Когда нам ждать нового экономического кризиса

Опубликовано: 5

Более половины россиян, по данным опроса ВЦИОМ, уже задумываются о новом экономическом кризисе. Эксперты считают, что вероятность повторения ситуации 2008-2009 годов не так уж низка. И на всякий случай стоит готовиться к худшему.

Теория вероятности
  59% опрошенных ВЦИОМ жителей России уже задумываются о новом экономическом кризисе. По сравнению с результатами мартовского опроса выросло число тех, кто высказывает пессимистичные ожидания относительно экономической обстановки в стране – доля таких респондентов увеличилась с 32% до 44%. И уменьшилась доля опрошенных, которые считают, что в ближайший год экономическая ситуация будет благоприятной - 42% по сравнению с 45% в марте.
Генеральный директор Консалтинговой группы «ДСТС Финанс Консалтинг» Дмитрий Цибизов считает, что вероятность наступления кризиса есть. «Возможно, мы уже во второй половине 2012 года с этим столкнемся», – говорит эксперт.
 Главный экономист УК «Финам Менеджмент» Александр Осин оценивает вероятность повторения в России в ближайшие несколько лет ситуации, схожей с той, что сложилась в 2008-2009 годы, не выше 30-40%.
«Я исхожу из результатов последних по времени проведения выборов в ведущих странах, на которых с преимуществом в 55-70% голосов побеждают партии, планирующие усиление инвестиционной составляющей антикризисных мер в ближайшие годы», – поясняет экономист.
Александр Осин добавляет, что сейчас российская экономика сформировала антикризисный пакет, практически полностью соответствующий уровню рисков, характерному для 2008 года. Сегодня антикризисный пакет РФ, включающий сумму Резервного вонда, ФНБ, капитал и резервы банков, равен 21% ВВП РФ. В октябре 2008 года этот показатель равнялся 22%.
 По мнению экономиста, помимо антикризисного пакета, для российской ситуации 2012 года актуально двукратное увеличение чистой прибыли банков по сравнению с 2008 годом. Имеется вариант мобильного перераспределения средств, не израсходованных в 2012 году в рамках федеральных целевых программ бюджета и федеральных адресных инвестиционных программ общим размером порядка 1 трлн рублей. С 2009 по 2011 год внешние пассивы банков сократились на $23,6 млрд, или порядка 700 млрд рублей.
 
Тяжесть кризиса
 По данным ВЦИОМ, 85% россиян никак не готовятся к возможным экономическим потрясениям. Какие-то упреждающие действия предпринимают только 9% респондентов.
«99% россиян не готовы к кризису, - уверен Дмитрий Цибизов. - Они не знают и не понимают инструментов, которые могут снизить их риски в кризисы и даже получить дополнительный доход. 85% россиян не имеют резервов даже на три месяца».
А вот Александр Осин считает, что сейчас россияне более готовы к кризису, чем в 2008 году.
«Если судить по индексу сбережений населения, то россияне готовы к кризису на 30-140% лучше, чем в период, предшествовавший кризисному шоку. В 2007 и 2008 годах данный индекс равнялся в РФ 9,6% и 5,3%, на начало 2012 года он равнялся 12,6%», – отмечает эксперт.
Что касается тяжести потенциально возможного экономического кризиса, то, по мнению Дмитрия Цибизова, он, скорее всего, будет тяжелее, чем предыдущий, и затянется на более долгий срок.
 Александр Осин согласен, что кризис может оказаться тяжелее предыдущего, но такой вариант развития событий совсем не обязателен.
«Если взять за основу этой шкалы динамику ВВП и принять сокращение мирового ВВП в 2009 году в качестве единицы, то в результате кризиса, если мировому сообществу на данном этапе остановиться и вообще не принимать больше никаких антикризисных мер, «сила» кризиса в этом случае составит порядка 10. То есть, если в 2009 году мировой ВВП в реальном выражении сократился на 2,5%, его сокращение «при попустительстве властей» может составить 10-30%. Это произойдет прежде всего за счет сокращения потребления и финансового сектора и долга развитых стран. Но одновременно с высокими рисками всегда существуют аналогичные масштабные возможности для развития. Они есть в разных областях: и в политике, идеологии, и в экономике», – заявляет экономист.
 Эксперт рассуждает, что в рамках негативного сценария, близкого к наихудшему, экономика развитых стран, финансируемая за счет денежной и долговой эмиссии, в результате сокращения государственных бюджетных расходов на 20-40%, сократится на 10-30%. Такие оценки делаются исходя из статистики влияния повышения налогов на ВВП. Схожую динамику продемонстрирует мировой ВВП, главным образом за счет сокращения потребительского, финансового, девелоперского секторов экономики.
«Мировой спрос на нефть снизится на несколько процентов, но относительно быстро восстановится под влиянием монетарных факторов, высокой эластичности реального спроса на сырье. Для сравнения, в период банковского кризиса 2008-2009 годов мировой спрос на нефть снизился всего на 2% и быстро восстановился, – рассказывает Александр Осин. – В итоге позиции развивающихся стран в мировом ВВП, финансах, политике усилятся, это в полной мере относится к РФ. Но цена таких перемен может оказаться очень высокой. В худшем случае возникнут значительные внешнеполитические риски, риски глобального военного противостояния. Изменения в мировой экономике приведут к повышению внутренних социально-экономических рисков и, что наиболее вероятно в текущих условиях, к усилению в РФ роли государственного регулирования и планирования, «закрытию» экономики, по крайней мере, от рынков развитых стран».
 
 Что делать? 
Результаты исследования ВЦИОМ свидетельствуют о том, что 3% опрошенных россиян готовятся к кризису, делая сбережения, еще 2% стараются экономить, и 1% респондентов запасаются продовольствием, ищут работу и морально готовятся к трудностям.
 Дмитрий Цибизов рекомендует тем, кто хочет уверенно чувствовать себя в условиях финансовой нестабильности, «срочно обратиться к профессиональным финансовым консультантам и разобрать имеющуюся ситуацию, чтобы подготовиться к любым финансовым потрясениям в этой жизни».
Александр Осин обращает внимание, что частному инвестору защититься сложно, потому что защитные инструменты не одни и те же для разных этапов кризиса.
«Рынок отдает предпочтение инструментам, защищенным от инфляции. Но в периоды финансовой нестабильности это швейцарский франк и йена, валюты стран с низким индексом инфляции. В периоды восстановительного роста инвестиций и потребительского спроса такими денежными единицами являются «сырьевые» валюты, австралийский, канадский доллар, российский рубль. Основная причина подобного выбора инвесторов - в повышенном уровне долгосрочных инфляционных ожиданий, которые остаются таковыми, несмотря на краткосрочные периоды финансовой и ценовой нестабильности. Тем не менее, в глобальной экономике низкая инфляция в Швейцарии и Японии не постоянный фактор, с учетом текущей динамики индексов инфляционных ожиданий, с учетом стимулирующей политики ЦБ и правительств, с учетом бюджетных проблем, которые зачастую предполагают ускоренную эмиссию на фоне ослабления налоговых поступлений, необходимости сдерживать долг. В данной связи, с точки зрения периода ближайших лет, я отдаю предпочтение российским рублям как сырьевой валюте со сравнительно высокими депозитными ставками, альтернативой являются вложения в «сырьевые» валюты, золото», – поясняет Александр Осин.
 Эксперт также заявляет, что вложения в защитные валютные активы, а именно в доллары США, могут принести существенный доход лишь при резком ухудшении мировой экономической финансовой ситуации, и то лишь в краткосрочном периоде, поскольку значительная деформация современной системы мировых финансов ведет в итоге к утрате долларом его роли мировой наднациональной валюты. Впрочем, он добавляет, что такая расстановка приоритетов характерна для текущего периода, а в случае смены политического курса в США в 2012 году, сохранения у власти консерваторов в Германии в 2013 году приоритетные инструменты инвестиционной защиты придется пересматривать, хотя и не обязательно они изменятся.
 
Александр ОСИН, главный экономист УК «Финам Менеджмент»: 
– При длительном снижении цен на нефть до $30-50 за баррель, с учетом фундаментальных политико-финансовых факторов, которые будут сопровождать такое снижение, получим «военный бюджет», оптимизированный по соответствующим законам. Но шансы такого развития событий в текущих условиях, при текущем руководстве стран G20, с учетом текущей динамики реального спроса и факторов глобальной денежно-кредитной политики я оцениваю как низкие. При относительно устойчивом снижении цен на нефть до $50 за баррель сокращение реального ВВП России, возможно, составит 1-3% при параллельном замедлении инфляции относительно базового сценария до 1-3%. Прогнозный курс рубля к доллару США при таком сценарии составит 34-37 рублей за доллар, финансовые рынки, возможно, снизятся приблизительно на 50%, в зависимости от сегмента.
Банковский сектор сохранит среднесрочную стабильность. С учетом средств резервов на возможные потери, капитала и Резервного фонда, без учета нераспределенной прибыли, российские банки обладают обеспечением для порядка 30% активов, взвешенных по уровню риска. Это весьма существенный показатель. На пике кризиса 2009 года рейтинговые агентства оценивали доли проблемных кредитов российских банков в 40-60%, но даже в тех условиях сценарий такого масштабного роста «плохих» долгов банков не был реализован. В тот период оказалось достаточно увеличения капитала и резервов банков до 30-35% с последующим частичным роспуском резервов.
 Вероятно сворачивание инвестиционных программ, не реализованный объем которых на текущий год составляет более 1 трлн рублей. Возможно сворачивание отдельных мер социальной поддержки и усиление администрирования работы квазигосударственных банков с целью снижения рисков для заемщиков. В экстремальном случае не исключено введение административных ограничений в области торговли и финансового оборота, в том числе с внешними рынками.

Источник: www.vkonline.ru

Версия для печати

Новости

Когда нам ждать нового экономического кризиса