персона

Антон Давидянц: «Мы играем любимую музыку, и это заряжает нас энергией»

На прошлой неделе в самарском клубе «Здесь» побывал один из лучших бас-гитаристов России Антон Давидянц, игравший с такими звездами, как Игорь и Олег Бутманы, Даниил Крамер, поп-звездами Николаем Носковым, Григорием Лепсом и Анитой Цой, легендами французского джаза Жан-Люком Понти, Адриеном Феро и многими другими. Давидянц рассказал корреспонденту «ВК» о том, каково играть со знаменитостями и почему он в музыке отдает предпочтение стилю фьюжн.

- Что побудило вас взять в руки бас-гитару? Когда это было?
- Вообще я начинал как пианист. С семи лет играл на фортепиано. Я тогда совсем не хотел заниматься музыкой, думал о другой профессии. И вдруг совершенно случайно в 15 лет впервые взял в руки бас-гитару. Мне понравилось. Если бы этой встречи с инструментом не произошло, я сейчас сидел бы в баре как потребитель напитков. Поскольку в детстве я не занимался игрой на гитаре, у меня были большие проблемы с техникой. Поэтому, поняв, что хочу быть бас-гитаристом, я сделал упор на ее изучении. Но я практически никогда не занимался стандартными упражнениями, мало играл секвенции, потому что играл только то, что мне пригодится в будущем, и то, что я буду потом использовать в музыке. Поэтому я стал изучать фразы, сочинять мелодии на один аккорд и так далее.
Я никогда не тратил время на тупую монотонную игру, разучивание гамм, хотя и они могут пригодиться. Но это не мой подход. Да, я занимался отдельно с правой рукой. Поскольку я, как и все бас-гитаристы, играю тремя пальцами, я специально подолгу разрабатывал их квартольность, учился делать так, чтобы акценты приходились на разные пальцы. Я сразу понял, что если научусь играть тремя, а не двумя пальцами, как другие бас-гитаристы, у меня технически будет больше возможностей, я смогу играть быстрее. Конечно, научиться играть тремя пальцами изначально сложно, поэтому я тратил на занятия с правой рукой много времени, и это было единственное монотонное занятие, которое я делал на гитаре. Я сидел, смотрел фильмы и подолгу играл правой рукой, ни о чем не думая, разрабатывая мышцы руки. Я мог так сидеть 10 часов. Мышечная память существует: я научился. В принципе, если и вы будете играть и тратить время в обучении только на то, что вам в будущем пригодится, это будет эффективнее.
- Почему вы решили реализовать себя в таком странном для большинства и непопулярном у широкого слушателя стиле, как фьюжн?
- Просто он мне нравится. Поначалу я слушал классику, потом открыл для себя современный рок. И постепенно втянулся в джаз через московский колледж, в котором учился. На первых порах я джаз не воспринял, но потом осознал, что для того, чтобы любить музыку, нужно быть образованным и разбираться в ней. Начав заниматься джазом, я увлекся им. Позже я понял, что на самом деле люблю любой музыкальный стиль. Фьюжном я занимаюсь, потому что люблю сочетание джаза и рока. Мне нравится, когда соединяются в одно целое джазовая интеллектуальная составляющая и экспрессия рока. Плюс к тому, в этой музыке я могу выражать себя как солист. До сих пор у меня в планах создание собственного рок-проекта.
- На какой гитаре вы сегодня играете?
- Imperial. Дело в том, что это не моя бас-гитара. Фьюжн-музыканты — нищие, поэтому вынуждены одалживать инструменты. А если без шуток, я не взял свой бас, потому что один свой прежний инструмент продал (новые мы покупаем незадолго до тура). А у другой сломался бридж, и из 5-струнной она превратилась в 4-струнную. Основная же бас-гитара у меня - Steinberg 1982 года, очень легкая, без «головы», практически без деки. При этом она отлично звучит, и ее очень удобно возить. А то я так устал носить с собой эти «шкафы»: с ними неудобно путешествовать. Может быть, кто-то смотрел видео Donna Lee: там я играю именно на такой бас-гитаре.
- Может быть, вы зря оставили блок-флейту, на которой когда-то учились играть?
- И что бы я на ней сыграл, гаммы, что ли?
- Почему же вы не даете рок-концертов, если так любите этот вид музыки? Все-таки в стране достаточно рок-исполнителей.
- Я не играю рок, потому что его практически не с кем играть. Звучит очень странно, но это так. Мне некуда податься. Поэтому, наверное, пока я не создал свою рок-группу, исполнять эту музыку не буду. Вообще, я очень люблю «метал». Но только не творчество «Арии». О нем я лучше умолчу. А то меня и так уже флейтисты не любят, а уж армия «арийцев» побьет.
- Как вы развивали у себя ощущение второй доли?
- На этот вопрос так же сложно ответить, как на вопрос, что такое грув. Это трудно объяснить и дать приближенный ответ. Пока ты сам не почувствуешь, никакой словесный ответ не поможет. Здесь могут пригодиться занятия с метрономом. Но я мало с ним занимался. Просто мне повезло, я работал с хорошими барабанщиками. А потом, когда стал играть со Шмиттом, все само собой получилось. Вообще, правильно говорят, что большинству бас-гитаристов и любым инструменталистам помогают занятия на барабанах. Такие занятия учат музыкантов играть более ритмично и лучше чувствовать грув.
- Трудно ли было работать с эстрадными звездами вроде Шуры, и создает ли такая работа препятствия для занятий вашей любимой музыкой?
- Во-первых, работа со звездами, от Шуры до Лепса, позволяет мне проводить мои почти благотворительные сольные концерты. Такая работа приносит много денег и дает возможность тратить их так, как я захочу. Порой я трачу их, привозя звезд джаза и стиля фьюжн.
Во-вторых, такая работа дает положительный опыт. В поп-музыке есть жесткие рамки. Если бы я не играл с поп-певцами, я бы так и не научился играть на бас-гитаре аккомпанемент к песням. Ведь я раньше пытался исполнить все, что знаю, в одну секунду, из-за чего со мной невозможно было играть. Но работая с поп-исполнителями, я научился играть лаконично, то, что нужно в конкретный момент в конкретной музыке. Многие мои слушатели жалуются на то, что я много играю. Но это не совсем так. Вы можете послушать юбилейный концерт Николая Носкова «По пояс в небе» 2006 года, который мы играли в Кремле. Там я играю выверенно, нота в ноту.
Кстати, расстался я с Носковым потому, что работа с ним стала мешать моему творчеству. Я был очень зависим от его графика. И у нас не было заранее распланированных гастролей. Мне могли позвонить и сообщить, что я еду в Бишкек в тот день, на который у меня запланировано участие в джазовом фестивале в Киеве. Из-за этих накладок было постоянное волнение, проблемы. Но по игре в работе с Носковым меня все устраивало. К тому же он потрясающий певец. И если бы не накладки, я бы с ним до сих пор работал. Сейчас я работаю с Анитой Цой по очень удобному графику. Я буду занят с ней с 10 октября и до 3 ноября.
- Были ли у вас случаи, когда по какой-либо причине приходилось прекращать концерт?
- Нет, не было. Помню, я так сильно заболел, когда находился в концертном туре с Анитой Цой, что у меня была температура 40 градусов. Лекарства не помогали, а нужно было выступать. Но концерт я все же доиграл, сидя на стуле.
- Вы записывались с саксофонистом Эриком Мариенталем. Это был пиар-ход, или вы играли с ним из интереса?
- Нет. Это была абсолютная случайность.Есть такой барабанщик, Олег Бутман. Это младший брат Игоря Бутмана. По-моему, в 2007 году он пригласил меня на первые совместные гастроли. Для участия Олег пригласил и Эрика Мариенталя. У Эрика было 5 концертов, на которых я играл в качестве бас-гитариста. Олег Бутман играл со своей женой, пианисткой Наташей Смирновой. В гастрольном графике у Эрика был один свободный день. И мы с Федей Досумовым подумали: «А почему бы этим не воспользоваться?» Если честно, мы на тот момент не были фанатами Мариенталя, но все равно решили использовать его в своих корыстных целях. Мы легко с ним договорились за очень маленькие деньги. Запись прошла больше по дружбе: Эрику понравилась наша музыка, и он с радостью согласился. Мы замечательно поработали.
- А с кем из легендарных музыкантов своего направления вы бы хотели поиграть?
- У меня нет жгучего желания обязательно добиться аудиенции у какого-либо известного гитариста. Если честно, мне вполне хватает музыкантов, с которыми я играю, - Федора Досумова и Мартина Миллера. Они для меня музыканты не хуже моего любимого Скотта Хендерсона.
В качестве места своей будущей жизни я избрал Лос-Анджелес. Для меня это лучший город в смысле музыкальной индустрии, потому что там много фьюжн-музыкантов. К тому же у меня там много знакомых. Поскольку я там буду жить, безусловно, у меня появится возможность поиграть с кем-либо из фьюжн-исполнителей.
- Как вы познакомились с Мартином Миллером? Будет ли продолжение у вашего с ним сотрудничества?
- Интересно, что не я нашел Мартина, а Мартин меня. Клип на песню Moscow моего проекта Impact Fuze стал очень популярен среди любителей и исполнителей музыки фьюжн во всем мире, в том числе и в Европе. Среди них оказался и Мартин Миллер. Он написал мне положительный отзыв в сети Facebook о клипе, я его поблагодарил за теплые слова. Но я раньше не знал Миллера, зашел на его страницу, посмотрел и понял, что Мартин - свой человек. Мы начали с ним переписываться. Говорили на разные темы. Потом я пригласил его, мы стали играть вместе. Мартин оказался очень простым и хорошим парнем. В планах у нас запись совместного альбома. Я хочу поехать в январе 2013-го в гости к Миллеру. Там мы и приступим к совместной записи.
Мы с Мартином уже провели в мае этого года мини-тур из трех концертов в Новосибирске, Барнауле и Москве. Мини, потому что народ не слушает музыку фьюжн. Тем не менее резонанс был, и у меня появилась идея еще раз провести с Мартином тур на более хорошем уровне. Отчасти мне это удалось: сейчас у нас 11 концертов - по одному каждый день, причем с хорошим количеством публики. Мы работаем практически без сна. Каждый день у нас переезды или перелеты - с концертами, мастер-классами и фотосессиями. Но силы еще есть, потому что мы играем любимую музыку, и это заряжает нас энергией.

53

Последние статьи

23 мая
22 мая
21 мая

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30