персона

Иван Мельников: «Главное для скульптора — гармония форм»

Скульптуру Лермонтова Иван Мельников вылепил лично для себя
Скульптуру Лермонтова Иван Мельников вылепил лично для себя

С творениями скульптора Ивана Мельникова наверняка знакомы большинство самарцев. Скульптуры и барельефы работы мастера можно увидеть в разных частях города. Сейчас Мельников готовится к выставке в Санкт-Петербурге, которая начнет работу в начале будущего года.

- У кого родилась идея провести вашу выставку в Санкт-Петербурге?
- У сотрудников Русского музея, они же организуют встречу с общественностью в Инженерном замке. Это не первая моя персональная выставка в Питере. В 2007 году я выставлял экспозицию в Константиновском дворце - около семидесяти работ. На новой выставке я хочу представить около тридцати скульптур, которые нигде еще не показывал. Там будут изделия из дерева и бронзы: и реалистичные вещи, и абстрактные. Например, бронзовая скульптура Лермонтова. Это мой любимый поэт. Мне было важно передать в пластике и его неудержимую страсть, и холодное спокойствие.
- У вас совершенно разные по жанру работы. Что же их объединяет?
- Я считаю, главное для скульптора - создать гармонию форм. Реалистичная работа становится пустой и бездушной, если ее нет.  И абстрактная скульптура тоже может быть мертвой, если в ней не  чувствуется образ, который вдохновлял автора. Не зря говорят, что художник — это глаза человечества. Я читаю много книг по истории, мифологии, и после такого чтения часто возникают образы, которые хочется передать в скульптуре. Так, например, у меня появилась работа «Девушка и ангел».
- Насколько я знаю, вы обычно работаете одновременно над несколькими вещами...
- И сейчас тоже. Создаю поклонный крест для Новокуйбышевской церкви. Недавно сделал рабочую модель памятника поэту Ширяевцу. Создан проект памятника «Аленький цветочек» - семье Аксаковых. Он уже утвержден, дело -  за финансированием. В работе - памятник Валерию Грушину в Новокуйбышевске. Я всегда старался работать независимо от заказов. Сегодня заказы есть, завтра - нет, и строить свою творческую судьбу, ориентируясь на них, просто нерационально. Вот вылепил бронзовую фигуру Лермонтова. Это же не для заказчика — для себя.
- Но бывает так, что вы сделали работу для себя, а через какое-то время она оказалась востребованной?
- Да. Бывает, что экспонируешь какие-то вещи на выставке, а музейные работники их потом приобретают.
- Сейчас много спорят, как лучше насыщать город архитектурно-скульп-турными композициями...
- У Самары сложное отношение к этому. Вот пример: в 2006 году я организовал международный симпозиум по скульптуре — приезжали мастера из Польши, Франции, российских городов. Идея была такая - создать в городе сквер музыки с декоративными скульптурами. И в результате получились очень хорошие работы, передающие разные музыкальные образы. Но городские чиновники так и не нашли места, где поставить эти скульптуры. Хотя их можно было бы разместить, например, в сквере напротив Дома актера. Кстати, такие симпозиумы и мастерам интересны, и городу выгодны. Поскольку за месяц скульпторы создают произведения, в десятки раз дороже той оплаты, которую они получают. Вообще, наша городская скульптура однотипна. Она «раздражает» глаз, «раздражает» нервную систему. А новые скульптуры, помещаясь в городскую среду, могли бы ее разно-
образить, могли бы украсить город. В итальянских городах, например, современные скульптуры находятся рядом с работами знаменитых мастеров прошлого, и это смотрится очень интересно.
- Спорят и о том, что делать со скульптурным наследием советских времен...
- Его не надо трогать. Гипсовые гимнасты и так разрушаются. Нужно их дополнять скульптурными памятниками нынешнего времени.
- Много ли в Самаре скульпторов?  
- Человек десять. Это мало для такого города. Но и они сегодня остаются невостребованными и живут небольшими частными заказами.
- Что вы думаете о том, в каком состоянии находятся памятники, созданные вами в Самаре?
- Это больной вопрос. Вот городские власти решили покрасить белой краской каменные скульптуры Сергия Радонежского и святителя Алексия на набережной. Зачем красить камень, спрашивается? Хоть бы разрешение автора спросили! Или памятник «Дети войны», появившийся 15 лет назад. Город за его состоянием не следит, никто за ним не ухаживает, на памятнике то и дело появляются какие-то безобразные надписи. А вот с памятником бывшим малолетним узникам концлагерей, который я установил в 2007 году в Парке Победы, другая история. Над ним взяли шефство ученики 106 школы и ухаживают за памятником. Если бы это стало повсеместной практикой, я был бы очень рад.

13

Последние статьи

все новости

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6