прямая речь

Иван Карлов: «Уникально, что в самарском музее есть отдел авангарда»

В Самаре неоднократно проходили выставки из коллекции Государственного Русского музея, в том числе выставка русского авангарда. О месте, которое авангард занимает в музейной коллекции, о его популярности в Самаре и современных тенденциях в восприятии искусства корреспондент «ВК» расспросил главного хранителя Государственного русского музея Ивана Ивановича Карлова.

- Какую роль играет русский авангард в грандиозной коллекции Русского музея?
- Так получилось, что в Русском музее как ни в каком другом очень полная коллекция авангарда - больше 4,5 тысячи экспонатов. Это живопись, графика, скульптура, декоративно-прикладное искусство. Не секрет, что в разных музеях многое было уничтожено. Списки на уничтожение имелись и в Русском музее. То, что коллекция сохранилась, - это подвиг музейных работников.  Я говорю«подвиг», нисколько не относя его к себе, потому что родился уже после того, когда это было. Доложить в 1930-е годы, что ты сжег работы, а на самом деле спрятать их за шкаф… За это могли и расстрелять. Расстрелянных в Русском музее было очень много. У нас в музее есть шкаф конца ХIХ века, который не сдвинешь с места. Он простоял на одном месте революцию, Великую Отечественную. Двадцать лет назад, во время ремонта, его сдвинули и нашли за ним подносы, расписанные Малевичем. По документам это все было уничтожено.
Еще студентом я застал в Русском музее так называемую «комнату за железной дверью». Войти в нее, кроме хранителя, можно было только с разрешения министерства культуры. Очень многие работы авангардистов хранились там как работы неизвестных художников, хотя все прекрасно знали, кто были их авторы. К концу 1980-х годов в музее были люди, которые, не имея возможности в 70-80-е годы публиковать и выступать с докладами, изучали эту часть коллекции. Теперь запрета на русский авангард нет, это важная часть истории русского искусства, востребованная как в постоянной экспозиции, так и на выставках. Это дало еще один очень интересный импульс, потому что мы смогли в начале 1990-х организовать «отдел новейших течений». Такое на первый взгляд странное название связано с историей Николая Николаевича Пунина, который, работая в 1920-е годы в Русском музее, создал отдел новейших течений. Отдел просуществовал очень недолго. Прошло около 70 лет, и мы создали такой отдел, оставив ему историческое название.

- То есть это отдел современного искусства?

- Да, как тогда, в 1920-е годы, русский авангард был современным, и сегодня отдел собирает современное искусство нашего времени. Русский авангард – это яркая страница, оказавшая большое влияние на европейское искусство. Наш музей – это художественная галерея России, в которой собрано искусство с Х века до наших дней. Экспозиция музея должна быть спокойной, последовательной. Ничего не должно раздуваться, как флюс. Там должны быть передвижники, «Последний день Помпеи», все-все представительные вещи. И яркая страница авангарда тоже занять свое место.

- Недавно вы побывали в Самарском художественном музее, в котором благодаря героизму сотрудников также сохранилась уникальная коллекция авангарда. Каковы ваши впечатления?

- Я работаю в Русском музее с 1975 года. Так сложилось, что в Самаре я до этого не бывал, но был знаком с коллекцией музея. Я очень доволен тем, что ее увидел, она действительно замечательная. Одни разделы хорошо представлены, другие, связанные с древнерусским искусством, прямо скажем, очень скромные. Очень ценно и уникально, что в самарском музее есть отдел, связанный с искусством авангарда. Единственное, хочется пожелать, чтобы планы, которые существуют в музее, реализовались. Ему мало площадей. Сотрудники делают все, что могут, но современный музей требует соответствующего технического оснащения, в том числе компьютерного, инновационного. Хотелось бы, чтобы эти требования и вызовы времени находили отзыв везде, в том числе и в самарском музее.

- Сегодня наблюдается повышенный интерес к русскому авангарду, по крайней мере, в Самаре. Как вы считаете, с чем это связано?

- Мне кажется, что это волны интереса - они проходят, как и все в жизни. За подъемом следует спад. Возможно, закономерно, что это докатилось до городов России. Когда в начале 1990-х все стало можно, русский авангард поехал не в Самару, Саратов или Владивосток, а в Париж, Лондон... Отвечу на ваш вопрос аналогией. Недавно я открыл выставку в Стокгольме, которая называлась очень незатейливо, латинскими буквами: Peredvizhniki. Организаторы надеются, что слово это станет таким же популярным на Западе, как «Перестройка», «Спутник» и т. д. Выставка в Стокгольме совершенно уникальная, потому что там были собраны работы не второго ряда, не говоря уже о третьем. Там были «Бурлаки на Волге», «Запорожцы...» из Русского музея, «Не ждали» из Третьяковки и другие. У выставки был огромный успех, стояли очереди в кассы. Как всегда бывает в жизни, за подъемом следует спад. Это относится даже к такой продвинутой стране в сфере искусства и дизайна, как Швеция. Я бы не придавал этому большого значения. Хорошо, что есть интерес к авангарду. Лет через десять - пятнадцать, скорее всего, будет что-то другое. По крайней мере, так показывает практика.

- Насколько часто проводятся выставки из коллекции Русского музея в городах России и есть ли какие-либо договоренности о будущих выставках в Самаре?

- Начну с другого. Государственный русский музей - федеральный музей, особо ценный объект культурного наследия проводит 60-70 крупных выставок в год. Сколько ему выделяется денег на эту деятельность? Сразу даю ответ — ноль, ни рубля. Трудно поверить, но это факт, поэтому все выставки делаются на внебюджетные средства. Основной источник — это спонсоры, правильнее сказать, даже меценаты. Спонсоров в сегодняшней социально-политической ситуации в стране, как шагреневая кожа, становится все меньше. Музей не может жить с нищенским бюджетом или вообще без него. Все, что делается за границей и в пределах страны, только в том случае, если находится тот, кто это оплачивает. Это лишает выставочную программу планомерности, справедливости, чтобы мы могли охватить всю Россию. Думаю, что Самаре в этом случае повезло. Здесь прошла не одна выставка из Русского музея.
 Справка
Карлов Иван Иванович
Родился 27 июля 1953 года в Ленинграде. Окончил исторический факультет Ленинградского государственного университета по кафедре истории искусств. Кандидат философских наук. В Русском музее работает с 1975 года. В 1986-1989 годах - заместитель главного редактора издательства «Аврора». С 1989 года - главный хранитель, заместитель директора Русского музея. Председатель реставрационного совета Русского музея. Организатор и участник всероссийских и международных научных конференций; автор ряда публикаций по проблемам современного музееведения. Член правления Творческого союза музейных работников Санкт-Петербурга и Ленинградской области, член Международного совета музеев (IСОМ). Заслуженный работник культуры РФ; награжден медалями ордена «За заслуги перед Отечеством» II и I степеней.

37

Последние статьи

27 мая
26 мая
25 мая
22 мая
21 мая

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 1 2 3 4