литература

Константин Латыфич: «Стихи — не предмет для светской беседы»

В Москве в серии «Русский Гулливер» на днях выходит в свет поэтический сборник самарского поэта и журналиста Константина Латыфича «Равноденствие». Сегодня Константин Латыфич — собеседник «ВК».

Попытка диалога
 - Что для тебя поэзия?
 - Ключ к подлинной реальности. Попытка со-творчества, диалога. Задача поэта, как мне представляется, — пропустить через себя Бытие.
 - Что сформировало тебя как поэта?
 - К стихам я пришел довольно поздно, если не считать совсем уж юношеские опыты. Среди любимых — стихи Пастернака из сборника «Сестра моя жизнь», из романа “Доктор Живаго». Поздний Мандельштам. Маленькая зеленая книжка Бродского с «Колыбельной трескового мыса», купленная в московском подземном переходе неуютным зимним днем 1991 года. Данте и Гомер. Я помню октябрьский вечер после серьезного внутреннего кризиса. Ушло лето, кончалась советская эпоха. В общем, что-то вокруг умирало, а что-то, по моим ощущениям, нарождалось. Это преодоление одного другим неожиданно захотелось передать в стихах.
 Поиск подлинной реальности
 - Уже второй твой поэтический сборник выходит в столичной серии “Русский Гулливер». Видимо, это не случайно...
 - С людьми, которые начали издавать эту серию, я познакомился случайно. К тому времени в этой серии вышли книги у самарских авторов Александра Уланова и Галины Ермошиной. Инициатор этой серии Вадим Месяц еще в 1991 году был отмечен Иосифом Бродским как один из наиболее перспективных русских поэтов. «Русский Гулливер» - это целое направление в современной русской литературе. Оно очень близко мне по духу. Стихи авторов, примыкающих к нему, показались мне живым ростком на почве русской словесности. Тогда в литературе царствовала поэтика постмодернизма с ее тотальной критичностью и отношением к языку как некой игровой модели, которую авторы постмодернизма противопоставляли идеологичности в литературе.
 «Русский Гулливер» — это не альтернатива постомдернизму, это направление развивалось параллельно ему. Суть «Русского Гулливера» - поиск подлинной, одухотворенной реальности. Помню, как на одном из литературных диспутов в Самаре одна уважаемая женщина филолог сказала: «Давайте разделять духовную работу и литературную». Но как это возможно? Литературная работа и есть духовная. Это не значит - закатывать глаза и с пафосом говорить о духовном. Это поиск понимания: для чего ты существуешь на этой грешной земле. Если я не отвечу себе на вопросы «кто я? зачем я?» — эти вопросы задаст мне читатель.
 Книги меняют нашу жизнь
 - Ты считаешь, что прочитанные человеком книги способны повлиять на его жизнь?
 - Со мной так и произошло. Будучи курсантом военного училища, я зашел в библиотеку и попросил дать мне книги Достоевского. Через год я уже не был курсантом военного училища. Прочитав Достоевского и других русских классиков, вместо того чтобы читать литературу о передатчиках и приемниках, я изменил свою жизнь. У меня изменилось все — отношение к жизни, круг общения. Книги действительно так или иначе меняют нашу жизнь. Так же, как и любимые женщины. Помните, что сказал Александр Сергеевич Пушкин, умирая? Он обратился к своим книгам: «Прощайте, друзья!» Поэт относился к ним как к живым людям. Бродский сказал в своей Нобелевской лекции: человеку, прочитавшему Бальзака, труднее выстрелить в другого, чем человеку, Бальзака не читавшего. Человек, прочитавший хорошие книги, начинает задавать себе вопросы, не довольствуясь готовыми решениями. В жизни самое страшное — готовые формы, использование штампов. Между тем вся массовая культура строится на принципах: черное и белое, злодей и герой. Но жизнь многогранна. И хорошая книга передает это ощущение. Она дает возможность посмотреть на окружающую действительность как на живую материю.
 Сегодня часто бывает такое: молодой человек нарисовал себе красивую картинку, взятую из гламурных журналов, и под нее подстраивает свою жизнь. Через какое-то время я встречаюсь с этим человеком и вижу, что он пребывает в состоянии жуткой депрессии. Ведь на самом деле эта картинка не имеет никакого отношения к реальности. Поэзия вводит человека в мир подлинных чувств, мыслей и ощущений. Соприкасаясь с художественным текстом, человек соприкасается с самим собой.
 - Когда ты пишешь и потом публикуешь стихи, тебе важен отклик читателя?
 - Я считаю, что моя главная задача — найти единственное верное соотношение между словом и вещью. Как читатель воспримет это, никогда нельзя предугадать. Я отпускаю стихотворение, и оно живет своей собственной жизнью. А отклик может быть через месяц, через год — когда угодно.
 - Как ты относишься к поэтическим вечерам?
 - Стараюсь ходить на них. Но место автора, как мне кажется, не там, где собираются только одни его поклонники. Он должен разговаривать со всеми.
 Поэзия — альтернатива миру готовых форм
 - Сейчас в Самаре наблюдается поэтический бум. Студенческие поэтические клубы привлекают много молодежи, проводятся поэтические ринги, многие молодые публикуют свои поэтические опыты на сайтах. Какие ты видишь тенденции в молодежной поэзии?
 - Молодые, к сожалению, обычно ищут модный тренд - вектор развития, который задается и тиражируется СМИ и легко усваивается аудиторией. Составляющие нынешнего тренда — употребление языка улицы и в том числе нецензурной лексики, насыщенность текста бытовыми реалиями, политическая ангажированность. Модно также строить из себя изгоя. Часто в стихах возникает рэповская интонация. Ничего не имею против рэпа, но хочу понять: насколько органичен для человека, выросшего в волжской культуре, язык американских улиц? Настоящая поэзия — альтернатива подобному миру готовых форм.
 - Один современный американский социолог сказал: сегодня продается не товар, а обложка от товара. К литературе, к поэзии это применимо?
 - Да, к сожалению. Я бы сказал больше: продается в первую очередь даже не обложка, а мнение о ней. Литературный успех стараются «просчитать».
 Наверное, это возможно. Но это уже бизнес, а не творчество. Вообще, в культуре есть пространство маркетинга и пространство творчества. Одно без другого существовать не может. Если пространство маркетинга заполняет собой все вокруг, если мы не генерируем новые идеи, мы становимся придатками телевизионного экрана, начинаем относиться друг к другу как к вещи, и к тому же у людей исчезает творческая энергия. Но если я не буду мыслить творчески, я никогда не составлю ни одного нормального бизнес-плана. И еще. Рано или поздно человек остается один на один с собой. Ему нужно принять ответственное решение, а спросить совет бывает не у кого. Как ему понять свою судьбу и свое предназначение? Может быть, человек при этом прочел уйму модных книг, но они его ничему не научили. Потому что это набор застывших форм. А вот настоящие стихи, как это ни покажется удивительным, помогут. Они помогают нам понять себя, найти в самом себе внутренние резервы. Стихи - это не предмет для светской беседы. Это то, что нужно человеку как воздух.
 Справка
 Константин Латыфич
 Поэт, журналист. Родился в 1966 году. В настоящее время главный редактор издания «Самарские известия — Регион», автор и ведущий программы «Восприятие» на радио «ТОК-FM”. Стихи Константина Латыфича публиковались в литературных журналах «Гвидеон» (Москва»), «Performance” (Самара), «Графит» (Тольятти). В 2007 году в Москве, в серии «Русский Гулливер» вышел поэтический сборник Константина Латыфича «Человек в интерьере».

39

Последние статьи

27 мая
26 мая
25 мая
22 мая
21 мая

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5