Самарские художники представили проект "Не музей" на европейской биеннале "Манифеста 10"

Опубликовано: 4

В субботу, 28 июня, в Санкт-Петербурге открылась выставка "Не музей. Лаборатория эстетических подозрений", организованная Фондом Владимира Смирнова и Константина Сорокина. Ее куратором выступил самарский художник Владимир Логутов.

Открытие выставки важно не только из-за того, что она вошла в параллельную программу европейской биеннале современного искусства "Манифеста 10", проходящей сейчас в культурной столице, но и потому, что из 30 художников и арт-групп, участвующих в ней, почти треть составляют работы из Самары. Таким образом, самарская арт-диаспора прошла боевое крещение на третьем по важности в мире современного искусства мероприятии.

Эстетические подозрения

Основная программа "Манифесты" расположилась в залах Зимнего дворца и Главного штаба, недавно освоенного сотрудниками Эрмитажа. Среди участников биеннале заявлены, кроме прочих, художники, чьи произведения уже стали классикой: Йозеф Бойс, Луиза Буржуа, Вольфганг Тиллманс, Катарина Фритч, Герхард Рихтер и даже Анри Матисс. Тема "Манифесты" из года в год не меняется – фестиваль искусства призван изучать состояние общества после разрушения берлинской стены, которое, в свою очередь, было сигналом снятия конфронтации между Западом и Востоком, и в то же время публичным отказом от глобальной утопии коммунизма.

Все газеты Петербурга, даже такие как "Мой район", выходят с материалами о "Манифесте" на первых полосах. Анонсы выставок и расписания мероприятий публикуются всюду. Есть среди них и информация о выставке с самарскими корнями "Не музей".

У выставки самарские корни хотя бы потому, что выросла она из размышления участников арт-группы "Лаборатория" (Владимир Логутов, Андрей Сяйлев, Константин Зацепин, Олег Елагин, Илья Саморуков), регулярно совершающих демарши на выставках в Самаре. Их тема – это изучение функционирования искусства: как оно существует, в чем его природа и как воспринимается зрителем.

Однажды "Лаборатория" устроила вместо выставки фуршет, другой раз вместо лектора наняла рассказывать об искусстве танцовщицу, а чтобы творить, они ездят на Красную Глинку и там оставляют артефакты для воображаемого зрителя. Именно поэтому выставка и имеет подзаголовок "Лаборатория…".

Что же значат "эстетические подозрения", заявленные в названии? Искусство творится не на стенке в музее, оно случается в голове зрителя. Но есть в каждой "арт-тусовке", в том числе "тусовке" классического искусства, свои правила и этикет. Ну, например, однажды на выставке фотографий в музее архитектуры сотрудники мне посоветовали смотреть не выставку, а пилястры в зале, где она проходила. Обыватель путается, не знает, на что пристальней смотреть, как отличить шедевр от проходной работы, он зависим от экскурсовода, он во всем ищет искусства и тайные смыслы. Это состояние зрительского ажиотажа и названо куратором "эстетическими подозрениями". Надо сказать, организаторы сделали все, чтобы запутать посетителя, создав атмосферу так называемой зоны неразличения, когда мы лишь смутно можем предположить, искусство перед нами или нет.

"Лаборатория" и Логутов, в частности, всегда заявлял о своем интересе к феномену "авангарда" как тотальной смены языка искусства со старого на совершенно новый и даже не имеющий пока никакого значения, как "дыр бул щил" Алексея Крученых. Суть выставки "Не музей" сводился к поиску произведений, принципиально не музейных, которые бы нельзя было выставить, хоть как-то адекватно сохранить, чтобы привести зрителя в состояние принципиального отсутствия музейного трепета. Зрители буквально испытали на себе все степени "глазения" на вещи, на которые бы они не стали смотреть в обычной жизни.

Местом для выставки стала новая арт-площадка в четырехэтажном заброшенном доме недалеко от Петропавловской крепости (Пироговская набережная, 7, корпус 1), названная "Новая индустрия". В пустых, обшарпанных комнатах расположились произведения, самые очевидные из которых были в технике рисунка и скульптуры. Большая же часть выставки состоит из документаций и реди-мейдов. Из-за отсутствия некоторых этикеток часто возникало сомнение: не навалена ли эта куча глины художником или самим куратором для обескураживания зрителей. Среди заявленных авторов: Давид тер-Оганьян, Алексей Каллима, Влад Юрашко, прославленные арт-группы "Ели Кука" и "З.И.П.", последняя на открытии жарила во дворе шашлыки на вершине спроектированной ими деревянной башни.

Искусство в голове зрителя

Самарский десант возглавляли участники группы "Лаборатория", представившие аудиоинсталляцию, передающую звуки городского шума в пространство выставки, создав метафору искусства, неразличимого с жизнью.

В зале Олега Елагина стоял телевизор с синим экраном, надписью "сигнала нет" и обратным отсчетом времени, в течение которого, как предполагается, телевизор будет искать сигнал. Но на самом деле это хитро смонтированное видео, которое показывает абстрактную картинку и передает громкий, привлекающий внимание звук через каждую минуту. Суть в том, чтобы заставить ради этой секунды целую минуту пялиться на синий экран, убеждающий вас, что сигнала нет. Не так ли мы рассматриваем абстрактные картины в музеях: сигнала нет, а нас убеждают посмотреть подольше.

Андрей Сяйлев развесил белые картины, на поверхности которых указал их размер, материал и авторство. Как часто мы слышим – это Пикассо, это Леонардо, и содержание картины уже становится неважным, а еще гиды любят добавлять: "Холст, масло!" Таким образом, в речах образованных людей второстепенные вещи: из чего картина сделана, кем сделана и где, становятся важнее, чем ее сюжет.

Александр Веревкин развесил в большом зале свои мини-абстракции, формат которых не больше 10х10 см, но рамы для них были выбраны 50х30. Рама как самостоятельное произведение, часто перетягивающее на себя внимание с произведения – частое явление в музеях. Веревкину присуща ирония над "величием искусства", в контру которому он нарочно делает малюсенькие картины с абстрактными "каля-маля". Но кроме этого он возражает и против продажности искусства, вечных разговоров об аукционных рекордах и весьма сомнительном ценообразовании на искусство, поэтому свои картины на выставках он раздает даром, и любой на открытии "Не музея" мог забрать понравившуюся работу. Так что, вероятно, уже на второй-третий день выставки зал будет пустым.

Классической на фоне вышеперечисленного выглядит слайд-документация перформанса Сергея Баландина "Смерть", где он ставит фотоаппарат на автоспуск и убегает от него. Выхваченные вспышкой снимки сложились в видео, сопровождаемое классической музыкой. Сочетание манерности и специфической кустарщины, свойственные этой работе, совершенно сбивает с толку. Это видео – самое старое произведение на всей выставке (2007 год) – образец доморощенного размышления на серьезную тему.

Роман Коржов показал свою работу, уже выставлявшуюся однажды в Арт-центре, - "Staff only", представляющую собой массажное кресло, в котором на глазах у зрителей должны отдыхать только сотрудники выставки, из охраны или технических служб. Всем известно, что самые интересные персонажи на выставках – это смотрители, а самые интересные места – обычно помечены табличкой "служебный вход". Инсталляция-перформанс Коржова – это как раз выворачивание структуры выставки наизнанку, персонал и инфраструктура вытягиваются наружу, а искусство стушевывается.

Особо заслуживает упоминания фотодокументация работ неизвестного самарского художника, собранная группой "Лаборатория". Имя этого художника и художник ли он, вообще неизвестны. Но известно, что в 2013 г. на ул. Ленинградской появлялись то тут, то там наборы предметов: книги и ботинки, чайный сервиз и граненый стакан, кисть в коробке из-под конфет и т. д. Эти предметы фотографировали, и было сделано предположение, что их выкладывает некий художник, создавая нетривиальные ассоциативные образы, будто рассказывая историю своей жизни или летопись одиночества, потери коммуникационных навыков. А может, это просто нищий выбрасывал свои пожитки? Вероятнее всего, это мистификация "Лаборатории", посвященная тому, а хотел ли вообще художник что-нибудь сказать. Ведь искусство – я повторюсь – существует в голове зрителя, а не на стенке музея.

Версия для печати

Новости

Самарские художники представили проект "Не музей" на европейской биеннале "Манифеста 10"

Архив новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6