Светлана Пряникова: «Сохранение наследия не должно и не может находиться на периферии»

Опубликовано: 3

Сохранение архитектурного наследия - тема острая не только для Самарской области. Общественные организации - от Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК) до Комитета спасения старой Самары (КССС) - на протяжении последних нескольких лет поднимают тему сохранения исторической архитектуры в губернии. Действительно, около полутора тысяч объектов истории и культуры, многие из которых разрушаются на глазах, - повод для тревоги. О том, как обстоят дела с охраной памятников в нашем регионе, рассказала заместитель министра культуры Самарской области Светлана Пряникова.

Главное - порядок в госучете памятников

 - Министерство культуры принято считать главным ведомством, несущим ответственность за сохранение историко-культурного наследия. Что делается вашим ведомством в этом направлении и в чем заключаются полномочия Минкульта? 
- Государственная охрана - это комплекс мер, которые, по действующему законодательству, должны исполнять как органы охраны памятников, так и муниципалитеты и собственники объектов, земельных участков. Важно отметить, что все проблемы, которые имеются сегодня в Самарской области, типичны для всей России. Президент РФ на Госсовете отмечал, что длительное время была неразбериха в документах, не были надлежащим образом оформлены обременения, неправильно готовили паспорта объектов. Много вопросов было к самим спискам: что туда попало, почему, когда, как и кем было включено... Но жизнь не стоит на месте, и город должен развиваться. Здание, построенное в XIX или начале XX века, нужно приводить в порядок, адаптировать к современному использованию. Мы поставили себе цель - разобраться с самим списком, провести необходимые экспертизы, инвентаризацию, паспортизацию объектов и точно определить предмет охраны. Где-то речь идет о фасаде и расстекловке, где-то о пространственных решениях, в отдельных случаях о сохранении фасада и интерьеров…
- Разве такой документации не было ранее?
 - Была, но она была сделана еще в начале 2000-х по заказу департамента строительства и архитектуры. Документ больше относился к строительной сфере, нежели к культуре. Кроме того, список составляла общественная организация, которая на тот момент не имела достаточного опыта. В списке много неточностей, и он не давал представления о том, какова реальная ситуация с памятниками архитектуры в городе и области.
- Какими оказались результаты проведенных инвентаризации, экспертизы и паспортизации?
- Изначально памятников было более 2,5 тыс. До того как списком занялось министерство культуры, в нем были неточности: под одним номером могло быть десять литер, где-то это были гаражи, сараи и прочие строения, даже с большой натяжкой памятниками не являющиеся. Кроме того, за долгие годы значительная часть памятников была утрачена. И тем не менее, работа была проведена. И сейчас я могу с уверенностью говорить, что учет у нас поставлен на очень высоком уровне. Уже изготовлены паспорта на все объекты, которые являются памятниками. Выдано более 900 охранных обязательств.
Предстоит большая работа с собственниками. Надо понимать, что когда оформляется квартира, то обязательства по сохранению объекта прописываются в целом, и никакой собственник, читая эти грандиозные обязательства, не изъявит желания в срочном порядке поставить свою подпись. Наша первая и главная задача - порядок в госучете. В целом, задача выполнена. Сейчас любому собственнику по его запросу мы можем сказать, что он должен делать, что является предметом охраны, что на этом объекте можно делать, а что категорически запрещено. Сегодня главная задача - принудить собственников к выполнению обязательств по сохранению объектов историко-культурного наследия.
 
Принуждение к сохранению наследия
 - Принудить? Каким образом?
- Есть и административная ответственность. Закон однозначно определяет, что физическая сохранность при использовании лежит на собственнике и пользователе. У Минкульта в этом вопросе нет полномочий. Но при принуждении собственников сохранять свои объекты возникают проблемы. Например, когда речь идет о муниципальном многоквартирном доме, то необходимо оформить охранные обязательства на весь дом.
 - Это задача администрации?
- Закон  говорит, что объем работ, который будет проводиться в переданном помещении, определяется договором сторон: либо полномочия полностью передаются пользователю, либо передается только капремонт и т.д. Если помещение передается в аренду, то должен быть определен уровень ответственности пользователя, но опять же в объеме занимаемых им помещений. А вот сам собственник несет ответственность за все. Поэтому охранных обязательств должно быть два: и у собственника, и у пользователя. У каждого должен быть свой уровень ответственности.
- То есть муниципалитет несет ответственность только в том случае, если он хоть чем-то владеет в охраняемом объекте?
- Сегодня собственниками до 80% памятников в губернии являются муниципалитеты.
- А если речь идет о домах с приватизированными квартирами?
- Здесь, конечно, есть некоторая неопределенность. Мы имеем дело с отголосками "лихих 90-х". Когда началась приватизация, вопросом сохранности памятников никто не занимался. При передаче объектов по приватизации не выдавался проект охранного обязательства. Если здание выставлялось на торги или в результате приватизации передавалось гражданам, они должны были понимать, что именно они приватизируют и свой уровень ответственности. Этого не было. В то же время, по закону "О приватизации", объект должен быть передан  собственникам только после проведения капремонта предыдущим собственником, то есть администрацией. Передача ни ТСЖ, ни управляющей компании, ни гражданам не может состояться, пока не проведен полный капремонт. Этого тоже сделано не было.
И здесь у нас есть уже судебная практика. Суды обязывают администрацию провести работы по капремонту и даже реставрации в уже приватизированных объектах. Но это единичные случаи. Молодые здоровые люди пойдут в суд, а что делать 80-летней бабушке? Конечно, у муниципалитетов много проблем - дороги, ЖКХ, общественный транспорт и т.д. Но и сохранение исторического наследия не должно и не может оставаться на обочине.
 
Муниципалитеты могут, если захотят… 
- Такая позиция областных чиновников, конечно, радует. Но вы же сами сказали - "дороги, транспорт, ЖКХ"… Стоит ли муниципалитетам ждать помощи от региональных властей в вопросе сохранения культурного наследия?  
- Мы разработали целевую программу "Культурное наследие Самарской области - 2012-2020 гг.". Объем финансирования более 3 млрд рублей. Любой муниципалитет, имея в собственности объекты культурного наследия, может участвовать в этой программе, представив определенный пакет документов. Одно из главных условий включения в областную программу - наличие проектно-сметной документации. Всегда ведь есть риск, что будут выделены деньги на разработку документации, ее сделают, а дальше ничего не произойдет. В этом году мы уже выделили субсидии Самаре и Сызрани.
 - Значит, если мэрия того или иного города губернии захочет, то она может как-то изменить облик города к лучшему?
- Я в этом уверена на 100%. У нас очень хорошо работает Сызрань в этом направлении: там улица Советская - это целый комплекс. Активность проявляют даже частные собственники, они на свои средства и делают эту улицу. Я думаю, что не без помощи администрации. Увы, это пока единственный проект.
- В последнее время все чаще можно услышать понятие "охранная зона памятника". Что это? Зачем? Кто разрабатывает эти документы? 
- Это делается с целью обеспечения сохранности. Есть несколько видов зон охраны. Первый - это именно охранная зона, в которой вводится особый режим - запрет на строительство и ограничение хозяйственной деятельности. Второй вид - зоны регулирования хозяйственной деятельности, где вводятся ограничения по строительству (именно ограничения, а не запрет!) и ограничения по хозяйственной деятельности. Есть еще зона охраняемого природного ландшафта. Цель охранной зоны - сохранить памятник в его исторической среде. Поэтому здесь учитывается, какие еще памятники имеются поблизости. В некоторых частях города (например, в районе улиц Куйбышева, Пионерской, Чапаевской, Ленинградской) строительство вообще запрещено.
- Но в Генплане Самары и в Правилах землепользования и застройки, принятых в 2010 году и лишь частично отмененных, этот квадрат обозначается как зона, в которой планируется строительство. И как же развитие городских территорий?
- Это вопрос городским властям.
- Но разрабатывает охранные зоны Минкульт, а жить с ними мэрам. Конфликт интересов? 
- Никакого конфликта. Во-первых, разрабатывают охранные зоны не Минкульт, а специальные лицензированные организации. Во-вторых, заказчиком разработки зон может выступать собственник объекта, муниципалитет и министерство. В-третьих, когда речь идет о сохранении истории, памяти города, вряд ли стоит говорить о каких-то иных интересах. Думаю, развитие города не ограничено небольшой территорией исторической застройки.
- То есть муниципалитет тоже может стать инициатором разработки охранных зон? Вопрос в том, кому это больше нужно...
- Думаю, так и есть. Мы всегда говорим, что нельзя регулировать градостроительную деятельность без этой части. Нам просто необходимо работать в тесном сотрудничестве с муниципалитетами, и в первую очередь с Самарой. Мы же делаем общее дело!

Версия для печати

Новости

Назад. 20 августа 2012 Вперед.

Светлана Пряникова: «Сохранение наследия не должно и не может находиться на периферии»

Архив новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2