В Москве расскажут, как трудились на Безымянке в годы войны

Опубликовано: Авторы: Фоторепортер: Юлия РУБЦОВА 55

"ОДК-Кузнецов" подготовило к передаче в московский "Мемориальный музей космонавтики" отреставрированный фрезерный станок военного времени.

Этот артефакт в 1941 году прибыл в Куйбышев вместе с другим оборудованием эвакуированного завода № 24. Он вместе с архивными материалами предприятия станет частью экспозиции "Война. Судьба человека", основанной на дневниках, предоставленных музеем "Самара Космическая".

"Этот универсальный станок отреставрирован цехом № 61 и готов к отправке. На нем изготавливали небольшие детали. Документы на станок сохранились — он произведен в Горьком незадолго до начала Великой Отечественной войны на заводе им. Кагановича. В апреле 1941 года станок прибыл на моторостроительный завод, а во время эвакуации отправлен в запасную столицу. В Куйбышеве он проработал более 60 лет. На нем трудилось не одно поколение заводчан", — рассказал заместитель главного инженера ПАО "ОДК-Кузнецов" Олег Гусев.

Среди тех, кто работал в заводских цехах на токарных и фрезерных станках и ветеран Анатолий Юмашев. Недавно ему исполнилось 95 лет. Когда грянула война, ему было всего 16. В годы Великой Отечественной он сначала работал в колхозе, затем токарем на Куйбышевском станкостроительном заводе, точил бронебойные пули. Потом его перевели на завод № 24.

"Работать приходилось очень много, иногда мы сутками из цеха не выходили. Городского транспорта тогда не было, до завода добирались пешком. С дисциплиной было очень строго, за опоздание могли сразу же наказать. Но мы всегда старались приходить вовремя, и не потому, что боялись, а понимали, что наша продукция нужна фронту. Без наших моторов не взлетели бы самолеты, которые выпускались на соседних заводах ", — поделился воспоминаниями Анатолий Евгеньевич.

Как рассказала директор центра истории и техники ПАО "ОДК-Кузнецов" Наталия Аладьева, осенью 1941 года из столицы прибывало оборудование, среди которого было множество токарных и фрезерных станков, они прямо с колес были задействованы в производстве. "Враг приближался к столице, и государственный комитет обороны принимает решение эвакуировать предприятие на Среднюю Волгу. Последний эшелон с заводчанами ушел в Куйбышев 27 ноября, а уже 25 декабря на испытательной станции заработал первый куйбышевский двигатель АМ-38. Работу сдавали маршалу Клименту Ворошилову", — пояснила она.

А в 1943 году на запущенном в сборочном цехе конвейере собиралось по 50 моторов в сутки. "Изделия завода № 24 на грузовиках и подводах перевозились к соседям, на самолетостроительные заводы № 1 и № 18. Моторы устанавливались на штурмовики Ил-2. Заводские летчики их испытывали и передавали военным на фронт", — рассказывают ветераны.

Также для выставки в московский "Мемориальный музей космонавтики"  "ОДК-Кузнецов" предоставит отдельные документы из личного дела Филиппа Разумцева, хранившиеся на предприятии, фотографии из архива его семьи, фотоснимки и кадры кинохроники завода военного периода, отсканированную подшивку заводской газеты "Наш фронт" с 1941 по 1945 год.

Напомним, что дневники Филиппа Разумцева несколько лет назад передала музею "Самара Космическая" его дальняя родственница. Она обнаружила тетрадь после смерти Филиппа Анатольевича. Листы дневника были оцифрованы.

"Сейчас каждый интересующийся историей трудового тыла может узнать о том, как жили и работали заводчане на Безымянке в годы Великой Отечественной войны, — поясняет Наталия Аладьева. — Простой заточник рассказывает о быте эвакуированных сотрудников, о личных переживаниях, беспокойстве за дела на фронте. Аналогов этой летописи в Самаре сегодня нет. Например, 15 октября 1941 года Филипп Разумцев пишет: "Точно, эвакуируют нас из Москвы в Куйбышев. Погрузились сегодня в 3 часа дня в телячьи вагоны. Ночевали в вагонах, домой не пускают, хотя у меня совсем рядом дом".

Затем на страницах дневника в течение четырех военных лет рабочий фиксирует события: "Даже не помню, когда у меня был выходной день, устал до безумия. Сегодня опять работать, несмотря на то, что отработал две недели в ночь, и вот без перемен смен еще наряжают в ночь — на неделю без всякого отдыха. Быть может, своим трудом я приближу день победы над фашизмом. Тогда я готов работать".

В день Победы на страницах тетради появляется запись: "Я и Бессмертнов Вася (мой друг) были в Запанском, возвращались оттуда поздно вечером домой, мы жили в общежитии индустриального института. Когда дошли до площади им. Куйбышева, услышали, как по радио говорили о полной капитуляции фашистской Германии, о конце войны. Мы с Васей закричали: "Ура"! Придя к себе в общежитие, всех разбудили и стали поздравлять друг друга, целоваться. Радости не было конца. Мы плакали и смеялись, пели песни".

"Летом победного 1945 года за большой вклад в дело разгрома немецко-фашистских захватчиков завод был награжден орденом Красного Знамени. Большой группе работников были вручены ордена и медали. А затем моторостроителям на вечное хранение передали Красное Знамя Государственного комитета обороны, которое в годы войны заводом удерживалось в течение нескольких месяцев", — рассказала Наталия Аладьева.

Версия для печати

Новости

Назад. 27 февраля 2020 Вперед.

В Москве расскажут, как трудились на Безымянке в годы войны

Архив новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 1