книжная полка

Про М и Ж

Кое-что об особенностях женского восприятия

В «Книжной полке» – «женский день». Половина человечества не довольствуется лишь ролью читательниц – писательницы давно перестали быть редкостью. О чем же они так настойчиво пишут?

Дмитрий Копалиани: Во фразе «женщина – тоже человек» главное, конечно, слово «тоже». Да простят меня феминистки, для которых я поясню – женщины ничем не хуже мужчин, но только дурак не заметит, что они от мужчин отличаются. Даже тем, о чем и как пишут. Самая умная из женщин-писательниц (на мой взгляд), Джейн Остин, писала «все про то же самое» – дом-заботы-мужчины-помечтать-семья-замуж. И потому в женской литературе, в отличие от мужской, ИМХО, всегда были важны не «магистральные направления мысли автора», а те самые подробности, которые «нам остаются», и в которых скрывается дьявол.
 Начало XIX века, пышный блеск (и духовная нищета тоже) двора императора Наполеона Бонапарта – именно об этом написала 200 лет назад в своих мемуарах Клара Ремюза (Госпожа Ремюза. Мемуары. Издательство «Захаров»). Фрейлина императрицы Жозефины, жена придворного, она, естественно, пишет не о политике, не о военных походах и вообще не о том, о чем пишут в мемуарах мужчины той эпохи. Предмет ее острых и проницательных наблюдений – двор и семья «императора французов». И вещи подмечала она очень непохожие на то, что спустя годы выдала (и до сих пор продолжает выдавать) наполеоновская легенда…
 Виктория Сушко: Позволю себе скромно заметить, что женщины, которым посчастливилось жить в патриархальную пору, писали в большей степени о частной сфере, чем обо всех остальных сторонах жизни человечества, потому лишь, что доступ к этим другим сторонам был для них слишком долгое время закрыт.
 Но оставим эту линию спора феминисткам и подумаем, кому сегодня могут быть интересны мемуары придворной дамы той эпохи – помимо историков, конечно же. Удовольствие современному читателю, на мой взгляд, доставляет, во-первых, слог – легкий, вдумчивый, спокойный, несколько устаревший, но не настолько, чтобы создавать отчуждение между автором мемуаров и современным читателем. Во-вторых, привлекает завязка – молодая девушка неожиданно вступает в светскую, пронизанную ритуалами и придворными правилами жизнь двора молодого консула, на которого тогда возлагали великие надежды. Жаль, что Клара пишет свои мемуары, будучи уже 40-летней дамой (в то время это был уже закат жизни), а не той 22-летней, открытой всему великому и новому девицей, которая готова была верить и обманываться – эти записки пронизаны скепсисом. Но и ценны желанием вспомнить и точно передать атмосферу и идеалы того времени.
 Д.К.: Ну а читателю искушенному – все-таки Иисус, Гитлер и Наполеон есть люди, о которых, как говорят, написано больше всего книг, – думаю, интересно будет взглянуть на то, каким «всемирный гений» был в повседневном быту. Вздорный, капризный, эгоистичный, злой, упрямый и бездушный, в общем-то, человек, с одинаковым удовольствием ломавший жизнь конкретных людей и целых народов…
 Впрочем, о наполеонике я могу говорить долго. Но надо возвращаться к «магистральной теме» – женской литературе. В XXI веке никто не замыкает женщин в «кухне-церкви-детской», но что-то сами они не спешат писать «о разном». Вот, в предложенном мне очередном романе Дины Рубиной «Синдром Петрушки» опять вижу пристальный интерес к проблемам семьи, психологии отношений, «мужчине-женщине» и т.п.
 В.С.: Зацикленность (или мягче – сфокусированность) современных писательниц на так называемой «женской» проблематике является следствием, опять же, слишком долгого вытеснения женского ума из всех общественно (мужественно?) значимых сфер жизни. Это вытеснение продолжается до сих пор на бытовом уровне, и участвуют в этом процессе (хочется назвать его печальным, но не берусь оценивать) как мужчины, так и сами женщины. В общем, тема сложная, противоречивая, неоднозначная и т.д.
 И снова предлагаю оставить ее постфеминисткам и прочим социальным критикам, а нам – посмотреть на этот текст с другого угла. «Синдром Петрушки» – о куклах и кукловодах, об одержимых кукольниках и их жертвах – людях-куклах. Тему кукол Рубина раскрыла с разных сторон, для чего ее героям пришлось совершить турне – Прага, Иерусалим, Сахалин, Санкт-Петербург и даже Самара. Последняя описана кратко, но «сочно».
 Кстати, о сочности… Если преодолеть брезгливость по отношению к надуманным метафорам и изощренным сравнениям («ломти неба», «шумливая теплынь» и т.п.), роман читается легко, очаровывает, увлекает. Рубина мне понравилась своей дотошностью по отношению к выбранной теме – уж как только она не высказалась на тему кукол, не у каждого писателя хватит воображения и верности выбранному объекту внимания. Центральный сюжет – болезненная, разрушительная привязанность двух неглупых людей друг к другу, где роли кукловода и жертвы постоянно меняются местами, причудливо переплетаются, а в финале читатель даже может испытать катарсис: «кукла» убивает свою безвольную сущность и утверждает в себе личностное начало. Наверное, роман этот больше всего произведет впечатление на юные души. И, наверное, женские…
 Д.К.: Настоящие кукловоды, кстати, приняли роман неоднозначно. Не понравилась им метафора «человек есть жизнь – кукла есть смерть». Зато, наверное, читатель будет удивлен тем, что «синдром Петрушки» – медицинский факт, болезнь Ангельмана, передающаяся по наследству. Природа делает человека куклой. Таких «игр со смыслом» у Рубиной много, и они делают книгу не «просто книгой», а даже в чем-то занимательным чтением.
 В.С.: Кукловодов-то не так много среди армии читателей. Журналисты не любят книг о журналистах, писателям неинтересны романы про будни писателей. Художественная проза – она же не слепок реальности. Не каждого, конечно, цепляет запутанность межличностных отношений, но многих ничего, кроме этого, не волнует. Наверняка сейчас ты добавишь, что среди них 90 процентов особей женского пола?
 Д.К.: Пожалуй, тут я ограничусь сакраментальным – пусть судит читатель.
 В.С.: Или читательница.

 

2

Последние статьи

22 февраля
21 февраля
20 февраля
19 февраля
18 февраля
17 февраля

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2