история губернии

ГМК: таланты в кадре

Фотолетопись Куйбышева 60-х: известные барды, великие композиторы и легендарные поэты и танцоры
Фотодружба со времен ГМК-62: Борис Смольник и Генрих Вайнгартен
Фотодружба со времен ГМК-62: Борис Смольник и Генрих Вайнгартен

Среди первых появившихся в ГМК-62 клубов по интересам был и фотоклуб. Часто из-за дверей одной из комнат здания на ул. Молодогвардейской слышалось: Цвета жухлые и горизонт завален… «Дырка» - не та, диафрагму смени… А тут «шевеленка» – орел двуглавый получился как на гербе… Разве это объектив? Это затычка для слива ванной!» Открывать дверь никто не решался – там шло бурное заседание фотоклуба. Компания здесь как-то сразу подобралась теплая и дружная.

Через века - помните!
 Ветеран фотоклуба, которого, увы, сегодня уже нет с нами, Владимир Сыромятников свое раннее пристрастие к фотографии объяснял тем, что она восполняет прорехи в зрительной памяти человека. В ГМК Володя стал подлинным фотолетописцем.
  Активисты клуба позже просто поражались обилием снимков, которые добывал из своих архивов Сыромятников. Правда, нередко Владимир вспоминал и слова писателя Куприна еще начала ХХ века: «На фотографии удаются правдоподобно только английские министры, опереточные дивы и лошади».
  Сам Сыромятников с писателем согласен, видимо, не был, поскольку он, присутствуя на всех клубных мероприятиях, ухитрялся оказаться в нужном месте в нужное время и затем выдавал прекрасные серии снимков. А самыми первыми были фотографии встреч в ГМК со знаменитым танцором Махмудом Эсамбаевым и композитором Александром Флярковским.
  Подлинным шедевром стала фотосерия, сделанная Сыромятниковым во время пребывания в Куйбышеве композитора Кабалевского вместе с поэтом Робертом Рождественским. Этот приезд был связан с первым исполнением на сцене филармонии их совместного творения – «Реквиема». «Помните! Через года, через века – помните!» – под таким заголовком появился большой фоторепортаж, в котором отразились все моменты исполнения «Реквиема». Вот на фото – дирижирующий композитор, артисты оркестра и большого хора. На других – поэт и композитор вместе на сцене, а также бесконечная галерея лиц в зрительном зале – задумчивых и скорбных, с широко раскрытыми глазами или ушедших глубоко в себя людей.
  Состоявшиеся в 1967 году в Куйбышеве концерты Владимира Высоцкого дали возможность проявить себя многим клубным фотографам, которые сопровождали артиста буквально везде. Появились уникальные снимки Григория Гутмана, Бориса Смольника, Владимира Емеца, часть из которых уже много позже были изданы в виде фотоальбомов и использовались как иллюстрации к книгам. Конечно же, очень активно снимались и другие события в ГМК – джазовые фестивали, конкурс им. Кабалевского, занятия в школе современного танца, художественные выставки, диспуты, да и просто клубные вечера отдыха молодежи. Весьма интересными стали серии фотопортретов активистов ГМК, которые в разные годы делались тем же Сыромятниковым и другими. Очень трогательным стало на недавнем юбилейном вечере вручение седовласым ветеранам их большеформатных портретов, сделанных много лет назад Генрихом Вайнгартеном.
  Вообще, увлечение фотографией в 50-е годы в стране было массовым. Для многих куйбышевцев первой школой освоения «Смены» или «ФЭДА» стал фотокружок Дворца пионеров. Здесь они узнали, где находится кнопка, при нажатии которой вылетает птичка, и именно здесь замешивали свои первые закрепители-проявители. Купил пианино - и ты уже музыкант, купил бормашину – стал стоматологом, купил «Зенит» и… Нет, фотографом не стал, хотя про кнопки и гипосульфиты уже все знаешь. Еще нужен талант, способность увидеть и угадать в атрибутике обыденной каждодневности тему для произведения искусства. В ГМК-62 умеющих талантливо видеть было немало. Поэтому главным в клубе было не просто сделать репортажные фото, а занятия именно художественной фотографией.
  Первым председателем фотоклуба ГМК-62 был Владислав Денисов. Он пришел сюда уже с багажом знаний и пониманием принципов фотоискусства. Рядом с ним успешно работали Олег Скобелев, Александр Болтянский, Виталий Морозов, Генрих Вайнгартен. Регулярно в ГМК появлялся режиссер куйбышевского театра оперы и балета Георгий Геловани, который был старше по возрасту, имел больше и опыта, и возможностей серьезно заниматься фотографией. Активными в фотоклубе были Александр Колокольников, Анатолий Башеченков, Владимир Емец.
   Фото в стиле «ню»
  Гээмковские фотографы были людьми увлекающимися: кто-то успешно работал одновременно в разных жанрах, кто-то отдавал предпочтения пейзажу, портрету, а кто-то уже пытался найти себя и в авангардных фотокомпозициях. И порой в их разговорах можно было услышать: «Жена достала. Вчера закрылся в ванной, печатал снимки, так она ворчит – представляю, что ты там наснимал, если печатать нужно запершись и в темноте».
  Очень настороженно со стороны комсомольских надзирающих были восприняты на выставках в ГМК работы с обнаженной женской натурой в жанре «ню». В те годы зоркие стражи морали даже выглядывающие из-под юбки девичьи коленки считали порнографией.
  Нужно сказать, что в начале 60-х специализированных выставочных залов в Куйбышеве практически не было. А войти в залы художественного музея, даже при том, что тогдашний его директор Аннета Басс сама была активным членом ГМК-62, клубным фотохудожникам удавалось редко. Поэтому стены зала самого ГМК на улице Молодогвардейской постоянно использовались для разнообразных выставок – и коллективных тематических, и персональных. Нередко клубные фотомастера со своими работами выезжали сами за пределы Куйбышева. Например, в Таллине представили выставку «Джаз в фотографии», в город Обнинск Московской области вывозились выставки «Возможности фотографии» и «Ню», а по Куйбышевской области возилась регулярно обновляемая выставка «ГМК-62. Избранное». Причем, клуб активно привлекал к фотоискусству и начинающих любителей: регулярно устраивал конкурсы и выставки их работ, проводил профессиональные обсуждения экспонатов и мастер-классы.
  Члены фотоклуба имели совершенно разные специальности – и технические, и гуманитарные. Фотография для многих из них была просто страстным увлечением, хобби. Уже в 60-х годах газетные портреты вождей оценивали по композиции, ракурсу, кадрированию, контрастности. Да и словосочетание «снять девушку» все члены фотоклуба понимали совершенно не так, как все нормальные молодые люди. Хотя рыцари фотовспышки и объектива свысока поглядывали на тех, кто по незнанию путал выдержку с диафрагмой. Сегодняшние юноши, легко щелкающие кнопками навороченных цифровиков, не знают, как расшифровать «ФЭД». А вот матерые фотоклабберы начинали именно с простенького «железного Феликса». Профессиональными фотографами стали лишь немногие из них, связав жизнь с работой в прессе. Правда, некоторые гээмковцы уже в зрелом возрасте вновь взяли в руки фотокамеру, в том числе – Борис Смольник, Владимир Емец, Владимир Сыромятников. А кандидат технических наук Генрих Вайнгартен, по его собственному рассказу, увидев в 1996 году в магазине потрясшую его фотокамеру, сразу же отложил ее для покупки. И началось его второе вхождение в мир фотоискусства. Еще в 60-х успехом пользовались его персональные выставки «Кижи» и «Пермские боги» – результат знакомства с уникальными творениями древнего искусства и зодчества. А в 2000-х Генрих выпустил два прекрасных фотоальбома и организовал несколько выставок, где были представлены его работы самых разных жанров, в том числе – снимки очаровательных уголков старой Самары. Как-то в разговоре мастер пошутил: «Нужно спешить. А то вот увидел я очень колоритный старый дом, но пока штатив устанавливал, его снесли...»
   - Генрих, откуда вообще появилось увлечение фотографией? - спрашиваю у друга.

  - В 50-60-х годах все увлекались игрой на гитаре и пением. Те, кто это делать не умел, занимались фотографией. У меня музыкального таланта не было…
  - Сегодня ты снимаешь на «цифру». Время «ФЭДов» и «Зенитов» прошло?
  - Да, и я предпочитаю качественные и дорогие камеры. Люблю путешествовать, и во многих странах меня останавливали прохожие с просьбой показать технику. На Бродвее ко мне подошел внушительного вида полицейский, подозрительно глядя на камеру. Хорошо, что моя жена знает английский, – страж порядка оказался просто фотолюбителем. Сложнее было разобраться с пулеметно-скорострельной речью очаровательной итальянки в Милане. Моя жена по-итальянски знала три слова – грациа, синьоре, чао, » а я всего одно, хотя и длинное, – оривидерчи.
  - В жанре портрета работать трудно?
  - Труднее порой общаться с теми, кого снимал. Я-то ведь ищу характер, они же – внешнее сходство, а женщины, конечно, красивость. Как-то делал по просьбе друга серьезный портрет его жены – милой хохотушки. Чтобы ее лицо запечатлеть сосредоточенно-задумчивым, приятель перед моим нажатием спуска спросил супругу: «Любимая, а сколько будет семью девять?»
  - Не было мысли превратить увлечение фотографией в профессию?
  - Нет. У меня прекрасная профессия инженера-строителя. Да и вообще, говорят, что если у тебя есть лишнее время и лишние деньги, займись фотографией – и скоро не будет ни того, ни другого.
  Сегодня в своей строительной лаборатории Генрих Вайнгартен оборудовал фотостудию, где увлеченно работает. А в 2011 г. нашего земляка принимали в немецком городке-тезке. Это был город Вайнгартен земли Баден-Вюртемберг. Кстати, город связан с российской историей, поскольку в XVIII веке рядом происходил знаменитый переход Суворова через Альпы и в Вайнгартене сохранилось кладбище погибших тогда суворовских бойцов. В город-тезку Генрих привез свою персональную выставку, которая  имела здесь огромный успех.
 


54

Последние статьи

23 августа
22 августа
21 августа
19 августа
17 августа
16 августа

Архив Общество

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30