ВЫСТАВКА

Бронза в равновесии

Скульптура на грани светского раута

В конце прошлой недели в «Новой галерее» открылась выставка московских скульпторов Вадима и Станислава Кирилловых. Работают братья Кирилловы с бронзой.

 Название выставки «Бронза на грани полета» очень четко передает особенности фирменного стиля Вадима, чьи скульптуры и составляют основную часть экспозиции. Небольшие фигуры людей выполнены в основном в динамике - девочка взлетает на качелях, воин на бегу натягивает лук... Это ощущение подвижного равновесия и воздушности бронзовых фигур заставляет смотреть на них почти как на абстрактные композиции: на первый план выходит не столько «характер» персонажа, сколько изящество жеста, рисунок, образуемый линиями рук, ног, копий... Скульптор и сам не скрывает, что многому научился не у собратьев по цеху, а у готических архитекторов. «Они первые начали использовать в архитектуре воздух, - рассказывал он корреспонденту ВК, - витражи, окна-розетки... Это принцип решетки, где пространство не менее важно, чем прутья».
Творчество младшего брата Вадима, Станислава Кириллова, представлено всего несколькими работами, по которым сложно делать пространные выводы - можно лишь сказать, что братья явно разрабатывают одно и то же направление.

Влияние Средневековья заметно не только в пластике работ Вадима Кириллова. Родом из Средних веков и Возрождения значительная часть персонажей скульптора: рыцари, короли, дон Кихот, комедианты... К Возрождению хочется возвести и доминирующее настроение работ скульптора, сочетающих динамику с некоей гармонической успокоенностью. В чем-то отношение Кириллова к своим героям похоже на отношение авторов средневековых книжных миниатюр: его герои - это не индивидуальности, а обобщенные типы, почти целиком передаваемые формулой «жест (протянутая вверх рука, поза борца и т. д.), плюс аксессуары (корона, копье, крест, рыцарские доспехи и т. д.)».

Балансирование между эпохами, однако, играет странную шутку с работами скульптора. Несколько десятков персонажей из разных времен слишком явно показывают, что знаки времени художник использует очень поверхностно, как, впрочем, и тематику работ. И то, и другое кажется лишь поводом для демонстрации пластического мастерства. Рядом с изящно-гармоничным «Мыслителем» (дань античности») видишь такого же изящно-гармоничного «Лучника», потом такого же «Евангелиста», и наконец, благодушного «Наполеона». От предыдущих персонажей его отличают в первую очередь треуголка и шинель. Дальше видишь витрину с керамическими котиками и прочей сувенирной продукцией (так сказать, постоянная экспозиция салона ), и, о чудо, эти существа несут точно такое же настроение, такую же незамутненную гармонию! Этот «гармонический сон», конечно, гипнотизирует, особенно в интерьерах светского вечера, с вином и музыкой. Но за словом «интерьер» как-то само собой начинает проситься на язык слово «дизайн».

Казалось бы, какие могут быть упреки в формализме в 21-м веке, когда абстрактное искусство стало таким же привычным, как уже упомянутые котики? Но в том-то и дело, что, рискни мастер оторваться от своих персонажей и начать говорить исключительно языком формы, потребовалась бы куда большая выразительность языка и куда более глубокая философия. То же самое можно сказать и о том случае, если бы погружение в Средневековье осуществлялось всерьез, а не в форме заимствования отдельных мотивов.

Впрочем, подобные размышления, вероятно, излишни для жанра выставки в «салоне», который, конечно, должен соответствовать потребностям целевой аудитории. В этом случае вполне можно остановиться на том, что работы Кирилловых профессиональны, техничны, хорошо сочетаются с вином, музыкой и внесут долю изящества и гармонии в любой светский интерьер.

6

Последние статьи

06 апреля
03 апреля
02 апреля
01 апреля

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1