что русский слушатель умнее зарубежного, - сказал Клив. - Он понимает музыку, которую мы играем. Он знает джаз, несмотря на то, что я пою по-английски". Леонид же больше рассказывал о том, как приятно заново открывать для себя классику: "Играть Эллингтона для меня - хорошая школа. Большая ответственность исполнять его музыку, ведь я обычно играю собственные сочинения. Когда же мы выступаем с Кливом, у меня вообще исчезает ощущение того, что я играю "музейную классику" - так свежо звучит в исполнении Дагласа музыка 1930-40-х".
Спустя полчаса в верности этих слов убедились и самарские слушатели. Кто-то из журналистов назвал манеру пения Дагласа "нервной". Но я бы охарактеризовал ее как импульсивную. Вокал у Клива довольно приятный, а манера исполнения доверительная, будто Даглас обращается к каждому сидящему в зале. Вокал уступал место гитаре, контрабасу, барабану, которые то играли сольно, то вместе образовали дружный ансамбль.

Выступление построили так, что "высказаться" и проявить свое мастерство успел каждый музыкант: Клив показал, как он умеет переходить от пения к самым разным видам скэта, Кравцов сыграл замысловатые ритмы на ударных, Булатов исполнил впечатляющие соло на контрабасе. А Сендерский еще и подарил слушателям несколько композиций собственного сочинения. Хорошим сюрпризом стала исполненная Кливом с душою лирическая песня My Father's Island, которую ему передал сам Мерсер Эллингтон.
Конечно, все в зале - и маститые самарские джазмены, и простые школьники - получили настоящее удовольствие от услышанного и отплатили музыкантам, прежде чем те удалились, громкими овациями.

Версия для печати

Новости

Назад. 25 сентября 2012 Вперед.

Клив Даглас спел самарцам редкие песни Дюка Эллингтона

Архив новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30