экран

Хотеть не вредно

Зрителям «Пяти звезд» показали страсть по-итальянски

Пока вся страна сходит с ума по очередному (и последнему ли?) «Гарри Поттеру», корреспондент «ВК» посмотрел фильм, который вряд ли доберется до экранов Самары, но он способен рассказать зрителю о человеческих отношениях больше бесконечной истории про мальчика с палочкой.

 Речь о ленте «Кого я хочу больше», где режиссер Сильвио Сольдини с присущим итальянцам темпераментом исследует непостижимую природу страсти. При заочном знакомстве с синопсисом картины где-то в глубинах памяти всплывают «Последнее танго в Париже» Бертолуччи и «Горькая Луна» Полански. Но при просмотре шедевральные предшественники «Кого я хочу больше» были забыты. Итальянская лента оказалась не хуже и не лучше. Сольдини говорит со зрителем о том же, что и Полански с Бертолуччи, но совсем по-другому. Это хорошо и плохо одновременно. Хорошо, потому что зрителю редко показывают не отягощенные пафосом, эстетством и спецэффектами фильмы о нем самом, то есть о человеке в повседневности со скрытыми от других драмами и переживаниями. Плохо то, что, неуклюже «потоптавшись» в этой повседневности, Сольдини ничего нового не прибавляет к теме, за которую взялся.
  С самого начала зритель наблюдает ряд сцен из жизни итальянской супружеской пары – продавца магазина Алессио и бухгалтера Анны. Жизнь, в общем-то, обычную, но не скучную, состоящую из интересной работы, уютных встреч с друзьями, родней и неспешного домашнего ремонта. Неброская внешность, сдержанная, но естественная игра артистов поддерживают иллюзию достоверности происходящего. Порой складывается впечатление документальности фильма. Оператор с камерой будто давно затесался в среднестатистическую итальянскую семью с размеренным жизненным укладом и с нездоровым любопытством рассматривает, как герои ремонтируют душ или примеряют новые туфли.
  Казалось бы, где здесь страсть? В этой раз и навсегда заведенной жизни времени, да и сил на любовную рефлексию не хватает. Но режиссеру важно показать, как в повседневной суматохе в определенный момент из случайного знакомства, нескольких невзначай брошенных фраз, записанного на бумажке телефона складывается не похожее на остальную жизнь и потому заманчивое чувство. А еще – беспомощность человека перед ним и постоянное желание переживать его снова... При этом Сольдини отслеживает лишь внешние симптомы чувства (затравленный взгляд, меланхоличная задумчивость, дрожащие при свете ночных фонарей руки на руле), но не отражает того, что творится в душе героев. Отчасти это вина чересчур сдержанных в кадре актеров. Пик же страсти демонстрируется зрителю в эротических сценах в дешевой красной комнате мотеля, и это уже отдает пошлостью.
  Хотя есть в фильме психологически точные эпизоды, визуально отражающие душевное раздвоение персонажей: например, сцена столкновения любовницы и супруги, образы которых герой не может соединить в своем сознании. Или эпизод, где он же, механически отвечая жене и играя с ребенком, вдруг понимает, насколько одинок. Но во второй половине ленты режиссер вдруг утрачивает к героям сочувствие и понимание, однозначно осуждает страсть, показывая вместо психологических переживаний физиологические «отклонения». И далее зритель наблюдает противостояние семейных обязательств и игры гормонов. Разумеется, победит крепость супружеских уз. Герои почешут головы и разойдутся, так и не разобравшись, кого же они хотят больше. Но это уже их проблемы. Хотеть не вредно.

1

Последние статьи

03 июня
02 июня
01 июня
31 мая
30 мая
29 мая
28 мая

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31