Люди

Медовый хуторок

Преображенский пасечник говорит с пчелами на особом языке
Несмотря на то, что Виктор Рабинович на пасеке свой, пчелы кусают его каждый день по несколько раз
Несмотря на то, что Виктор Рабинович на пасеке свой, пчелы кусают его каждый день по несколько раз

Минувшее лето выдалось не засушливым, теплым. Пчеловоды губернии, а их у нас сотни, довольны – цветочный, подсолнечный, гречишный, липовый мед удался на славу. Каждая пчелиная семья принесла своему хозяину около 40-50 кг душистого нектара. Медосбор в области почти завершен, пчелы начинают готовиться к зимовке. Дождавшись «большой перемены», корреспонденты «ВК» отправились на одну из пасек Безенчукского района в деревню Преображенка, где живет «пчеловод-колдун». Так сельчане называют Виктора Рабиновича, ведь со своими подопечными он на «ты» вот уже 41-й год.

Мед – всему голова
 Виктор Рабинович встретил нас на своем рабочем месте среди 35 разноцветных пчелиных домиков, каждый – для одной семьи. «Зря вы явились ко мне в яркой цветной одежде. Пчелы этого не любят и могут очень рассердиться, - предупредил он. - Наиболее удачный вариант – белая рубаха с длинными рукавами и штаны темного цвета, ну и, конечно, противопчелиное «забрало». Попадая на пчелиную территорию, помните, что вы оказываетесь в другом государстве, где царят свои законы. И незнание их от ответственности и последствий не освобождает». Узнав о строгом «дресс-коде», мы лишь развели руками, потому как деваться было уже некуда, но, опасаясь крутого нрава «местных жителей», под ворот застегнули куртки. «Вот вы обратили внимание, что пчелиные домики у меня разных цветов - сине-желто-белые. Пчелы хорошо запоминают цвет своего жилища. Если верхний корпус я могу менять, то нижний, где расположен вход в улей, ни в коем случае, иначе я собью их с толку и спровоцирую драки. Чужую пчелу они пустят, примут нектар и погонят в шею. В каждом улье – десятки тысяч пчел, а они жутко воинственны к незваным гостям, в том числе и к своим сородичам. Каждому улью присущ особый запах, нами не улавливаемый. Ну а мед для них – всему голова. Они ведь для себя работают. Это мы бессовестно отбираем у них имущество. За это они жестоко мстят всем «нахлебникам», набрасываясь при любом удобном случае», - рассказывает пчеловод.

 
Южный темперамент
 Рядом с домом у Рабиновича разместилось целое пчелиное производство, завод в миниатюре. Отдельные строения под медогонку, хранение пчелиных рамок и деревянных заготовок. Мастерская, где он с помощью специального станка мастерит деревянные пчелиные «государства». И размеры жилищ у него особые, нестандартные. Длина домика – не 45 см, а 47,5 см, ширина по стандарту – 45 см. На боках – металлические уголки. Двухкорпусной домик – для большой семьи, жилище с одним корпусом  - для более слабой пчелиной «династии», которая, однако, может за короткое время укрепить свои позиции. «В каждом домике может быть 4-5 рамочных ульев. Пчелы сами выстраивают соты из воска на рамочном «фундаменте» и потом заполняют их нектаром. Я могу тасовать их, к примеру, отбирать часть рамок у сильных, отдавая их слабым, помогая тем самым увеличить потомство. Но и здесь перебарщивать нельзя, все должно быть уравновешено, плюс-минус одна рамка, - говорит Рабинович. - Пчелы у меня южные, краснодарские, оттого, наверно, и характер у них взрывной. Темперамент - дай бог каждому. На домике рядом с указанным номером подписано, где какая матка обитает – итальяночка (желтая), карпатская (красная), именуемая за пышнотелость паушкой, и кавказская – черная, самая сердитая, зато и самая работящая. Больше работаешь, злее становишься. Все, как у нас. Они, кстати, как и мы, могут лениться. Когда слишком жарко и ветрено, многие толкутся у входа в улей и не желают работать. Сонные, как мухи».

 
Пчел держать – не в холодке лежать
Взяв голыми руками раму с сотнями пчел, Виктор Алексеевич улыбается: «Покой мне только снится, ведь пчелы следуют за мной роем везде – и во сне, и наяву». Но даже к нему, привычно пахнущему, родные пчелы безжалостны. Кусают по 20 раз в день! Да он и не в обиде: чем бы ни тешились, лишь бы меду побольше приносили.
«На одном из медосмотров врачи обнаружили у меня в крови кристаллики яда. Поинтересовались, не змеелов ли я? Я им и говорю, что хоть и пережил укусы горной гадюки, но вот яд - это, скорее, пчелиное наследство. Сорок лет, как-никак, с ними бок о бок уживаюсь. Погрызли меня они за это время, будь здоров! Помню, как-то за один день и по 40 красных «шишек» получал. Спрашивают доктора, мол, и как? А как? Нормально. Ложкой дегтя бочку меда не испортишь! Укусами этими спасаюсь от радикулита и ревматизма. Пчелы и неживые полезны. Десятидневной водочной настойкой смочишь тряпочку, приложишь к больному месту и легче становится. Хоть и жрут, а ведь рамку не бросишь, рой быстро даст прикурить! Обоняние у них тоже отменное. Съел чеснок или стакан пива выпил – уноси ноги, пока цел», - рассказывает Рабинович. Однако и на злость пчелиную находится управа. Гнилушки затопит в дымаре, да к ульям. Успокоятся пчелы от дыма и дадут продыху. Но все равно без особой надобности к ним лучше нос не совать.
Виктор Алексеевич, как тонкий знаток, предложил и нам присмотреться к пчелам повнимательнее. Среди их братии наиболее заметны медоносные пчелы. Их легко узнать по «обножке» на задней лапке, где скапливается собранная пыльца. Живут они около 40 дней, чистят ячейки, в которые матка откладывает яйца, обогревают и вентилируют улей. Также кормят молодых пчелок и принимают мед от пчел-сборщиц. После того как такая пчела обнаружила «хлебное» место, она делится ценной информацией с коллегами. Конечно, они собирают его общими усилиями. Но у каждой из них работы невпроворот: в день одна пчела садится в среднем на 7 тыс. цветочных бутонов. Чтобы собрать 1 кг меда, пчелы облетают около 10 млн цветков и доставляют домой до 100 тыс. порций нектара. У каждой свои обязанности. Одна летит на разведку, другая - за водой (на участке есть специальное устройство, где вода по капле стекает по витиеватому деревянному руслу). «В этом году мои любимцы потрудились на славу. Медовая «лепта» каждой семьи вышла весом около 30-50 кг. Благо им было, где работать. Клевера на окрестных полях – до 120 гектаров. И подсолнечника хватает. Мед душистый, цветочный, но все-таки не такой вкусный, как горный, какой получался у меня в Киргизии», - делится Рабинович.

 
По горам, «по медам»
 Кто рыбу удит, тот пчеловодом вряд ли станет. Одно из двух: либо рыбалка, либо пасека. Слова своего наставника Петра Клеменко, известного киргизского пчеловода, Виктор Алексеевич вспоминает по сей день. Свой выбор он сделал сразу, без колебаний. Работая в городе Оше начальником гаража, он случайно увидел в местной газете «Ленинский путь» объявление о наборе на курсы при областной базе пчеловодства. Заплатив грандиозную по тем временам сумму в 300 рублей, через полгода Рабинович оказался в числе лучших учеников, во многом благодаря секретам легендарного Клеменко. А позже пополнил ряды местных пчеловодов, которых на тот момент насчитывалось в небольшом городке почти полтысячи!
«Пасеку я обустроил в 120 км от города, под Ферганским хребтом в Тянь-Шане. Начал сразу на широкую ногу – завел 50 семей, хотя тогда разрешали иметь не больше 20. Остальных пчел я приписал двум сыновьям. Мою медовую вотчину не раз посещали волки и кабаны. Приходилось видеть вблизи и снежного барса, как там говорили, горного тигра», - вспоминает Виктор Алексеевич. По его словам, пчелы там трудились на хлопковых и табачных полях, давая в день с одной семьи больше трех килограммов меда.
Горное «разноцветье» (алыча, смородина, малина) давало несравненный пряный вкус. Тот горный мед Рабинович до сих пор хранит, угощая им дорогих гостей. Уроки киргизских мастеров даром не прошли. И на самарской земле, куда Рабинович попал в 1990 году, с присущим ему энтузиазмом он применил их уже на здешней пасеке. Приняв у местного пчеловода 24 семьи, на третий сезон он уже едва справлялся со 120 семьями. У всех глаза на лоб полезли, как ты, мол, это делаешь? Колдун, не иначе.

 
 В губернии получить профессиональное пчеловодческое образование можно в Хворостянском государственном техникуме. В этом районе десятки пасек, а поскольку посевы подсолнечника и гречихи в округе достигают 20 тысяч га, то и мед здесь соответствующий. В Красноярском районе области тот же мед, но, по словам местного пчеловода Сергея Солодовника, к нему добавляется еще кленовый, липовый, фруктовый (с плодовых деревьев). На пасеках обитают от 30 до 100 пчелиных семей. В этом году удалось собрать в среднем по 40 кг с каждой. Абсолютный максимум в другие годы – около 100 кг с семьи.
Самый толковый помощник при простуде - липовый мед. Для сердца полезен донниковый мед. А вот в гречишном - много микроэлементов. Цена меда в губернии в зависимости от вида и качества колеблется сегодня в пределах от 200 до 600 рублей за 1 кг.


 

7

Последние статьи

24 июня
22 июня
21 июня
20 июня
18 июня

Архив Общество

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2