ЭКСПОЗИЦИЯ

Мемориальный художник

В Литературном музее открылась выставка бывшего жильца усадьбы Толстого.

В Литературно-мемориальном музее открылась выставка гравюр Станислава Щеглова. Художник, недавно отметивший семидесятипятилетний юбилей, провел детские годы в доме А.Н.Толстого, когда будущий музей еще был коммунальным жильем.

В каком-то смысле выставка получилась «мемориальной», но выставляют в этот раз не памятные вещи, а человека – художника, свидетеля советского периода жизни усадьбы. На открытии выставки художник рассказал, как жил на первом этаже усадебного дома, выходящего на улицу Фрунзе (многодетная семья занимала маленькую комнату в 12 квадратных метров), как лазил с мальчишками по деревянным сараям, стоявшим рядом с бывшей конюшней, как услышал по радио новость о начавшейся войне, о встрече с Алексеем Толстым, эвакуированным в Куйбышев в 1942 году.

На одной из работ Щеглова можно увидеть двор бывшей усадьбы еще до того, как он стал Литературным музеем. Его трудно узнать: беседок нет, у дороги стоит «грибок» с песочницей. Но одновременно – и не узнать ее невозможно: дома и центральная аллея вдоль них, и кажется, сам местный воздух, напоенный листвой и теснотой деревянных строений. Есть и другие работы, посвященные дворику на улице Фрунзе. Одна, выполненная в сложной технике акватинте, так и называется «Двор моего детства. Дом, где жил Ал.Толстой». Но на выставке можно увидеть и другие места Самары: костел, кирху, синагогу, церкви, уютные самарские дворики и панорамные виды города. Многие работы показывают Самару такой, какой ее теперь не увидишь: Самара купеческая и советский Куйбышев.
Последняя большая выставка Щеглова проходила в Художественном музее и была приурочена к его юбилею. В этот раз он полностью посвятил новую экспозицию Самаре. Выставлено около пятидесяти работ: офорты, линогравюры, акватинты и гуаши.
Работы отличаются такой размеренностью и сочетанием одновременной сдержанности и выразительности, которую хочется назвать словом «стройность». Стройные и бархатистые офорты с видами дома Клодта, густые линогравюры с ночными и вечерними видами костела и огнями цирка завораживают своей красотой. Настоящее импрессионистское чутье Щеглова позволяет ему, глядя на одни и те же уголки Самары, видеть их каждый раз по-разному. Он перемножает свое мастерство гравера с красотой и изяществом своей натуры – старой Самары, в которую, глядя на работы Щеглова, хочется вернуться даже тем, кто в ней не жил.

3

Последние статьи

19 мая
16 мая
14 мая

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
24 25 26 27 28 29 30
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4