История губернии

Бомба для главного конструктора

30 лет назад в Москве в служебной автомашине взорвали главу авиационного КБ Игоря Бережного
Могила Игоря Бережного на кладбище Рубежное в Самаре
Могила Игоря Бережного на кладбище Рубежное в Самаре

Новость о гибели главного конструктор ККБАС тогда распространилась практически моментально. Даже несмотря на то, что произошло оно в Москве. Ведь каждый второй инженер и две трети рабочих Куйбышева в то время трудились на оборонных заводах. Некоторые ветераны этих производств до сих пор помнят, насколько все они были шокированы происшедшим.

Попал в «ловушку»
Вот что Генсеку ЦК КПСС Леониду Брежневу сообщал о громком ЧП в столице Председатель КГБ СССР Юрий Андропов: «4 февраля 1981 года около 19 часов 30 минут на ул. Кирова в Москве в своей служебной автомашине при вскрытии взрывного устройства типа «ловушка», закамуфлированного под коробку с лекарствами и переданного через сотрудников, погиб от взрыва главный конструктор Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем (ККБАС) Министерства авиационной промышленности СССР Бережной Игорь Александрович, 1934 года рождения, доктор технических наук, профессор КуАИ.
В связи с тем, что Бережной являлся кандидатом в члены Куйбышевского горкома КПСС, депутатом горсовета и руководителем ККБАС, занятого разработкой важных оборонных тем, уголовное дело по факту его гибели возбуждено 5 февраля 1981 года Следственным отделом КГБ СССР. С учетом личности погибшего и обстоятельств его гибели по делу выдвинуты и прорабатываются несколько следственных версий». 
Ничего подобного ни в Куйбышеве, ни в Москве, ни вообще в СССР за все годы советской власти никогда не случалось. Чтобы в нашей стране физически устранили «секретного» ученого, да еще таким экзотическим способом - такого в КГБ не могли себе представить даже в страшном сне.
 
Обратная сторона медали
Впрочем, в те годы почти никто не знал о второй стороне жизни Игоря Бережного, тщательно скрываемой от глаз общественности – о его участии в махинациях под прикрытием вывески ККБАС. Возможно, что об этом никто так и не узнал бы, не случись вышеупомянутое ЧП. После взрыва в машине и смерти конструктора делами ККБАС вплотную занялся Комитет государственной безопасности. По факту ЧП здесь возбудили уголовное дело №59, которое сами чекисты называли «Капкан».
А результаты первых проверок повергли в шок даже руководство КГБ. Во время последующей проверки в финансовой и хозяйственной деятельности бюро всплыли многочисленные злоупотребления. В итоге Прокуратура СССР 25 августа 1981 года возбудила еще одно уголовное дело – сначала по ст. 170 УК РСФСР (злоупотребление служебным положением), а потом и по ст. 93-1 (хищение госимущества в особо крупных размерах).
Оказалось, что руководство ККБАС просто списывало приобретенные за счет средств бюджета товарно-материальные ценности. К этому были причастны начальник технического отдела КБ 47-летний Геннадий Нерозя, его заместитель 28-летний Владимир Нехорошев, фотограф того же отдела 32-летний Михаил Цыганков и начальник специального технического бюро ККБАС в Москве 58-летний Соломон Беренштейн.
Всех вышеперечисленных мошенников должны были арестовать в один день, но Цыганков перед задержанием выпил смертельную дозу дихлорэтана. Во время ареста пытался покончить с собой и Нерозя, на глазах следователя ударивший себя ножом в живот, однако он был сразу же доставлен в больницу, где медики спасли ему жизнь. Нехорошев же вскоре был отпущен из СИЗО под подписку о невыезде, поскольку следствие сочло, что общий объем совершенных им злоупотреблений не слишком велик.
Выяснилось, что особым размахом от всех Нерозя, который, будучи материально ответственным лицом, списывал и затем продавал по хорошей цене буквально все, что попадалось ему под руку: крупные партии импортной кинопленки «Кодак», фотопленки «Орво-Хром» и «Орво-Колор», импортной цветной фотобумаги и химикатов, и так далее. Цыганков при этом помогал ему сбывать списанный дефицит.
Кроме того, по взаимному сговору расхитители обращали в наличность и другие материальные ценности, регулярно закупаемые ККБАС, – телевизоры, проекторы, мебель, этиловый спирт, запчасти, ткань и т.п. Всего же в течение 1976-1981 годов мошенники смогли похитить госимущество на общую сумму 21 266 рублей. Огромные по тем временам деньги, если учесть, что средняя зарплата инженера не превышала 120 рублей в месяц.
Что же касается роли самого Игоря Бережного, то на этот счет следователем по особо важным делам Прокуратуры СССР Николаем Антиповым было вынесено следующее постановление: «…в действиях Бережного… содержатся признаки преступления, предусмотренного ст. 92 ч. 2 УК РСФСР». Однако здесь же следователь постановил: «Уголовное дело в отношении Бережного Игоря Александровича дальнейшим производством прекратить в связи со смертью последнего».

Прокурорское решение
Но, конечно же, больше всего следствие интересовал другой вопрос: кому именно и, самое главное – зачем понадобилось устранять Игоря Бережного? Из имеющихся в деле материалов видно, что в КГБ СССР почти сразу же исключили возможное участие в деле зарубежных спецслужб. Поэтому причину ЧП стали искать в Куйбышеве, внутри ККБАС.
Но первые виновники происшествия были названы только через три года после гибели Бережного. В постановлении Следственного управления КГБ СССР от 30 января 1984 года об этом сказано так: «…установлено, что самодельное взрывное устройство Бережному... через других лиц передал Нерозя, признавший, что совершил преступление на бытовой почве. В связи с этим ему было предъявлено обвинение по п. «д» ст. 102 УК РСФСР» (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. – В.Е.). После этого все материалы о взрыве были выделены из общего уголовного дела и переданы для дальнейших действий из КГБ СССР в Прокуратуру СССР.
Казалось бы, расследование ЧП практически завершено. Главный преступник установлен, и теперь нужно уладить лишь некоторые формальности и передать дело в суд. Однако 12 ноября 1984 года Прокуратурой СССР было вынесено постановление… о прекращении этого уголовного дела по причине «недоказанности предъявленного Нерозе обвинения».
Никакой информации о том, продолжались ли после этого в союзной прокуратуре поиски виновных в убийстве главы секретного куйбышевского КБ, автору этих строк найти так и не удалось. Однако очевидно, что если следствие и продолжалось, то к поимке каких-либо других преступников оно так и не привело.

Убийца неизвестен
Весной 1985 года уголовное дело в отношении Нерози, Нехорошева и Беренштейна о хищении ими госимущества в особо крупных размерах было передано в Куйбышевский спецсуд. Так в советское время назывались особые подразделения в структуре всех областных судов СССР, где слушались уголовные дела, в которых так или иначе фигурировали секретные предприятия. Производство по этому делу принял судья Александр Щупаков, занимавший в то время должность председателя спецсуда. Но несмотря на то, что тогда он рассматривал только материалы о хищениях, у Щупакова сложилась собственная версия об убийстве Игоря Бережного.
- Нет никаких сомнений в том, что Бережной был в курсе большинства злоупотреблений, творящихся на ККБАС, - говорит Александр Анатольевич. - Ведь именно он визировал многие акты на списание материальных ценностей. При этом я считаю, что главным организатором хищений был вовсе не Нерозя, а Беренштейн, роль которого при расследовании оказалась сильно размытой.
Однажды глава ККБАС получил информацию, что в областном управлении КГБ очень интересуются его ведомством. А это означало, что на эти действия получена санкция из Москвы. Местная самодеятельность в таких делах исключалась полностью. Тогда Бережной приказал прекратить воровство хотя бы на время. Однако его подручные заартачились. Но Бережной настаивал, и расхитители решили: чтобы им не мешали, начальника следует устранить физически. Что и было сделано 4 февраля 1981 года.
Здесь возникает резонный вопрос: почему же его убийство так и не было раскрыто? Ведь этим делом занимался не кто-нибудь, а всесильный КГБ. Мое мнение на этот счет такое. Как видно из дела, в 1984 году расследование по факту убийства забрали из рук КГБ и передали прокуратуре, руководству которой затем поступило указание сверху - не устанавливать личность заказчика. Просто кому-то очень не хотелось, чтобы следствие вышло на «больших людей» из Москвы, причастных к хищениям в ККБАС.
Остается добавить, что в августе 1985 года по приговору Куйбышевского спецсуда Геннадий Нерозя получил 10 лет, а Соломон Беренштейн – 8 лет лишения свободы. Владимир Нехорошев отделался тремя годами условно. А еще через год Верховный суд СССР снизил наказание для Беренштейна до 6 лет.

Досье
Бережной Игорь Александрович, родился 21 апреля 1934 года в Самаре.  С 1951 по 1957 год учился в Куйбышевском авиационном институте, затем работал здесь же на разных кафедрах. Уже в то время Бережной проявил себя как талантливый экспериментатор. В 1966 году защитил кандидатскую диссертацию, и вскоре при содействии Туполева, Антонова, Мясищева и других в составе Куйбышевского агрегатно-производственного объединения было создано ОКБ «Шасси самолетов и вертолетов» - специально «под Бережного». В 1971 году он успешно защитил докторскую диссертацию, а в 1972-м на основе названного выше ОКБ было образовано ККБАС. Это бюро Бережной и возглавлял до самой смерти. Он был автором более чем 200 научных работ, множества изобретений и научно-технических разработок, самой известной из которых стала лазерная система посадки самолетов «Глиссада».

8440

Последние статьи

25 января
24 января
23 января
22 января
21 января
20 января
17 января

Архив Общество

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 1 2 3 4 5 6