Александр Кононов: "Мечтаю обнять жену и дочку"

"Волжская коммуна" продолжает цикл публикаций, посвященных медикам, которые работают с зараженными CОVID-19 пациентами

Врачи - герои нашего времени. Успех в борьбе с опасным вирусом зависит во многом от них. Сегодня гость нашей рубрики - анестезиолог-реаниматолог Самарской областной клинической больницы имени В.Д. Середавина Александр Кононов.

"Это просто работа"

С самого первого дня появления вируса в нашем регионе он работает с пациентами, у которых подтвержден диагноз COVID-19. На телеканале "Губерния" вышел видеоролик с участием Александра Кононова, который разлетелся по сети. Александр говорит, что не привык к такому вниманию прессы: да, работа сложная, но "это просто работа".
С Александром Кононовым мы встретились во время его перерыва между заходами в "красную зону". В медицине он 18 лет. Решение стать врачом пришло в старших классах, поэтому сразу после школы поступил в Самарский медицинский университет, параллельно работая санитаром в третьей медсанчасти в отделении гнойной хирургии. Потом пришел медбратом в больницу имени Калинина (сейчас — имени Середавина) в отделение токсикологии. Отучился в интернатуре по специальности анестезиология-реанимация.
Уже десять лет доктор Кононов работает в отделении реанимации и интенсивной терапии, ведет пациентов, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями.
"Почему именно реанимация? Мне это интересно. Захотелось спасать людей, жизнь которых висит на волоске. Реаниматологов мало, такие специалисты очень востребованы", — говорит Кононов.
 

"Красная зона"

С началом пандемии жизнь медиков, в том числе и Александра Сергеевича, кардинально изменилась. Эпидемиологическая ситуация в стране вынудила врачей разных специальностей переквалифицироваться на лечение инфекционных больных. По словам Кононова, желания отказаться от работы с людьми, у которых подтвержден COVID-19, не возникало ни разу. На протяжении полутора месяцев он трудится в так называемой "красной зоне", где лечат таких пациентов.
— Прихожу на работу, выпиваю чашку кофе и иду к больным, — рассказывает Александр. — Костюмы, конечно, специфические у нас, в них жарко. Смена длится сутки, в "красной зоне" находимся 12 часов — три захода по четыре часа. Таков регламент техники безопасности — через четыре часа средства индивидуальной защиты надо менять. Мы выходим, снимаем СИЗы, моемся, переодеваемся в чистое. Тогда есть время попить чаю, перекусить и немного отдохнуть. А еще заполнить документацию по пациентам. У нас есть комната психологической разгрузки, но я там еще не был. За смену в отделении реанимации должно быть как минимум два дежурных реаниматолога. Меняемся поочередно. Тяжело, но я не устал. Самообладание не теряю, чувствую ответственность перед пациентами, профессией и своей семьей.
Жену и девятилетнюю дочь доктор не видел уже полтора месяца, в целях безопасности они пока живут у родственников. Общение с любимыми только по видеосвязи. Хоть медперсонал больницы и проверяют постоянно на наличие новой коронавирусной инфекции, лучше перестраховаться.
 

"На флешмобы нет времени"

— Наша страна лучше других подготовилась к пандемии, — считает Александр. — А наш инфекционный госпиталь начал развертываться задолго до того, как в регионе появились первые заболевшие. У коллег настроение нормальное, рабочее. Флешмобы, как иностранные врачи, не устраиваем, нет времени, все внимание — пациентам. А они у нас разные. Те, что лежат в инфекционном отделении, часто просят отпустить их домой. Им становится лучше, и они уже считают себя здоровыми, недооценивая коварство вируса. Поэтому приходится не только поддерживать жизненные функции пациентов, но и общаться с ними, оказывать психологическую поддержку. Говорю им — терпите, мы делаем все возможное. К сожалению, все еще есть те, кто не верит в существование СОVID-19. Но это лишь до того момента, пока болезнь не коснется лично. Опасность гораздо ближе, чем кажется. Люди гуляют без средств защиты, загорают на пляже, не соблюдая дистанцию, и не понимают, насколько это опасно.
В неделю у Александра Кононова обычно три-четыре дежурства.
— В выходные стараюсь отоспаться, набраться сил, — говорит врач. — Жду момента, когда мы выпишем последнего пациента с коронавирусом, и я смогу привезти семью домой. Мечтаю обнять жену и дочку, отдохнуть с ними на природе. Люблю рыбалку. До пандемии ездил на зимнюю рыбалку, а на летней еще не был ни разу.
 

"У доктора Кононова золотые руки"

Корреспондент "ВК" пообщалась с коллегами Александра Кононова, которые работают с ним в отделении реанимации и интенсивной терапии.
— С Александром Сергеевичем мы трудимся бок о бок уже десять лет, — рассказывает врач анестезиолог-реаниматолог Николай Шук. — За это время подружились семьями, часто вместе ездим отдыхать на природу, на Грушинский фестиваль. Это очень отзывчивый доктор, его любят пациенты. И профессионал — качественно и аккуратно проводит операции. С таким человеком не страшно и в разведку пойти. Верный друг, надежное плечо в любой ситуации.
— Я тоже работаю с доктором Кононовым десять лет. У него золотые руки, — говорит анестезиолог-реаниматолог, кандидат медицинских наук Ирина Павлова. — Если Александр Сергеевич за что-то берется — результат всегда отличный. Всегда готов прийти на помощь, отлично знает свое дело. Таких врачей крайне мало. Расскажу один случай. Как-то к нам поступил мужчина с болезнью Бехтерева. Это воспаление межпозвонковых суставов, которое их обездвиживает. Положение позвоночника при этом такое, будто человек лежит на подушке — изогнутое. Необходимо было срочно проинтубировать пациента, но при таком положении тела и шеи сделать это не мог никто, даже эндоскописты с помощью эндоскопа. Такую ситуацию мы называем "трудной интубацией". В итоге пришлось перевернуть больного вверх ногами, и Александр Сергеевич, буквально лежа на полу, его интубировал с первой попытки.
И спас человеку жизнь.

661

Последние статьи

все новости

Архив Общество

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 31
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 1 2 3 4 5