В дружины, созданные в уездах нашей губернии и отправившиеся на Крымскую войну, вступило более тысячи человек

Во время  посещения панорамы «Оборона Севастополя 1854–1855 гг.» можно узнать о героических защитниках Крыма
Во время посещения панорамы «Оборона Севастополя 1854–1855 гг.» можно узнать о героических защитниках Крыма

На этой неделе в стране отметили День воссоединения Крыма с Россией. По всей области состоялось множество праздничных мероприятий. А в ряде школ губернии были проведены уроки, где ребятам рассказали о героях Крымской войны 1854-1856 годов, среди которых были и самарцы.

Царский манифест

Военные действия между Россией и Турцией начались в 1853 году, а вскоре союзниками османов стали Великобритания и Франция. Самарская губерния находилась на большом расстоянии от театра военных действий, поэтому война поначалу не сильно затронула жителей недавно образованного региона. На территории Самарского, Ставропольского, Бузулукского, Новоузенского и других уездов проводили благодарственные молебны. Народ активно шел в храмы и, как писали современники, «помогал копеечкой русскому воинству». Но в марте 1854 года император Николай I подписал манифест о приглашении на службу отставных нижних чинов и предоставлении им различных льгот. Многие бывшие солдаты и унтер-офицеры из Среднего Поволжья откликнулись на призыв государя.
А затем в Самаре создали губернский комитет ополчения для руководства и оснащения дружин. Но еще до начала формирования народного ополчения добровольцы начали проситься на войну. Причем не только молодые люди. Как рассказала «ВК» доктор исторических наук Людмила Артамонова, на войну изъявил желание пойти 56-летний крестьянин Иван Кинельский.
По словам Артамоновой, уже в начале 1854 года в сообщениях самарскому губернатору Константину Гроту говорилось о стремлении отдельных государственных крестьян и даже целых групп вступить в армию. Причем это были не деревенские маргиналы, а положительно характеризовавшиеся начальством и сельским обществом жители, которые «под судом и следствием не состояли и не состоят».

И дворяне, и крестьяне

Весной 1855 года из Самары в составе особого стрелкового полка было отправлено 300 добровольцев из удельных крестьян. А 25 сентября вышел указ нового императора Александра II о привлечении Самарской губернии к ополчению. Стоит отметить, что Севастополь к тому времени пал, но это не изменило решимости России продолжать борьбу. Поэтому, как отмечают историки, в Заволжье и Приуралье начался набор ополченцев.
В октябре в Самаре собрали чрезвычайное дворянское собрание, где было решено сформировать 12 дружин. Из числа дворян были выбраны командиры подразделений. Причем старались привлекать людей с боевым опытом, но таких не хватало. Затем начали ставить на офицерские должности и людей без боевого опыта, но вакансии из-за малой  численности дворян в губернии оставались незанятыми. Поэтому вскоре офицерами ополчения стали и чиновники недворянского происхождения.
«Сменили спокойное место на мундиры прапорщиков коллежские регистраторы Самарского губернского правления Загарин и Бузулукского уездного суда Холевин, - рассказала профессор Артамонова. - Чины и должности подпоручиков получили коллежские секретари строительной и дорожной комиссии Ковдин, губернского правления Никифоров, палаты государственных имуществ Андрузский. В чинах поручика и штабс-капитана прибыли в ополчение титулярный советник губернского правления Кулыгинский и чиновник особых поручений при губернаторе Фиомиди».
Главным начальником над губернским ополчением стал отставной генерал-майор князь  Урусов. Дружинам велено было собраться в Самаре, Ставрополе, Кинель-Черкасской слободе, Бузулуке, Бугуруслане, Бугульме, Николаевске и Новоузенске. Общая численность дружин составила более 1100 человек. В дружине Ставропольского уезда было 104 ополченца. Армейское начальство для обучения новобранцев прикомандировало к каждой дружине опытных унтер-офицеров.

Помогали бинтами, рублями и сухарями

В уездах для воинов собрали белье, продовольствие, фураж, а на средства комитета ополчения были закуплены обмундирование, обувь, шанцевый инструмент. Причем в газете «Самарские губернские ведомости» отмечалось, что вещи были очень добротные. Вообще, ополчение снаряжалось в основном за счет жителей региона. Население приняло живейшее участие в денежных сборах на солдатские нужды. Например, еще до начала официального созыва ополченцев в губернии представители различных слоев общества договорились о сборе средств с купцов и мещан. Кто-то давал 100 рублей, а кто-то 20 копеек. На эти деньги закупалось оружие на заводах Тулы.
В течение всей войны население губернии продолжало собирать для армейских госпиталей бинты, нижнее и постельное белье, а также ржаные сухари. Государь выражал благодарность жителям региона, о чем печатали сообщения «Губернские ведомости». Например, в Саратовскую провиантскую комиссию доставили большое количество ржаной муки, пожертвованной купцами и богатыми крестьянами Ставропольского уезда.

Герои войны

По рассказам самарских краеведов, при обороне Севастополя геройски себя проявил Павел Петров. Он был награжден серебряной медалью на георгиевской ленте и бронзовой медалью на андреевской ленте. А матросы-артиллеристы Гурьянов, Гетманенко, Неверов, Гудков и Труфанов получили награды за усердную службу на береговой батарее, оборонявшей Севастополь. Многие герои получили земельные наделы в уездах губернии.
Проявил себя в Крымскую войну и будущий видный общественный деятель губернии Петр Алабин. В составе Охотского егерского полка он участвовал в Ольтеницком и Инкерманском сражениях и пробыл в составе севастопольского гарнизона почти семь месяцев. Петр Владимирович был награжден орденом св. Анны 3-й степени и орденом св. Станислава 2-й степени.   
В Самару к Алабину приезжали многие ветераны Крымской войны, а георгиевский кавалер генерал Иван Голев последние семь лет своей жизни провел в Самаре. Он также был награжден в 1854 году орденом св. Владимира 3-й степени с мечами, а в 1855 году дважды получил золотое оружие с надписью «За храбрость».
Одиннадцать дней Голев со своим полком не сходил с самого передового укрепления оборонительной линии Севастополя, на который был направлен яростный штуцерный и артиллерийский огонь неприятеля. За это время выбыло из строя более половины солдат и офицеров. Голев был похоронен в Иверском монастыре.
В городах губернии проживали еще несколько участников крымских битв. Историки называют такие фамилии: Бартельсон, Марков, Поплавский, Сербин, Алиманов, Красильников.

Подвиг иеромонаха

Через 60 лет после героической обороны Севастополя самарцы вновь совершали подвиги, защищая этот город.
Иеромонах Антоний (в миру Василий Смирнов), судовой священник линейного минного заградителя «Прут» Российского императорского флота, окончил Самарское духовное училище. В 1909 году из Бугульминского Александро-Невского монастыря Самарской епархии перешел на службу в военно-морское духовное управление. Как говорилось в указе, «был направлен для духовного окормления военных моряков корабля «Прут».
16 октября 1914 года он погиб вместе со своим кораблем в бою с германским линейным крейсером «Гебен» недалеко от Севастополя. Рано утром «Прут», возвращаясь с задания, в 14 милях от мыса Херсонес встретил в море «Гебен». Крейсер поднял сигнал с предложением сдаться. Командир «Прута» капитан 2-го ранга Быков приказал готовить корабль к затоплению. «Гебен» обстрелял российский корабль из своих орудий и поджег его.
Команда открыла кингстоны и стала высаживаться на шлюпки. Когда корабль начал погружаться в воду, отец Антоний стоял на палубе и осенял Святым Крестом свою паству, в волнах боровшуюся со смертью. Ему несколько раз предлагали сесть в шлюпку, но он, чтобы не отнимать место у воинов, отказался. За этот подвиг Антоний был посмертно награжден офицерским орденом св. Георгия 4-й степени.

На войну добровольцами просились не только молодые люди. Так, изъявил желание пойти на фронт 56-летний крестьянин Иван Кинельский

32

Последние статьи

15 сентября
14 сентября
13 сентября
12 сентября

Архив Общество

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31