ситуация

Похоронный конфликт

Закрытое по суду кладбище пытаются снова открыть
Беспокойство о месте своего будущего захоронения объединило десятки людей в инициативную группу
Беспокойство о месте своего будущего захоронения объединило десятки людей в инициативную группу

Закрытие кладбища «Сорокины хутора», вокруг которого несколько лет кипели страсти, не положило конец конфликту. В Самаре появилась инициативная группа людей, добивающихся возможности хоронить здесь на свободные места у родовых могил. Однако с этим не согласны жители граничащего с кладбищем поселка, которые на протяжении нескольких лет добивались закрытия погоста.

Новый поворот в «похоронном конфликте»: в областном центре появилась инициативная группа жителей, которые хотят добиться разрешения хоронить к родственным могилам на недавно закрытом муниципальном кладбище «Сорокины хутора». У них здесь остались родовые захоронения - например, у лидера инициативной группы Юрия Колинчева на «Сорокиных хуторах» похоронено 27 родственников. Причем еще два места огорожены для самого Колинчева и его супруги. По его словам, в инициативной группе почти 150 человек. «Мы будем добиваться защиты своих прав, - говорит Колинчев, - в том числе в судебном порядке».
 Группу поддержал член областной Общественной палаты, советник мэра Самары по вопросам культуры и СМИ Виталий Добрусин. «У многих людей на «Сорокиных хуторах» есть родовые захоронения, в которых отведено место под новые могилы, - говорит он. - Несправедливо, что из-за закрытия кладбища жена, например, не может быть похоронена рядом с мужем, а родственники не могут исполнить последнюю волю усопшего».


Напомним, что конфликт вокруг «Сорокиных хуторов» разразился несколько лет назад. Бывшее деревенское кладбище разрослось до такой степени, что могилы оказались всего в нескольких метрах от домов поселка Малый Сорокин Хутор. Его жителям не хотелось жить непосредственно среди захоронений, и они начали обращаться с жалобами в различные надзорные ведомства. За проверками потянулась череда судебных заседаний. Прокуратура Самары поддержала жителей и пыталась доказать, что кладбище расширилось незаконно.
В ответ тогдашние руководители МП «Спецкомбинат ритуальных услуг» стали обвинять жителей и направлять в Кировский районный суд Самары иски с требованием признать их дома незаконными строениями. Всего было подано 11 таких заявлений.
 Затем граждане узнали, что в департаменте управления имуществом прежней администрации города было принято постановление об уточнении границ кладбища, согласно которому, оно должно в будущем расположиться буквально на их домах. С большим трудом жильцам удалось отменить этот документ. А после долгой борьбы они добились, казалось, окончательного решения: в июне 2009 года Ленинский районный суд областного центра обязал мэрию Самары прекратить захоронения на «Сорокиных хуторах». В октябре того же года, т.е. почти два года назад, вышло постановление администрации города о закрытии кладбища.
 Но теперь жители поселка опасаются, что по настоянию родственников усопших кладбище снова будет расширяться, и усопшие опять начнут теснить живых. Виталий Добрусин считает, что у этой конфликтующей стороны тоже есть своя правда. «И те, и другие жители по-своему правы, - признает он. - Ситуация непростая, и разобраться в ней будет сложно».
Не дает однозначного ответа и законодательство. В частности, в статье 5 Федерального закона «О погребении и похоронном деле» говорится о том, что каждый человек имеет право быть погребенным «рядом с теми или иными ранее умершими». В то же время в статье 17 этого же документа отмечается: в том случае, если на кладбище нарушены санитарные и экологические нормы, муниципальные власти обязаны закрыть захоронение до тех пор, пока нарушения не будут устранены. Таких нарушений на «Сорокиных хуторах» немало - в частности, там до сих пор нет санитарно-защитной зоны.
 Разобраться в сложившейся ситуации предложила уполномоченный по правам человека в Самарской области Ирина Скупова. Завтра в ее приемной соберутся все заинтересованные стороны. Возможно, совместными усилиями им удастся найти решение этой проблемы. Хотя уже сейчас понятно, что сделать это будет непросто.

 
Екатерина Северина,  жительница поселка Малый Сорокин Хутор:
 - Мы много лет добивались закрытия кладбища «Сорокины хутора». Нам пришлось обойти немало органов власти различного уровня, пройти около двадцати судов. Теперь, когда страсти утихли, все может начаться заново. И нас очень пугает эта перспектива. В Самаре немало кладбищ. И люди могут хоронить своих близких на любом из них. А мы бы жили спокойно. У нас в поселке много пожилых людей. Сменить место жительства они уже не могут и не хотят.
 
 
Юрий Колинчев,  председатель инициативной группы, которая добивается открытия кладбища:
 У нашей семьи на «Сорокиных хуторах» есть родовое захоронение. Всего там погребено 27 моих родственников: родители, дедушки, бабушки и другие. Огорожено место для меня и моей супруги. И я не понимаю, почему из-за интересов других людей мы не можем в будущем быть там похороненными. Всего же ко мне, как к председателю инициативной группы, с аналогичной проблемой обратились 147 человек. Вместе мы будем бороться за свои права.
 


 

22

Последние статьи

18 июня
17 июня
14 июня
11 июня
10 июня
08 июня
07 июня

Архив Общество

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2