Весь мир - театр

Террариум единомышленников

- Простите, а можно я спрошу? Вот правду говорит С., что вы напрямую работаете с «СамАртом»? - Эээ, простите, я не поняла?? - Ну, что, вы ангажированы?

Такой прекрасный диалог случился у меня несколько недель назад. Не то чтобы я не была к нему готова - человек, пишущий о театре, всегда знает, что о нем что-то эдакое говорят - не в лицо, так за спиной. Такого террариума, как в театральной и околотеатральной тусовке, нет нигде. Арт-критик Кира Долинина рассказывала историю со слов своей подруги, балетного критика. Идет та по закулисью Мариинки, у стенда с газетными вырезками стоит балерина. Другая пробегает мимо, бросает: «Ну что, похвалили или обо***ли?»
 Полутонов нет. Либо ты похвалил, либо смешал с грязью. Иногда даже забавно предполагать, кто и на какое слово обидится в следующей публикации. К критике не готов даже тот, кто на словах декларирует обратное. Написал о нас хорошо? Молодец, правду пишешь, хороший журналист. Написал плохо? Ну ты же ничего не понимаешь в профессии! Написал при этом хорошо о театре с соседней улицы? Будь уверен, что послезавтра полгорода будет знать, кто, сколько и в какой день тебе заплатил. Дальше – если у тебя есть какой-никакой вес в профессиональном сообществе, будь готов, что деньги рано или поздно и вправду предложат. Именно те, кто обвинял в «ангажированности». Будут подмигивать глазом, всячески намекая, что – сколько там вам заплатил «СамАрт»? Может, мы вас перекупим?
 Несколько лет назад молодой московский критик Лиза Биргер, переквалифицировавшись из театральных в книжные, написала в ЖЖ: «Между тем, с тех пор, как я пишу про книги, моя жизнь очень сильно изменилась. 1 - я до сих пор не могу привыкнуть, что сама решаю, чем занять вечера. 2 - я хожу читать в разные места и рыдаю над смертью тараканчика. 3 - нет больше ни одного человека, который ненавидит меня за то, что я делаю, зато появились люди, которые хотят со мной за это дружить».
 Между тем прошло несколько дней после моей истории, и Forbes опубликовал список из 10 провинциальных театров, которые обязательно нужно посетить. На мой взгляд, приятную новость раздули чуть больше, чем она того стоила – это же не какой-то официальный перечень лучших из лучших в театральной провинции, а выборка отдельно взятого журнала, вполне утилитарная выборка: куда идти человеку, если судьба забросит его в Поволжье, на Урал или в Сибирь. Обычному менеджеру в командировке, а не театральному критику – тот и без «Форбса» давно в курсе. Во всяком случае, в послужном списке «СамАрта» регулярно случаются поводы для гордости классом повыше.
 Но не в этом суть — выборка у «Форбса» и правда очень точная. Перечисленные театры регулярно бывают номинантами и лауреатами «Золотой Маски», города - и Омск, и Новосибирск, и Екатеринбург, и Красноярск — признанные театральные центры. «СамАрт» в этом списке по делу и в неплохой компании, так что стоит, правда, порадоваться за своих. В этом контексте история с обвинением в ангажированности звучит как-то особенно грустно. Профессионализм ведь состоит еще и в том, чтобы уметь объективно оценивать уровень коллег, а не подозревать их в спланированных акциях по самопиару.
Но было бы слишком просто свалить все на психологию театральной тусовки. Примерно в то же время на сайте openspace.ru вышла прекрасная колонка Марины Давыдовой «Жизнь как комедия дель арте». Вообще-то, Марина – великолепный театральный критик, но эта колонка - о современном россиянине, до мозга костей уверенного в тотальном детерминизме. Эпидемия коснулась уже самого восприятия реальности: всем кажется, что все заранее известно, пишет Марина.
 Но вот ведь в чем штука – жить в мире, в котором якобы все заранее распланировано, гораздо проще, чем в непредсказуемой реальности, где многое зависит от тебя. Это очень удобно – быть уверенным, что конкуренты давно проплатили все статьи, зритель больше всего любит «клубничку», а выборы вообще куплены на пятьсот лет вперед. Нет необходимости меняться и пробовать новое, работать над собой, не бояться рисковать и не держать адресата твоей работы за идиота.
 И, главное, пока террариум разбирает свои клубки змей, неумолимая статистика свидетельствует, что молодые люди перестают ходить в театр. Зал современного российского театра, особенно театров в старом понимании этого слова, классических, пышно оформленных махин, заполнен, по большей части, бальзаковского возраста дамами и их клюющими носом после рабочего дня мужьями. Так что террариум может продолжать заниматься внутренней политикой – змей ведь тоже может постичь участь пауков в банке.

 

3

Последние статьи

22 февраля
21 февраля
20 февраля
19 февраля
18 февраля
17 февраля

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6