Беженцы из Украины: "Уехать в чужую страну было лучше, чем ждать, когда к нам придут нацисты"

Опубликовано: 3

В Самарской области с каждым днем становится все больше переселенцев из регионов Украины, охваченных гражданской войной. В миграционной службе губернии зарегистрировались уже почти три тысячи украинцев. В Самаре неделю работают пункты приема помощи. Благотворительные фонды "Радость" и "Доброделание" собирают пожертвования для беженцев. Не остаются в стороне и жители городов и районов области. Многие принимают людей, оставшихся без крова, в свои семьи.

В Самарской области с каждым днем становится все больше переселенцев из регионов Украины, охваченных гражданской войной. В миграционной службе губернии зарегистрировались уже почти три тысячи украинцев. В Самаре неделю работают пункты приема помощи. Благотворительные фонды "Радость" и "Доброделание" собирают пожертвования для беженцев. Не остаются в стороне и жители городов и районов области. Многие принимают людей, оставшихся без крова, в свои семьи.

 

Путь к спасению
Три недели назад самарские молодые люди - Алена Феоктистова и Вячеслав Золотухин - в одно мгновение расстались со своей привычной жизнью. Они просто не смогли спать спокойно после того, как в одной из социальных сетей нашли группу, где взывали о помощи украинцы. Жители регионов, где противостояние их сограждан становилось все более ожесточенным и беспощадными, искали возможности убежать и укрыться от ужасов войны. 

"Рассказы людей, живущих в Донецкой и Луганской областях, обо всем происходящем в их родных городах и селах нас просто шокировали, - призналась Алена. - Многие вспоминали о том, как под бомбежками погибли их близкие и знакомые, говорили, что женщины и дети прячутся от обстрелов в подвалах, что ополченцы, зачастую почти без оружия впроголодь противостоят бендеровцам. Они называли представителей, так называемой Нацгвардии Украины, не иначе, как нацистами, а их действия – фашистским беспределом. Эти ужасные свидетельства нельзя было читать без слез. Поэтому мы решили хотя бы кому-нибудь помочь по мере наших сил".
Этим "кем-нибудь" оказалась 27-летняя Анастасия Полевая из Северодонецка Луганской области. Алена и Вячеслав неделю уговаривали напуганную выстрелами и взрывами девушку приехать к ним в Самару и начать новую жизнь под мирным небом. Когда Настя все же решилась покинуть родной город, встал вопрос, как же преодолеть эти две тысячи километров.
"К началу июня выстрелы стали отчетливо слышны в окрестностях города. Когда нацисты разгромили военную часть вблизи нашего городка, а позже подорвали здание военкомата в самом городе, нам стало по-настоящему страшно, - вспоминает Настя. - К тому времени мы не получали зарплату уже три месяца. Денег ни на что не хватало. Между тем, город пустел. Люди начали уезжать. Засобирались в дорогу даже домоседы. На магазинных полках попадались в основном дорогостоящие продукты. Поэтому я не видела смысла здесь больше оставаться".

Настя вынуждена была оставить своих пожилых подопечных, о которых заботилась по долгу службы - она работала сиделкой, и собраться в путь. Дорожный скарб оказался скромным – документы и пара пакетов с вещами. Она уже знала, что поедет в Самару - к Алене и Славе. В Северодонецке оставались родители, которые отправляли дочь с надеждой вскоре к ней присоединиться. Сестра Марина с мужем к тому времени уже перебралась к родственникам в Белоруссию.

Дорога до Ростова-на-Дону Насте показалась вечностью. "В переполненном автобусе мы петляли от одного блок-поста ополченцев к другому, видимо, чтобы миновать нацистские кордоны, - поделилась она. - По пути мы слышали от людей много историй про то, как на украинской границе досматривали автобусы с беженцами: выгоняли всех на улицу, фотографировали с указанием имени и фамилии для дальнейших санкций, отбирали ценные вещи, в худшем случае – высаживали. А у многих, также как и у меня, деньги были только на билет в один конец. Нам посчастливилось избежать этих экзекуций и благополучно пересечь границу".

По словам Насти, вскоре после отъезда она осталась без связи с Аленой и Славой. Деньги на украинском телефоне закончились, а из России пополнить счет было невозможно: услуги оказались заблокированными. При большом везении от украинских банкоматов можно было добиться не больше двухсот гривен в день.
Алена приобрела на имя Насти электронный билет от Ростова-на-Дону до Самары и сообщила об этом по Интернету. Связаться по телефону им тогда так и не удалось. Как же они были счастливы, когда, наконец, 9 июня смогли обнять друга на перроне самарского железнодорожного вокзала и понять, что самое страшное позади.
 
Миграционные мытарства
Теперь предстояло оформить разрешительные документы на пребывание в регионе. Настя временно поселилась в микрорайоне Крутые Ключи в небольшой квартире, которую молодые люди недавно купили в ипотеку. Она смотрела по телевизору все выпуски новостей, переживая за близких. От раскатов грома, гула пролетающего самолета или вертолета и сильного шума уже по привычке пригибала голову. Потом, как признается, с облегчением вспоминала, что уже в России и что здесь не стреляют.
Алена, экономист по профессии, превратилась в юриста, вооружившись кипой законов, актов, приказов по миграционному законодательству. Их совместное с Настей обивание чиновничьих порогов началось с ФМС Красноглинского района, где они даже не успевали попадать на прием к инспектору из-за гигантских очередей. Такие же бесконечные хвосты мигрантов, томящихся в ожидании своего череда, наблюдались и в областном управлении миграционной службы.

Здесь, простаивая по нескольку часов каждый день с раннего утра, однажды они познакомились с Людмилой Калмыковой, уроженкой Новомосковска Днепропетровской области. Мила тоже приехала в Самару в поисках мирного неба над головой. К тому времени она уже три месяца жила в семье самарчанки Альфии, которая предложила ей свою помощь.
"Я не стала дожидаться, когда нас расстреляют,  - рассказывает Людмила. - Жить на Украине с новым правительством невозможно. С такими руководителями у страны нет будущего, а значит, и нам нет там места. Ехать куда глаза глядят к незнакомым людям в чужую страну было лучше, чем оставаться и ждать, когда к нам придут нацисты".
Она уехала, как только начались притеснения русскоязычного населения. Несмотря на то, что ее мама и сестра говорят по-украински, и она свободно владеет языком, смириться с запретом говорить по-русски она не смогла.
"Здесь меня встретили очень радушно, все время мне помогали, - продолжает девушка. - Одно из светлых воспоминаний – это как в холодильнике я нашла варенье, которого не ела полгода. После приезда мне пришлось потратить почти полтора месяца, чтобы получить патент на работу. К сожалению, с этим патентом официально не трудоустраивают. Сейчас я собираю документы, чтобы подать заявление на получение вида на жительство, так как возвращаться обратно не хочу. Проблема в том, что на все нужны деньги: на проезд по городу, перевод документов, медкомиссию, ежемесячный платеж за патент, на питание и жилье. Большое счастье, что люди мне попадаются хорошие и что мне удалось найти работу. В двух местах тружусь уборщицей, а так бы пришлось совсем худо. Хотя я могла бы работать мастером по маникюру, так как дома профессионально этим занималась". 
Недавно Мила переехала к Насте. Теперь они вместе при поддержке Алены и Славы сражаются в отделах УФМС за свое будущее. Настя уже нашла работу. В торговом центре "Мега" она, художник по образованию, помогает детям разукрашивать керамические фигурки. Признается, что тоже не хочет возвращаться туда, где ей жизни не будет, так как правительство Украины обещало жестоко расправиться с террористами и сепаратистами, воющими против действующего режима, а также гражданами покидающими пределы страны. Получение вида на жительство – это ее шанс начать новую жизнь в мирной стране.
"К сожалению, мы вынуждены стоять в общих со всеми мигрантами очередях, - рассказала Настя. - Пока у нас нет льгот и возможности оформить необходимые документы в ускоренном порядке, так как здесь нет ни родственников, ни жилья, рождены мы не на территории России. Для получения статуса беженца нужна некая справка, что нам на Украине действительно угрожает опасность. Интересно, кто нам должен был выдать эту справку?".

При таком положении вещей не удивительно, что в Самарской области ни одному из сотен беженцев с Юга-Востока Украины пока не удалось добиться от властей официального признания этого статуса. Только одному человеку предоставлено в области временное убежище. Более двухсот граждан Украины получили разрешение на временное проживание в области, больше ста - вид на жительство. Без малого 700 человек получили разрешительные документы, в том числе патенты, на работу в регионе.
Между тем, в УФМС региона подчеркнули, что готовы рассматривать ходатайства украинцев о предоставлении им временного убежища и иных необходимых разрешительных документов. Их оформление возможно в сжатые сроки в соответствии с действующим законодательством. В областной УФМС начала работать горячая линия по вопросам получения гражданства 8 (846) 372-07-18. Также можно обращаться в отдел по вопросу беженцев и вынужденных переселенцев по телефонам 372-03-91, 372-03-97.

Версия для печати

Новости

Беженцы из Украины: "Уехать в чужую страну было лучше, чем ждать, когда к нам придут нацисты"

Архив новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6