Из какого сора?

Конспирологическое поздравление

Под Новый год автор этой колонки решил чего-нибудь пожелать себе и читателям, но вместо этого занялся экзорцизмом.

Недавно мне попалось большое интервью философа Бориса Гройса искусствоведу Екатерине Деготь. Известный теоретик рассуждал о месте художника в будущем. Речь шла о том, что обществу непонятно, чем занимается художник, зачем он нужен и по какому ведомству его провести. Но скоро, обещал философ, ситуация изменится, порядок будет наведен, и художников, видимо, пропишут по ведомству образования и науки — наравне с биологами или литературоведами. Или, на худой конец, по ведомству туризма — как создателей определенного рода достопримечательностей.
Текст оставлял впечатление мастерского фокуса — вроде заяц очень убедительно вылезает из шляпы, но все же хочется найти подвох. Подвох был в том, что философ очень последовательно рассматривал социальную и экономическую сторону жизни искусства, никак не касаясь того, чем оно является само для себя, как будто эта часть вопроса не внесет ничего нового. Как будто только социальный заказ создает художника, и никак не может быть наоборот. 
Но давайте посмотрим на стандартное представление о том, что обществу нужно от художника. Как считается, оно хочет видеть в его произведениях зеркало. Но ведь, чтобы создать отражение общества, нужно быть в какой-то мере свободным от него, смотреть на него со стороны. Стало быть, «социальный заказ» общества художнику — быть свободным от общества. Не быть социальным автоматом. Он потому и художник, что маргинал, делает не то, чего от него ждут, и пишет не о том, что ему заказали. У этого заказа на невыполнение заказа довольно длинная история.
Как известно, на самых ранних стадиях развития общества человек уже озаботился вопросом, как определить себя. Решение первые люди нашли очень простое: человек отличается от животного тем, что способен действовать вопреки инстинктам. Самый главный инстинкт — инстинкт выживания, поэтому все первобытные обряды (например, обряд инициации) посвящены смерти. Не бежать от смерти, а идти навстречу ей — пример абсолютно немотивированного поступка, и первобытное общество невероятно высоко ценит способность такие поступки совершать, считая именно их признаком человека.  
К чему этот экскурс в историю? Сейчас объясню. На примере еще одного экскурса. Как известно, Данте, создавая свою «Божественную комедию», пошел против распространенного представления о том, что в аду очень жарко. На самом дне ада он поместил вмерзшего в кусок льда сатану. Лед — абсолютно несвободная форма свободного, текущего вещества (т.е. воды). Дьявол у Данте - абсолютное подчинение необходимости. «Невозможно не врать, потому что все врут». «Нельзя было не убить, потому что иначе убили бы меня». «Я не мог противиться искушению, потому что оно было очень сильным» - эта логика, по Данте, логика дьявола.
А теперь вернемся к нашей теме. «Общество, - говорит некий социолог, - не понимает, зачем нужны художники». Что происходит, если общество прислушивается к нему? Правильно, общество обнаруживает, что не понимает, зачем нужны художники. «Обществу, - говорит другой социолог, - нужны художники, изображающие идейное превосходство пролетариата над буржуазией». И общество начинает требовать таких художников. «Обществу нужен такой продукт, а такой не нужен», - говорит маркетолог, и продукт становится нужен или не нужен обществу.
Наивные люди думают, что социологи и маркетологи изучают общество, но на самом деле они формируют его, говоря ему, какое оно. Большинство россиян, мол, поддерживает этот курс. И большинство берет и поддерживает — а как попрешь против большинства? Социологи — тоже художники. Они тоже создают мир, не делают это не совсем честно, выдавая свои произведения за объективную реальность.
В общем, это конспирологическая колонка. Каждый день идет борьба за то, каким будет этот мир. Кажется, что сторон в этой борьбе множество, но на самом деле их всего две. Одна сторона — кучка художников (в широком смысле этого слова), своими действиями доказывающих, что мир становится таким, каким мы его захотели сделать. Другая сторона — орда социологов (тоже в самом широком смысле этого слова), убеждающих людей, что объективные условия в обществе таковы, что им ничего не остается, как принять эти условия.
И здесь мы можем подвести некие итоги года, определив, кто в этом году действовал как художник, а кто — как социолог. Художниками были те блогеры, которые на ровном месте создали центр по координации помощи пострадавшим от лесных пожаров, несмотря на то, что на это не было ни денег, ни времени. Художниками были люди, которые собрали тонны гуманитарной помощи. Художниками были ребята из галереи «11 комнат», которые под Новый год приложили массу усилий, чтобы сделать выставку, хотя финансов не было даже на то, чтобы организовать регулярную работу галереи. Художников в этом год было не так уж мало. Но социологов, конечно, еще больше. Социологи высыпали гуманитарную помощь на свалку, потому что начальство не выделило им помещения для ее хранения. Социологи ставили ужасные спектакли, потому что финансирования на хорошие им не выделили. Социологи были, как всегда, злыми, обиженными и жадными — а что делать, если жизнь такая?
Но будет о социологах. Это предновогодняя колонка, и чего можно пожелать всем нам в будущем году, наконец становится  понятно. Как говорил кто-то у Данте (или это было в фильме «Матрица»?), «подумай, на чьей ты стороне, дружок». Остальное приложится.

1

Последние статьи

24 июня
22 июня
20 июня
19 июня
18 июня
17 июня

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2