Александр Носков: «У меня есть 20 вариантов «Дубинушки»

Опубликовано: 6

В фонотеке профессора Самарской государственной академии культуры и искусств, заслуженного артиста России Александра Носкова около тысячи русских народных песен, которые он собирал на протяжении нескольких десятилетий в селах Пермского края, а также Архангельской, Самарской, Ульяновской областей. Это все «поющие» летописи минувших веков, артефакты уходящей в прошлое народной песенной культуры.

Александр Носков часто прослушивает свои записи, особенно ему нравятся песни под мандолину.
Александр Носков часто прослушивает свои записи, особенно ему нравятся песни под мандолину.

«Открывайте сундучки – подавайте пятачки»
Родился Александр Кузьмич в 1940 году в селе Падовка Пестравского района. Отец с первых дней был на фронте, мама одна воспитывала четверых детей. Многие детские впечатления уже стерлись из памяти, но как все вместе читали молитву за возвращение отца и как всей семьей в праздники пели песни, Александр Кузьмич не забудет никогда. Остались в памяти и нищие ребятишки, колядующие на Рождество, точнее, их рождественские песни и нехитрые запевки-присказки: «открывайте сундучки – подавайте пятачки, открывайте крышки – подавайте пышки». Ему нравилось слушать их пение, но делал он это тогда машинально: поют – и хорошо.
«Песня была как воздух, как трава, речка или степь – обычное, даже обыденное явление, - объясняет Александр Кузьмич. - Часто пели безо всякого аккомпанемента, как это принято в русской певческой традиции. Хотя в Падовке были когда-то и скрипачи. По воспоминаниям старожилов, жил в селе пастух, игравший на рожках. Чаще других здесь встречаются гармошка, балалайка, мандолина, семиструнная гитара. В качестве ударного инструмента использовали перевернутые вверх дном жестяные корыта и тазы. По ним деревянной колотушкой выбивался плясовой ритм. Многие исполнители сохранили в памяти старинные песни и донесли их до нас. То, что это поистине бесценный материал, я осознал позднее».
С колхозных полей – в академический хор
В старших классах школы Александр Носков самостоятельно учился играть на гармошке, записался в кружок баянистов при Дворце культуры в Чапаевске. «По окончании школы я поступал на историко-филологический факультет Куйбышевского пединститута с единственной целью - посещать вечернюю музыкальную школу в городе. Не набрав нужных баллов, уехал домой. Стал работать в колхозе, - вспоминает профессор. - Как-то в районной газете прочитал объявление об открытии в педучилище музыкально-педагогического отделения. Меня подбодрило уточнение, что для абитуриентов музыкальная подготовка не обязательна. И я поехал на прослушивание, подготовив по самоучителю «Среди долины ровныя». Аккомпанировал сам себе на гармошке. Так я стал студентом училища».

 

Характерная особенность средневолжской певческой манеры исполнения - интонирование под гармошку, «угаровские переборы или припевы», сопровождение мандолины.

Он с благодарностью вспоминает своих педагогов, в том числе Владимира Ревницкого. Последний руководил студенческим академическим хором, в репертуаре которого народные песни не значились. Но зато какая хоровая практика!  
На последнем курсе Александру Носкову снова улыбнулась удача. Для него судьбоносными оказались гастроли Республиканской русской хоровой капеллы под руководством Александра Юрлова. Владимир Ревницкий тогда пригласил известного дирижера в училище на встречу с выпускниками музыкального отделения. Юрлов должен был оценить исполнение хора. «Мы думали, что на этой встрече будет дирижировать наш педагог, а он вдруг неожиданно попросил это сделать меня. Все было настолько неожиданно, что я даже не успел испугаться, - признался Александр Кузьмич. – Я отмахал свою дипломную программу - произведение «Сумрак ночи пал на землю» в обработке дирижера Александра Архангельского. После этого Юрлов рекомендовал мне поступать в Гнесинку, что я и сделал».
Северные «Дубинушки»
Государственный музыкально-педагогический институт им. Гнесиных, дирижерско-хоровое отделение. Студент первого курса Носков увидел объявление о летней фольклорной экспедиции. Фольклорным кабинетом заведовал Владимир Харьков – украинский филолог, репрессированный в 30-е годы. В течение 17 лет своего пребывания в Красноярском крае на лесозаготовках он умудрился провести там полноценное филологическое исследование особенностей артельных трудовых припевок.
Александр, вдохновившись рассказами учителя, отправился с товарищем в фольклорную экспедицию по территории нынешнего Пермского края. Они странствовали по камским селам, где бытовали артельные припевки. Обычно с появлением студентов женщины оставляли свою работу и, собравшись в какой-нибудь избе, затягивали свое витиеватое многоголосье. Профессор признался: «Там я часто вспоминал родную Падовку. Подобные песни я слушал и дома, но по-настоящему услышал здесь». Только вариаций «Дубинушки» они собрали около 20. «Видимо, не зря поется в песне: «Англичанин-мудрец, чтоб работе помочь, изобрел за машиной машину. А наш русский мужик, чтоб работе помочь, запевает родную «Дубину»!». На следующее лето бродили с другом по Северной Двине – от Котласа до Архангельска, добрались до Соловков. Там было положено начало песенной коллекции Носкова.
В институте он делал расшифровки из экспедиций, а во время каникул, которые проводил в Падовке, просил родных и сельчан петь ему народные песни: свадебные, колыбельные, хороводные, вечерочные, заклички, припевки, протяжные, или, как их называют в селе, тяговые. Его поразили жанровая пестрота и обилие поэтических находок в падовских песнях. Первое время он записывал их на катушечный магнитофон, потом выхлопотал компактный «Репортер».
Вскоре география его сборов вышла за пределы Падовки - Михайло-Овсянка, Карловка, Марьевка (Пестравский район). Частые народные гулянья помогали фольклористу. Александр Кузьмич примечал и народных самородков, например, тростянский ансамбль сестер Марковых из Хворостянского района.
Но вернуться в родное село ему предстояло не скоро. Выпускника Гнесинки пригласили хормейстером в Архангельск, в Северный русский народный хор. Там исполняли многие народные песни, некоторые звучали в обработке Александра Носкова.
С гастролями удалось побывать в разных уголках Приполярья. Там  в течение 18 лет он продолжал пополнять свою фонотеку. Расшифровки публиковал в сборниках местных народных песен. «Собирательство очень затягивает - не терпится записывать все новые и новые произведения, - говорит Александр Кузьмич.
Сборник народных песен
В 1980-е годы он вернулся домой, став художественным руководителем Волжского русского народного хора, который отличался особым лирико-эпическим звучанием, что достигалось особой расстановкой всех голосовых групп, от тенора до сопрано. В отличие от Северного хора, где в репертуаре традиционно ведущее место занимали народные русские песни, здесь исполнялись авторские популярные русские песни, например, «Ах ты, степь широкая».
По словам Александра Кузьмича, он приложил немало сил, чтобы расширить репертуар за счет народных песен. Это не соответствовало давно сформированному стилю хора. И все же несколько вокально-хореографических народных композиций стали постоянно исполняться на концертах. 
«Я тем временем продолжал поиск неизвестных мне песен. Бывал во многих районах области: Хворостянском, Кинель-Черкасском, Большечерниговском, Борском, Исаклинском, Похвистневском, – вспоминает наш герой. - Характерная особенность средневолжской певческой манеры исполнения - интонирование под гармошку, «угаровские переборы или припевы», сопровождение мандолины».
Тем временем в результате многолетних поисков собралась большая песенная кладовая. Материал нуждался в систематизации и обработке. На это у профессора ушло несколько лет. Итогом стал сборник народных песен Пестравского района «Деревнюшка», изданный в Самаре в 2008 году. Эта книга стала уникальной, поскольку ни один район области таким фундаментальным песенником похвастать не может.
Основная проблема при подготовке песенника - это отражение в тексте особенностей местного говора. Этот сборник отражает народно-певческую культуру XX - начала XXI вв., а адресован не только профессионалам, но и всем любителям народного песенного искусства.
На кафедре народного хорового искусства СГАКИ Александр Кузьмич преподает с 1991 года. С этого же времени он руководит народным хором русской песни «Самарская Лука» и пропагандирует русские народные песни разных жанров.
У него накопилось два десятка песен собственного сочинения. Многолетняя фольклорная эпопея отражается и на его композиторском творчестве. Достаточно прочитать названия песен: «Был у меня Соколонько», «Полынь-трава»,  «Белой ночью месяц красный».

Фирменное песенное «блюдо» Самарского края  - «Самара-городок». Песню знают и поют не только в нашей губернии, но и в других регионах страны, и даже за рубежом. Как специалист по песенному фольклору, профессор Носков уверен – мотив и незатейливые слова «Самары-городка» зародились в Среднем Поволжье в конце XIX – начале XX вв. и стали хитом в еще в 1910-1930-е годы. «Песня, скорее всего, родилась в волжском городе, где причаливает много пароходов. На средневолжское происхождение указывают и музыкальные интонации саратовской гармошки, - считает Александр Кузьмич. По его первой версии, «Самара-городок» возникла в городской среде, так как для нее характерна особая фабрично-городская интонационность и повторяемость мотива. Но после того,  как он услышал подобную мелодию в селе Берля Ульяновской области, у него появилась вторая версия - ее деревенского происхождения, так как берлянцы толком не знали о существовании «Самары-городка». Он предположил, что песня могла мигрировать вместе с крестьянами, уходившими в город на заработки.

Источник: газета «Волжская Коммуна», 27 ноября.

 

Версия для печати

Новости

Назад. 26 ноября 2010 Вперед.