Вышел русскоязычный альбом сайд-проекта Бориса Грим

На днях вторая по значимости группа Бориса Бурдаева «Дева Осьминог» выпустила второй альбом. Диск под названием «Первая любовь» (18+) получился психоделичнее по музыке и провокативнее по содержанию, чем самые смелые песни «Братьев Грим». За это его некоторые и полюбят.

В период неопределенности «Братьев Грим», продолжавшийся чуть ли не десять лет, Борис Бурдаев запустил как минимум три альтернативных проекта. Тот, что был назван Octopus Maiden, отличала направленность на некоммерческую инди-музыку. Их первый полноценный альбом The Beings вышел в 2017-м. Однако тренды поменялись, и Борис русифицировал команду - теперь она называется «Дева Осьминог» и поет на своем родном.

Почему песни этого проекта не оказались в репертуаре примоднившихся «Братьев Грим», становится ясно сразу же. Если основная группа Бориса - это все-таки поп-проект для широкой аудитории, то культурный портрет слушателя «Девы Осьминога» вы найдете на обложке «Первой любви». На ней, стилизованной под вкладыш Love Is…, обнимаются медведь и омоновец. У последнего на куртке непривычные четыре буквы - «рейв»... Дело в том, что современная молодежь слегка тоскует по специфическому драйву 90-х, который она не застала. И Борис на правах главного Питера Пэна нашей сцены его транслирует. В эту концепцию укладываются максималистские позиции лирических героев «Девы Осьминога», обилие бранных слов, да и вообще дух пониженной социальной ответственности.

В музыкальном же плане альбом не оглядывается на девяностые. Саунд сформирован под влиянием актуальных неопсиходелических и шугейзовых западных групп. При этом российские аналоги «Девы Осьминога» найти нелегко. Тут следует отметить хорошую работу гитариста и музыкального соавтора Владимира Косорукова.

Четыре песни в «Первой любви» знакомы слушателю со времен Octopus Maiden - они получили русский текст и ничего более. Завершается альбом инструментальной композицией. Получилось, что в треклисте «Первой любви» ровно половина оригинальных песен. Самая хитовая - пожалуй, «Кино». В ней Борис и девушки дуэта «Комсомольск» с их пионерскими голосами хлестко посылают современный кинематограф, по-романтически противопоставляя ему реальный жизненный опыт. Рядом с этим треком - увлекательная психоделическая байка про атакующих столицу разноцветных медведей. Презабавно вплетены в нее элементы лубочного фолка. Однако иногда Бурдаев слишком уж переигрывает с ролью бунтующего подростка, и получается, например, совершенно дикая по содержанию «Ялта».

Значительный изъян у «Первой любви» по большому счету один, и связан он с динамикой. Например, открывающая альбом «Песня мертвых» безукоризненно стильно стартует в духе поздних The Horrors, но срывается в инструментальный кусок, звучащий затянутым из-за недостатка экспрессии. В других местах Бурдаев дает «плохого парня» в тексте, но вокал остается ровным и гладким, так что непонятно, чему верить. Вероятно, все это последствия того, что сведением и мастерингом альбома Борис занимался самостоятельно.

Если же не придираться, то получился выдающийся материал. Истинным рок-н-ролльщикам он наверняка придется больше по нраву, чем уютные песни «Братьев Грим». А уж тем, кто начнет знакомство с творчеством Бориса Бурдаева с «Первой любви», остается только позавидовать.

96

Последние статьи

14 июня
13 июня
11 июня
10 июня
09 июня
08 июня
07 июня

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2