Кинельский романс

Интересно, есть ли у кого из кинельских поэтов и музыкантов романс о своем городе? Не знаю. Но то, что этот камерный жанр искусства получил на ближайший месяц "прописку" в малом городе — такая же реальность, как тишайшие лесные поляны по берегам местной реки и стальной ритм великого Транссиба, что уже 140 с лишним лет выстукивают рельсы здешней узловой станции. Романс о Кинеле — не классический (в стихах и нотах), он принадлежит иной сфере искусства — фотографии. Как и положено романсу, его не поют хором, и этот — состоящий из 90 снимков — произведение сольное. Его автор-исполнитель — кинельский фотограф, член Союза журналистов России Людмила Мельниченко.

"Лица не общим выраженьем"

75 лет назад, в 1944 году, поселок при железнодорожной станции, которая всю Великую Отечественную войну изо дня в день, бесперебойно отправляла составы на фронт и с фронта, заслужил статус города. Юбилейная дата в Кинеле отмечается широко и с достоинством. Этому событию и посвящена фотовыставка "Люди. Годы. Жизнь" Людмилы Мельниченко, открывшаяся в городском Дворце культуры. Но официальное название выставки лишь условно соответствует ее идее и воплощению. Как случается в творчестве, "нам не дано предугадать, как наше слово отзовется". И не только слово, но и иное художественное высказывание. Как у Людмилы и тех, кто причастен к этому, как он официально именуется, культурному проекту.

Что заставляет не просто пробежаться по фотогалерее, мельком глянув на почти сотню работ, а неспешно бродить по ней, как по аккуратным кинельским улочкам, или будто вместе с автором из кабины летящего над Кинелем вертолета разглядывать и станцию, и городские окрестности? Часто ли случается такое, когда — вместо формального фотоотчета о прошлом и настоящем города, демонстрации успехов и перспективных начинаний, глянцевых портретов и подслащенных "картинок с натуры" — проступает подлинное лицо одного из сотен российских городков, в котором живут 30 с небольшим тысяч человек? Нет, не так: 90 фотографий Мельниченко — это и есть образ реального, непридуманного Кинеля, состоящий из многих-многих лиц, судеб, настроений, мечтаний и надежд, детского смеха и стариковской мудрости, памяти о тех, кого уже нет рядом, душевной стойкости и ее же легкости…

Какая уж тут юбилейная парадность, когда перед глазами "Неожиданная встреча": местная невеста в подвенечном белом платье встречается на осенней улице с черной прыткой козой. Или цикл фотоимпрессионистских картинок городского озера Ладного: на одной птицы летают над водной гладью и дома на берегу, будто сказочные терема; на другой — девчушки на мостках, а в озере — всем хорошо! — плавают и люди, и дикие утки; на третьей — мужичок сидит себе с удочкой в компании рыболюба — кота среди такой буйной изумрудной травы, что Ван Гог с Гогеном позавидовали бы краскам кинельских полян…

Сама Людмила, мучаясь — а как иначе работать творческой личности? — в поисках идеи выставки, пошла по верной тропинке, замыслив показать работящий, крепкий город, укоренившийся в окрестных лесах, полях, лугах. На руку автору сыграло административное построение муниципального образования (в городскую черту входят поселки Алексеевка и Усть-Кинельский). А художнический взгляд самого фотографа, его искреннее "ах!" перед тихой красотой березовой или дубовой рощ или пышного ковра из алых маков, будто чьей рукой раскинутого посреди поселка (все это сюжеты ее нынешних работ) известен и по прежним экспозициям Мельниченко и здесь, и в различных самарских выставочных залах.

Однако ничего патриархального и тем паче лубочного нет в "портрете" Кинеля, не один день снимаемого внимательной и вдумчивой фотокамерой Мельниченко. И когда попадают железнодорожные товарные составы в ее объектив, они, не теряя своей мощи, органично вписываются в пространство ("Вид на станцию Кинель с вертолета"), а бегущие за рамки фотографии рельсы, припорошенные снежком, и угол старинного кинельского вокзала и вовсе создают атмосферу дорожной романтики.

…Так — от снимка к снимку, словно подбирая аккорды к поэтическим строфам — и рождается на глазах зрителя (или в его чувствах?) этот городской фотографический романс. И ты уже, как вкопанный, стоишь перед работой: голубо-голубой деревянный красавец — дом с окошками в наличниках, как в старинном зеркале, отражается в бегущей по улице реке тающего снега… "Почти Испания" называется этот кинельский весенний пейзаж. А другой дом — тоже голубой — с дивными заморскими кустами на первом плане — навевает "Испанский мотив". Чем не высокая нота в лирическом рассказе о малом, но самодостаточном городе на реке Кинель?

На одной волне

Хотя художественная фотография — искусство нешумное, бессловесное, но на открытии выставки первые ее посетители не молчали. Говорили о своих впечатлениях люди разные: местный краевед Виктор Иванович Лазюк и школьная учительница Татьяна Ивановна Маслова, педагог-музыкант Диана Леонова, чье фото нашло свое место в многоликом портрете Кинеля, и депутат Самарской губернской думы Александр Живайкин.

Глава Кинеля Владимир Чихирёв — среди зрителей не потому, что статус городского головы обязывает. Владимир Александрович — сам фотограф со стажем: как взял еще школьником в руки ФЭД-6, так и остается верен увлечению. Как сам говорит, "дорос до "цифры". У мэра Чихирёва к выставке Мельниченко интерес особый. Потому как это он предложил Людмиле творческое участие в юбилейном Дне города. Он же сформулировал и социальный заказ, далекий от казенного задания-поручения: "Ты — автор! Пусть твоими глазами горожане и гости увидят наш Кинель".

В творческой свободе Людмила Мельниченко не заплутала. Кинель мы видим не только ее глазами, но настраиваемся на волну ее личного восприятия мира. Мира, сфокусированного на одной улице, березовом хороводе вокруг домов или солнечных веснушках на детской мордашке…

52

Последние статьи

17 августа
16 августа
15 августа
14 августа
13 августа
12 августа
09 августа

Архив Общество

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1