Гюзель Исхакова: «Входить в «красную зону» было страшно только в первый день»

"Волжская коммуна" открывает цикл публикаций, посвященных врачам, которые работают с зараженными CОVID-19 пациентами

Каждое свое дежурство Гюзель Исхакова вместе с коллегами входит в "красную зону" — к пациентам с коронавирусом. О своей нынешней "командировке" в инфекционный госпиталь, развернутый в больнице имени Середавина, она говорит так: "Не терять самообладания помогает работа. Здесь нужна ясная голова, скорость реакции и четкость действий. У нас нет времени на сочувствие, потому что нет права на ошибку".

Спасибо маме и Юрию Герману

Гюзель Наильевна заведует приемным отделением Самарского областного клинического онкологического диспансера, но сейчас ее знания и опыт нужны в госпитале для пациентов с коронавирусной инфекцией.
Исхакова — терапевт по первому образованию, кардиолог по второму. Но в 1978 году, перед самым окончанием школы, она выбирала между медициной и археологией.
— Я — стопроцентный гуманитарий, всегда увлекалась историей, много читала, — рассказывает Гюзель Наильевна. — Сомнения в выборе профессии тогда были. Но благодаря моей маме — мудрой женщине — в моих руках очень своевременно оказалась книга Юрия Германа "Дело, которому ты служишь". После ее прочтения сомневаться я перестала — конечно, стану доктором.
Мама Гюзель Исхаковой сама была терапевтом, 35 лет проработала в поликлинике в Самарском районе.
— Я с детства понимала, что значит быть врачом, — вспоминает наша героиня. — Когда была маленькой, и мы с мамой шли гулять, ее все время останавливали какие-то люди. Мне казалось, что ее знают все вокруг, и она тоже всех знает. Сегодня это называется "семейный доктор".
Связали свои судьбы с медициной и два старших брата Гюзель. Более того: ее мужем стал врач-травматолог, а дочь выбрала специальность врача-эндоскописта.
 

Шестая горбольница и "Пироговка"

В 1985 году Гюзель Исхакова окончила лечебно-профилактический факультет и пришла работать терапевтом в горбольницу № 6, что на Хлебной площади, где теперь располагается Самарская областная клиническая гериатрическая больница.
— Я проработала там почти девять лет. А потом у меня появилось ощущение "потолка", и я поняла, что надо двигаться дальше. Окончила ординатуру по кардиологии. С работой в то время было непросто, но мне удалось устроиться в больницу имени Пирогова. Несмотря на полное отсутствие на тот момент опыта работы с хирургическими больными, главный врач предложил мне возглавить приемное отделение. Это был 1993-й. Следующие 12 лет профессиональной жизни были связаны с "Пироговкой". А когда открылся онкодиспансер, меня пригласил тогдашний главный врач Виктор Тявкин — поначалу в качестве терапевта, а затем тоже доверил приемное отделение.
 

"Работать с ощущением катастрофы нельзя"

Сейчас Гюзель Исхакова в "командировке". Работает с больными COVID-19. В больнице имени Середавина трудятся врачи со всего города. График — сутки через двое.
На вопрос: "Как вы живете с ощущением, что смерть всегда рядом?"— отвечает:
— После долгих лет работы в онкоцентре многие вещи я переосмыслила. Это ощущение — не привычка, не рутина, но и не катастрофа — работать с ощущением катастрофы нельзя. Выручает, в первую очередь, сама работа, ее содержание, ее важность. Это, кстати, очень отражается на характере. С тех пор, как я оказалась здесь, дома всех "строю" и все раскладываю по полочкам.
О работе в новом для себя коллективе Гюзель Исхакова говорит так:
— У нас с коллегами сложилась сплоченная команда. В смене нас три доктора — я, врач-невролог и торакальный хирург. Все мы из разных больниц и встретились здесь впервые. Наша работа требует высокой концентрации и слаженности. Если не будет команды, полного доверия, понимания, могут возникнуть ошибки, права на которые у нас нет.
Тем временем к огромной ответственности и сложности поставленных задач добавляются и чисто технические трудности. Судите сами — хирургический костюм, респиратор, маска, "очки-консервы" — прямо на свои обычные, поверх всего специальный комбинезон с капюшоном, а еще две пары перчаток, бахилы… Не всякий выдержит даже просто пробыть в таком облачении четыре часа смены. А тут надо быстро и четко выполнять различные манипуляции, общаться с пациентами, принимать решения. И все это в "красной зоне".
— Входить туда было страшно только в первый день, — рассказывает Гюзель Наильевна. — И справедливости ради нужно сказать, что защита у нас надежная, меры предосторожности принимаются самые серьезные. Ну, а кто говорил, что профессия врача — это курорт? Наше ремесло — вообще дело рискованное. Героем я себя не чувствую, но приятно, что отношение к медикам стало меняться в лучшую сторону.
 

Дома ждут

Суточное дежурство заканчивается рано утром. Дорога домой — почти через весь город, а там ее очень ждут. Любящий муж, который наотрез отказался изолироваться от супруги на время ее работы в инфекционном госпитале. И очаровательная Динка — французский бульдог, оставшийся от дочки, когда та вышла замуж.
— Она невероятно общительная, активная — сущая егоза, — говорит о своей любимице Гюзель. — В те дни, когда я не дежурю, мы с ней непременно бегаем по набережной, иначе не уснет.
А еще наш доктор очень скучает по внучке, которой на днях исполнилось два года — по понятным причинам они не виделись уже больше месяца. Гюзель Исхакова мечтает снова, как раньше, часто ходить в театр, много-много читать и находить время на вышивку. Все это непременно когда-нибудь случится, но сегодня она снова на дежурстве.

35 лет Гюзель Исхакова трудится в сфере здравоохранения Самарской области

46

Последние статьи

все новости

Архив Общество

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31