Дневник космонавта Кононенко: «На Земле заново привыкаю к кровати»

Это фото семьи Кононенко было сделано в Самаре, куда они хотели бы попасть в том же составе
Это фото семьи Кононенко было сделано в Самаре, куда они хотели бы попасть в том же составе

В последних числах июня после почти семимесячной космической командировки на Землю вернулся экипаж корабля «Союз МС-11» во главе с Героем России Олегом Кононенко. Спускаемый аппарат с нашим земляком, канадцем Давидом Сен-Жаком и американкой Энн МакКлейн мягко приземлился в степях Казахстана. Сейчас Кононенко проходит послеполетную реабилитацию и уже строит планы на будущее.

25 июня. Доброе утро, Земля!

«Три дня до возвращения на Землю были напряженными, - вспоминает Олег Кононенко. - Упаковка корабля оборудованием и подготовка к спуску занимала все время. Чуть ли не за час до закрытия люков закончил укладку «срочных» грузов: результатов научных экспериментов, пробы крови, которые хранились в холодильниках. Даже забыл пообедать, почти сутки ничего не ел. Всем экипажем по традиции собрались вместе, обнялись, расцеловались, сняли все это на камеру, а затем пошли работать каждый по своей циклограмме».
На борту МКС остались американцы Ник Хейг, Кристина Кук и россиянин Алексей Овчинин, который и закрыл люк с внутренней стороны станции.


«Как правило, много времени занимает проверка на герметичность всех люков, скафандров, самого корабля, - продолжает свой рассказ наш земляк. - Расстыковка жестко привязана по времени. Это связано с построением ориентации, включением двигателей на спуск. К тому же пришлось отстыковаться от станции в развернутом положении».
Далее корабль уже работал в автоматическом режиме, но под контролем Кононенко, который следил за приборами и держал постоянную связь с Землей.
Космонавт признается, что в иллюминаторы во время посадки не смотрел - при перегрузке в 4,18g крутить головой не было желания.
При входе в атмосферу обшивку спускаемого аппарата охватывает пламя, а внутри становится заметно «теплее». Постепенно скорость корабля гасится до 220 м/с.
«В это время сильно трясло. После срабатывания парашютной системы скорость снизилась до 10 м/с. В ожидании удара о землю прекратили разговоры, все приняли наиболее безопасную позу».
По словам Кононенко, сама посадка получилась мягкой, все прошло штатно. Ранним утром, в 5.48 по московскому времени, экипаж приземлился в казахстанской степи. Аппарат встал вертикально, то есть люком вверх. Так экипажу удобнее выбраться из него. И, кстати, такая посадка говорит о мастерстве командира. Именно он первым и выглянул из корабля. Толпа встречающих радостно кричала, махала руками. Олег в ответ тоже поднял руки и сказал: «Доброе утро!»
После длительного пребывания в невесомости мышцы членов экипажа ослаблены, нарушено кровообращение. Поэтому их тут же подхватывают на руки и полулежа укладывают в специальное кресло.


«Вокруг собирались медики, спасатели, журналисты. Сразу же стали измерять давление, пульс, определять количество кислорода в крови. Я же в это время наслаждался тишиной и свежим воздухом. Даже несмотря на то, что вокруг была суета и задавали много вопросов. Мне дали яблоко, которое я пару раз надкусил. Обычно ничего не прошу привозить на посадку, но традиция есть традиция. Поэтому заранее сказал, чтобы было яблоко. Только не турецкое, а местное, казахстанское. И конечно, приземлившись, сразу ощущаешь силу тяжести. Руки, голова становятся тяжелыми, ноги - как ватные. Уже в палатке, расположенной рядом, стали снимать скафандр. Когда согнулся в поясе, почувствовал, как мышцы дрожат от напряжения».
Сразу после посадки нашему земляку позвонил глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин и поздравил его с успешной посадкой.
«С семьей я не связывался. Жена Татьяна с детьми Андреем и Алисой с ночи находились в Центре управления полетами в городе Королеве и по прямой трансляции видели и саму посадку, и то, что происходило дальше».
После дополнительных медицинских обследований члены экипажа на отдельных вертолетах полетели в аэропорт Караганды. Оттуда Давид Сен-Жак и Энн МакКлейн отправились в Хьюстон, а Олег Кононенко спецбортом - на подмосковный аэродром Чкаловский. Во время этого перелета он просто спал.
В Чкаловском его встретила семья, приветствовали руководители «Роскосмоса», коллеги и друзья. Кононенко сам спустился с трапа и уже ходил, хотя и при поддержке сопровождающих. Дальше, уже на автобусе, он отправился на послеполетную реабилитацию в профилакторий Центра подготовки космонавтов.

5 июля - 14 июля. Обычная семья

«Ранним утром следующего дня после приземления меня разбудили врачи и предложили десять минут постоять, измерили мне давление, сняли кардиограмму, - рассказывает Олег Кононенко. - Каждый день у меня теперь начинается со сдачи анализов, и первые, кого я вижу, - это врачи. Перечень реабилитационных мероприятий для вернувшегося космонавта отработан годами. Это медицинские эксперименты на велосипеде, беговой дорожке, малой центрифуге. Обязательны занятия физкультурой, но бегать и прыгать никто не заставляет. Я делаю растяжку, немного силовых упражнений, плаваю в бассейне. Первый раз после полета проплыл 200-300 метров, сейчас - значительно больше. Не очень люблю сауну, но она тоже необходима в этот период».
Наш земляк признается, что ему в космосе часто снилось, как по телу течет вода. И теперь под душем он может простоять хоть целый час. Многие привычные для нас ощущения у космонавтов, вернувшихся с орбиты, меняются. Даже кровать после невесомости становится неудобной.
«В космосе опоры нет, а на Земле ее всегда чувствуешь. Сейчас, если просыпаюсь среди ночи, чувствую, как на меня «давит» кровать. Так что и к ней приходится заново привыкать. Перестраивается желудочно-кишечный тракт, его перистальтика. На борту у нас были разнообразные сублимированные блюда, консервы, свежие фрукты и овощи, которые нам периодически присылали. По возвращении никаких диет не соблюдаем. Первую неделю питался в профилактории, так как был строжайший режим обсервации. Теперь хожу в летную столовую и ем все, что готовят для других, правда, пока в отдельном зале».
Реабилитационные мероприятия для Кононенко не в новинку, ведь он уже четвертый раз слетал на МКС.
Подведение итогов работы на орбите еще впереди. Но уже сейчас можно констатировать, что наш земляк провел в общей сложности на станции почти 737 суток и таким образом установил мировой рекорд. Совершил два уникальных выхода в открытый космос. Провел огромную работу по поддержанию работоспособности российского сегмента МКС, выполнил множество научных экспериментов и исследований. Впервые в истории международной станции Олег Кононенко был командиром двух экспедиций - МКС-58 и МКС-59.
«Я всегда лечу в космос с удовольствием, с таким же удовольствием возвращаюсь назад, понимая, что все намеченное выполнил», - говорит он.
Впереди - подготовка отчетов о космической экспедиции, еще один этап реабилитации в Сочи, потом обычный отпуск. А также ожидаются различные поездки, в том числе в Самару. Считается, что космонавты восстанавливаются после полета столько же времени, сколько находились на орбите. Далее - медкомиссия и возможное назначение в новый космический экипаж.
Сейчас Олег Кононенко уже может приезжать на выходные домой и все свободное время проводит с семьей.
«Дети очень рады папе. Мы наслаждаемся общением с ним», - говорит супруга Татьяна.
«Мы - обычная семья. Обычный папа, обычные дети...» - улыбается в ответ Олег.

53

Последние статьи

13 декабря
12 декабря
11 декабря
10 декабря
09 декабря
06 декабря
05 декабря
02 декабря

Архив Губерния

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
24 25 26 27 28 29 30
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4