«В обществе надо формировать нетерпимость к браконьерству»

1 710 тыс. рублей ущерба добровольно возместили нарушители правил охоты с начала года
1 710 тыс. рублей ущерба добровольно возместили нарушители правил охоты с начала года

24 декабря прошлого года областной департамент охоты и рыболовства возглавил Виктор Трусов. До этого он больше 10 лет руководил региональным управлением Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору, а ранее возглавлял самарское управление по охране, контролю и регулированию охотничьих животных. О решении важнейших проблем и задач, стоящих перед ведомством на 2019 год, главный охотовед губернии рассказал в интервью «Волжской коммуне».

- Два месяца назад, представляя вас в новой должности, губернатор Самарской области Дмитрий Азаров поставил перед вами ряд задач, среди которых - обеспечить эффективный заслон браконьерству. Как в этом направлении велась работа прежним руководством департамента и как обстоят дела сегодня?

- Если говорить о результатах работы департамента в прошлому году, то я бы отметил два уголовных дела, которые «развалились» в суде. С начала этого года мы имеем уже 10 возбужденных дел. Одного нарушителя арестовали, второго задержали на 48 часов. И каждый из тех, кто был задержан с поличным за незаконную охоту, полностью оплачивает нанесенный природе ущерб. Иными словами, все сознаются в своем правонарушении и признают вину.

Результат здесь полностью зависит от составления первичных документов. Если ты правильно собрал доказательства, закрепил их, то и чистосердечное признание в суде может не пригодиться. Но для этого надо, чтобы на место происшествия вовремя прибыл дознаватель и следственная группа. Обычный егерь со своим седьмым разрядом «конно-ручных работ» здесь ничего не сможет сделать. Если у жулика появится возможность «нырнуть» в брешь в доказательствах, которую мы сами создали, то он обязательно постарается уйти от правосудия. А когда по всем фронтам его прижали к стенке, то никуда он не денется.

- Какие санкции сегодня предусмотрены в отношении таких нарушителей?

- Федеральным законом №157 от 27 июня 2018 года была ужесточена ответственность за незаконную охоту. Если раньше ст. 258 УК РФ предусматривала до двух лет лишения свободы, то теперь срок увеличен до пяти. Максимальный штраф также увеличился с 200 тыс. рублей до 1 млн. Это касается случаев, когда охотничьим ресурсам причинен особо крупный ущерб. Он начинается от 120 тыс. рублей. Иными словами, за незаконно добытого лося или косулю нарушитель автоматически попадает под санкции этой статьи со всеми вытекающими последствиями.

- Вы считаете, это может остановить браконьеров?

- В ближайшей перспективе — вряд ли. По крайне мере пока мы не сформируем у общества нетерпимое отношение к браконьерству. Помнится, раньше у охотников было неписанным правилом при встрече в поле с незнакомым человеком с ружьем показывать друг другу свои охотничьи билеты. Это было правилом хорошего тона. Сейчас же удивляет реакция людей в социальных сетях, которые возмущаются тем, что мы ужесточаем наказание для нарушителей правил охоты, и даже пытаются оправдывать жуликов, десятками убивающих зверей. Борьбу с браконьерством поздно вести, когда в охотнике уже сложилось подобное отношение к природе. Начинать надо с «младых ногтей». Например, когда человек впервые берет в руки ружье и учится стрелять. Посудите сами: сегодня в Самарской области выдано 80 тыс. охотничьих билетов и разрешений на ношение охотничьего оружия. А путевок на охоту в этом году нами было оформлено всего 30 тысяч. Где остальные? Хорошо если просто держат стволы в сейфах.

Сейчас в Государственной думе обсуждаются изменения в закон «об охоте и сохранении охотничьих ресурсов». В него предлагается внести поправки, чтобы охотничий билет выдавался как автомобильные права - сроком на 10 лет. А физическое лицо, впервые его получающее, хотят обязать пройти обучение и сдать охотничий минимум, включающий в себя помимо правил безопасности основы биологии животных.

По моему личному мнению, подобные экзамены надо сдавать ежегодно. Когда я был в Австрии — законодателе охотничьей моды — проходил обязательные охотничьи курсы, в том числе по стрельбе. Так вот, если во время экзамена ты не попадаешь с определенного расстояния в нужную часть тела животного, нарисованного на стенде, то право на охоту не получаешь. Также надо при помощи бинокля уметь определять возраст и пол животного. И прийти пересдать можно только через год. В охотугодьях законы еще строже. Если ты добыл вместо трехлетнего оленя пятилетку, то получаешь публичное порицание — вплоть до публикации в «уголке позора» местного охотничьего журнала твоей фамилии.

А что у нас? Достаточно уведомления, в котором охотник говорит, что знает охот-минимум. Молодой человек говорит «я хочу», и в течение пяти дней ему должны оформить документы. И после этого он получает право на оформление разрешения на приобретение оружия.

- Почему так происходит?

- Люди постарше могут вспомнить советские времена и общества охотников. При вступлении в них молодых членов работала система наставничества, обучения и подготовки. В течение двух лет нужно было ходить со знающими охотниками, после чего те поручались за нового члена.

Но была и другая сторона медали. Представьте ситуацию, когда нарушителя лишали охотничьего удостоверения, а обществ, где можно сделать новое, было множество. Госпошлина составляла всего один рубль, членский взнос — 10 рублей. Заплатив их, можно было опять получить «корочки» и идти на охоту. Фактически статья административного кодекса о лишении права на охоту не действовала, а общественные организации подменяли функцию государства. Несколько лет мы боролись с этим, и в итоге добились принятия единого охотничьего билета. Тогда произошла настоящая революция. И как это часто бывает, вместе с плохим вымели и хорошие начинания. Институт наставничества и поручительства был утрачен. Никого ничему не учат. Эту тенденцию в самое ближайшее время мы намерены переломить.

- А ваши специалисты будут готовы, если в один прекрасный момент всех охотников заставят регулярно подтверждать свои знания?

- Я уже дал команду собрать все материалы и подготовить программу для обучения наших специалистов с целью дальнейшего проведения теоретических экзаменов по требованиям охотминимума - в форме тестирования. Уверен, с этой работой мы справимся и планируем издать четыре профилактических брошюры в 2019 году.

А вообще менять надо не только систему обучения азам безопасности при охоте и нормам законодательства, но и в целом отношения к окружающему нас миру. Опять вернусь к Австрии. Когда мы путешествовали по этой маленькой стране, удивлялись тому, как много дикого зверя пасется в непосредственной близости от населенных пунктов. Понимание пришло позже: оказывается, у местного населения не возникает даже мысли добыть косулю или оленя, когда это запрещено. При этом плотность населения там очень высокая, но зверя — еще больше, чем людей. В одной маленькой Финляндии лосей добывают больше, чем во всей России.

Почему? Зайдите на Авито. В Самаре в открытую предлагают купить туши лосей и кабанов. Браконьеры начали торговать своей добычей практически в открытую, принимая заказы онлайн. Мы их, безусловно, поймаем. Но пока наше общество не научится жить бок о бок со зверем и не перестанет считать это чем-то сверхъестественным, ситуация не изменится. В 1989-1990 годах у нас в области официально добывали 1200 лосей в год. И это было не больше 10% от общего поголовья зверя. А сейчас мы смотрим: в наших охотугодьях проживает всего 3600 лосей. Мы за 20 лет снизили их численность многократно.

- Как сегодня обеспечивается правопорядок на территории наших охотугодий?

- В области 117 закрепленных (частных. - Прим. ред.) охотугодий, полномочия по охотничьему контролю на них государство передало охотопользователям. Егеря сегодня имеют возможность составлять акты о нарушениях и направлять их нам, после чего мы возбуждаем дела об административных правонарушениях и привлекаем человека к ответственности. Но здесь, как и в любой другой отрасли, есть «отличники» и есть «двоечники». Сегодня мы выясняем, в достаточном ли объеме охотопользователи выполняют работы по подкормке зверя, укомплектован ли у них штат егерей, соблюдаются ли требования по охране. Если за этим никто не следит и по всем пунктам провалы — то мы в полном праве забрать участок и выставить на аукцион, где его получат новые арендаторы, готовые инвестировать в эту отрасль свои деньги. И такие желающие уже есть.

Что же касается остальных территорий, то соглашение о взаимодействии подписано со всеми контролирующими органами. Мы привлекаем бойцов Росгвардии, выезжаем в совместные рейды с Ростехнадзором — ловим нарушителей на снегоходах. У нас есть собственное управление контроля и надзора, а также ГКУ «Управление охотресурсов», которое помимо охраны занимается воспроизводством поголовья в общедоступных охотугодьях. Материальная база позволяет нам работать в любое время года, причем как по суше, так и на воде. И если мы в самое ближайшее время не наведем порядок в области охотнадзора, то грош нам цена. Я поставил задачу всем нашим районным специалистам активизировать свою работу в этом направлении, и уже сегодня виден результат. Задержания нарушителей проводятся еженедельно.

- Помимо материальной базы, чтобы задерживать нарушителей, ваши специалисты наверняка наделены особыми полномочиями. Будет ли расширяться их сфера?

- На прошлой неделе у меня состоялась рабочая встреча с врио начальника Центра лицензионно-разрешительной работы регионального Управления Росгвардии. Мы обсудили вопрос обеспечения наших районных специалистов табельным оружием. Об этом говорили давно, однако до последнего времени должного внимания ему не уделялось. Когда-то оружие выдавалось нам для защиты своей жизни и сохранения здоровья. Между тем, с 2010 года в стране действует 491-е постановление правительства «Об обеспечении служебным оружием и специальными средствами должностных лиц специально уполномоченных государственных органов по охране, надзору и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания». В документе указано, что наши специалисты имеют право на применение служебного оружия, в частности для «остановки транспортного средства путем повреждения, если его водитель создает реальную опасность для жизни или здоровья должностных лиц и не подчиняется их неоднократным требованиям остановиться». Знаете, остановить транспортное средство с нарушителями в открытом поле действительно очень сложно, и это почти всегда связано с реальной опасностью для участников погони. И иногда прострелить шины автомобиля, лишив его возможности совершать опасные маневры, — самый правильный и вынужденный вариант.

Наши специалисты уже в ближайшее время могут получить в аренду у Росгвардии пистолеты ИЖ-71 (аналог ПМ), а также специальные средства — заградительные шипы для принудительной остановки машин, наручники и защитные жилеты. Уверен, уже эту осень мы встретим во всеоружии.

 

30

Последние статьи

24 апреля
23 апреля
22 апреля
19 апреля

Архив Общество

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 1 2 3