Йоахим Дамс: "Ситуация на "Электрощите" была достаточно сложной"

Опубликовано: 37

Председатель совета директоров ЗАО «ГК «Электрощит» - ТМ Самара», которое в апреле было выкуплено французской компанией Schneider Electric, Йоахим Дамс в интервью «Машиностроению» рассказал о взаимоотношениях с бывшими акционерами предприятия и о том, как разделены полномочия между вновь образовавшимися холдингами, а также о том, что новые менеджеры собираются менять на предприятии, и как они планируют решать существующие проблемы

Важная сделка
- Как вы считаете, почему бывшие руководители «Электрощита» решили продать компанию? Учитывая, что это их детище?
- Едва ли я могу ответить на этот вопрос. Я могу лишь высказать свое предположение. Я думаю, Schneider Electric может способствовать дальнейшему развитию этой компании. Мы можем выйти за границы России и стран СНГ. И, вероятно, бывшие акционеры «Электрощита» поняли это. Мне кажется, если собст-венник хочет развивать свой бизнес, ему необходимо быть на уровне своих конкурентов, в том числе на уровне мировых производителей. Для этого нужно также иметь достаточно финансовых возможностей, постоянно вкладывать средства в новые проекты, в конструкторскую деятельность. Мне кажется, если вы зададите этот вопрос бывшим акционерам предприятия, они обязательно ответят.
- Вы провели достаточно много времени на предприятии. Сейчас вы уже можете оценить состояние производства, уровень компетенции сотрудников?
- По моему мнению, самарский «Электрощит» — это удивительная компания. Она является абсолютным лидером на российском рынке в сегменте оборудования низкого, среднего и высокого напряжения, в сегменте производства подстанций. Удивителен, на мой взгляд, и коллектив предприятия. Здесь у людей есть «дух победителя». Они хотят побеждать в каждом начинании. Нам очень повезло: все сотрудники «Электрощита» - это высококвалифицированные специалисты. Здесь работают инженеры и конструкторы очень высокого класса.
Конечно, если говорить о финансовой стороне вопроса, то в конце 2012 года и в первом квартале 2013 года ситуация для самарского «Электрощита» была достаточно сложной. Могу пояснить, с чем это связано. Наши самые крупные клиенты проводили реструктуризацию внутри своих компаний.

Вам известно о приобретении «Роснефтью» других компаний, они вкладывают сейчас в это большие инвестиции. Кроме того, компании ФСК и МРСК реорганизуются. Следствием всего этого является то, что эти компании приостановили ряд закупок и заказов. Естественно, это сразу повлияло на бизнес нашего предприятия. Но последние три месяца ситуация немного изменилась в лучшую сторону, финансовые показатели по-шли в рост. И мы очень рады, что наши основные клиенты остаются с нами и продолжают доверять нашей компании.
Если говорить о наших приоритетах, то с 22 марта 2013 года, после приобретения Schneider Electric компании «Электрощит», нашей основной задачей было повышение мотивации нашей коммерческой службы.
- Планируется ли менять систему управления предприятием?
- Мы определили ряд моментов, которые можно улучшить. Первое, что мы хотим изменить, - это культура прогнозирования. Для того, чтобы снизить уровень стресса наших сотрудников, нам важно уметь прогнозировать на длительный срок наш бюджет, количество заказов. Сегодня на заводе привыкли работать с более короткими сроками. Поэтому часто приходится реагировать на разные непредвиденные ситуации, с которыми мы внезапно сталкиваемся.
Второй вопрос касается взаимодействия между отделами и подразделениями внутри компании. Потому что сейчас, на наш взгляд, это взаимодейст-вие недостаточно хорошо выстроено. И если проблему или задачу будет решать только один отдел, есть вероятность того, что мы ее не решим, а если мы будем делать это все вместе, то мы очень быстро достигнем результатов. Мир постоянно меняется, отношения в социуме меняются, и мы должны идти в ногу с этими изменениями.
Третий момент, который мы также хотим изменить, - это отношение к окружающей среде и охране труда. Это самая главная наша задача - мы хотим быть ответственным бизнесом. И не можем допустить, чтобы предприятие наносило вред окружающей среде, в равной мере, как не можем допустить, чтобы здоровье любого нашего сотрудника было в опасности. Поэтому сейчас мы пересматриваем нашу инвестиционную программу, чтобы расставить приоритеты.
- На предприятии сегодня работает достаточно большое количество сотрудников. Планируется ли оптимизировать производство в плане сокращения персонала? Роботизировать производство?
- На наш взгляд, на самарском «Электрощите» и так достаточно машин. Наша компания никогда не ставила цель полностью автоматизировать производство. Оптимизация, конечно, нам нужна, но она не подразумевает сокращения людей. Мы хотим развивать и расширять наше производство, и для этого нам понадобятся люди.
В зависимости от деятельности компании мы будем варьировать количество работающих, но мы не планируем сокращать штаты. Наоборот, сейчас мы ищем квалифицированных специалистов. Наши намерения — увеличивать коллектив, а не уменьшать.
- После покупки компании президентом фирмы был назначен Эрик Бриссе. Другие кадровые назначения на предприятии были?
- Нашей основной задачей сразу после сделки было найти замену бывшим акционерам. Эрик Бриссе был назначен президентом группы компаний, а я - председателем совета директоров предприятия. Ряд изменений коснулись финансовой службы и службы безопасности. Но мне кажется, это логично, когда в компании происходят такие изменения. Но со всеми остальными руководителями мы продолжаем работать. И я надеюсь, что мы вместе с ними будем успешно работать в будущем.
- Вместе с покупкой самого предприятия Schneider Electric получила целый ряд социальных объектов: Дом культуры, спортивный комплекс, базу отдыха. Будет ли предприятие продолжать содержание социальной инфраструктуры?
- Конечно, нас очень впечатлило, насколько много и объемно руководство самарского «Электрощита» вкладывалось в развитие социальной инфраструктуры. Schneider Electric полностью разделяет эту позицию бывших акционеров предприятия, причем не только в России, но и во всем мире. Мы планируем продолжать такую политику предприятия и продолжать инвестиции в социальную инфраструктуру.
- В ЗАО «ГК «Электрощит» - ТМ Самара» раньше входил целый комплекс предприятий. После покупки компании Schneider Electric бывшие собственники предприятия создали новый холдинг. Многим до сих пор непонятно, как произошло разделение полномочий между группами компаний. Не соприкасаются ли их интересы?
- В этом, действительно, сложно разобраться с ходу. Schneider Electric выкупила всю деятельность, касающуюся электротехнического оборудования: конструкторское бюро разработки, производственные площадки оборудования низкого, среднего и высокого напряжения и службы постпродажного обслуживания оборудования. Мы взяли на себя обязательства перед властями, что мы будем продолжать стратегическое производство: производство в ядерной промышленности и выполнять военные заказы.
Бывшие акционеры, со своей стороны, пообещали нам, что не будут создавать бизнес, аналогичный тому, который был продан нам. Я думаю, они чувствуют моральную ответственность перед работниками предприятия и хотят способствовать развитию бизнеса здесь, на Красной Глинке.
Кроме того, мы все находимся на одной территории, мы взаимосвязаны, мы продолжаем сотрудничать с бывшими акционерами. И мы очень рады, что Юрий Васильевич Егоров согласился помогать нам. Он нас консультирует, советует, каким образом сделать этот «переходный период» более плавным, как мы можем развивать наш бизнес в дальнейшем.
- Компании сейчас полностью независимы друг от друга?
- В настоящее время есть некоторое количество общих отделов и подразделений, которые обслуживают как ГК «Электрощит-Самара», так и компании бывших акционеров. Сейчас мы обсуждаем с бывшими акционерами, каким образом мы будем продолжать работать с теми отделами, в которых нуждаются обе компании. Либо эти отделы будут работать по сервисному контракту, либо мы будем делить эти службы. Сейчас мы обсуждаем наиболее удобный для нас вариант. Мы пытаемся прагматично подойти к этому вопросу.
- ОАО «Самарский завод «Электрощит» подало целый ряд исков в Арбитражный суд Самарской области к управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Самарской области с требованием зарегистрировать прекращение прав собственности на недвижимость. Речь идет об участках, расположенных на Красной Глинке. С чем связаны эти иски?
- Тут есть две составляющие. Первая касается аренды производственных площадей. Мы планируем взять в аренду больше площадей на уже существующей площадке, из-за ряда юридических сложностей нам нужно пройти через суд. Второй момент: мы хотим купить дополнительные площади в Самаре, потому что планируем продолжить инвестировать средства в бизнес на территории региона. Это новые земли позволят нам увеличить возможности и мощности нашего производства.
Как я уже сказал, мы хотим иметь правильную гражданскую позицию. Для этого нам нужно соблюдать все существующие процедуры. Если возникают моменты, которые мы не можем решить, мы обращаемся в суд. Мы хотим продолжать инвестировать, создавать новые рабочие места и делать все это в соответствии с российским законодательством.
- Каковы финансовые результаты предприятия за последние полгода?
- Мы можем отвечать только за те финансовые результаты, которых предприятие достигло после 1 апреля этого года (прим. с момента покупки). Как я уже говорил, последние девять месяцев были достаточно сложными для предприятия. Но второй квартал 2013 года показал, что ситуация улучшается. Мы в достаточной степени удовлетворены результатами. Мы надеемся, что в будущем темпы роста будут только ускоряться, и к концу 2013 года мы придем с хорошими показателями. Но вы представляете масштабы «Электрощита» и понимаете, что понять все сразу невозможно. Конечно, нам нужно время для того, чтобы разобраться во всем.
- Вы не так давно на «Электрощите». Но, как вы говорите, в России все происходит быстро. Может быть, у вас уже есть какие-то новые идеи или проекты?
- Конечно же, такие проекты у нас есть. Первый проект, который мы хотели бы запустить в ближайшее время, - это расширение производства трансформаторов. Мы можем увеличить мощности. Второй этап - более долгосрочный, мы планируем увеличить мощности предприятия и расширить номенклатурные позиции. Именно для этого мы и планируем покупку новых земель. Мы надеемся, что местные власти помогут нам в этом.
- Насколько планируется увеличить отгрузку товаров после расширения, которое вы планируете?
- Достаточно сложно ответить на ваш вопрос. Мы только начали работать над стратегическим планом предприятия. И «измерить» наши планы мы пока не можем. Как я уже сказал, наш первый проект — расширение производства трансформаторов. Сейчас мы просматриваем каталог продукции Schneider Electric и оцениваем возможность переноса производства каких-то изделий на самарскую площадку. Но вопрос в другом: нам нужно провести анализ рынка, понять, готовы ли клиенты размещать заказы на эту продукцию здесь. После проведения такого анализа мы будем знать, что мы здесь можем производить, а чего производить не стоит.
Вообще, самые большие изменения в культуре компании, которые нам предстоит произвести, - переориентировать бизнес на клиента. Для нас сейчас это очень важно. Потому что наш бизнес существует благодаря нашим клиентам.
- Чем русский бизнес, на ваш взгляд, отличается от бизнеса в Европе и Америке?
- Первое, что хотелось бы отметить, в России принципиально важны отношения между людьми. Конечно, это присутствует и в других странах: Франции, Германии, Китае, Индии. Потому что можно много инвестировать в совместный бизнес, долго вместе работать, но если нет доверия между партнерами, нет полноценного сотрудничества. В России эта тенденция сильнее, чем в других странах. Но это нормально. Бизнес-связи - это, прежде всего, связи между людьми.
Вторая особенность российского бизнеса - его зависимость от взаимодействия с властями. В России очень важно «идти в ногу» не только с муниципальными властями, но и региональными, и федеральными. В целом, это не является для нас чем-то необычным: сотрудничество с властями - это часть политики нашей компании во всем мире.
Для нас очень важно иметь четкую и правильную гражданскую позицию. А что значит для предприятия иметь правильную гражданскую позицию? Это значит: соблюдать законы, выплачивать все налоги и уважать культуру страны, в которой мы работаем. Еще одна особенность российского бизнеса — его скорость. В России очень важно уметь вовремя реагировать на быстро меняющуюся ситуацию. И если мы хотим работать на этом рынке — мы должны это уметь.
- На ваш взгляд, насколько Самарская область открыта иностранным инвестициям? Легко ли было компании прийти в регион? Были какие-то трудности?
- В целом, я могу сказать, что Самарская область открыта для иностранных инвестиций. Последние месяцы подтверждают это. У нас складываются очень хорошие отношения с областными властями. И мы получаем поддержку со стороны губернатора Самарской области и надеемся в ближайшее время наладить хорошие взаимоотношения с мэром Самары.
Вообще, сам процесс приобретения самарского «Электрощита» занял достаточно много времени. Но это произошло потому, что нам необходимо было четко понять, что ждет от нас федеральное правительство, каковы их ожидания и как мы сможем их удовлетворить.
Сейчас мы достигли полного взаимопонимания с федеральным правительством. Мне кажется, что нас достаточно хорошо приняли в России. Мы собираемся и в дальнейшем инвестировать в российский бизнес.

Версия для печати

Новости

Назад. 12 августа 2013 Вперед.

Йоахим Дамс: "Ситуация на "Электрощите" была достаточно сложной"

Архив новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1