История губернии

Жулики в погонах

10 лет назад на скамье подсудимых оказались высокопоставленные начальники ПриВО
Декабрь 1999 года. Андрей Смирнов в зале суда
Декабрь 1999 года. Андрей Смирнов в зале суда

Во второй половине 90-х годов по всей стране были вскрыты сотни фактов крупных хищений в структурах Минобороны, по которым возбуждены десятки уголовных дел. Однако до суда удалось довести всего несколько случаев. В этом ряду самым громким считается судебный процесс по делу бывшего начальника финансово-экономического управления Приволжского военного округа генерал-майора Андрея Смирнова и его подручных. Многие же другие уголовные дела, и в первую очередь те, в которых оказались замешаны военные с большими звездами на погонах, благополучно развалились еще на этапе предварительного следствия с формулировкой «за недостатком улик».

Финансист – должность опасная
До прихода Андрея Смирнова на этот ответственный пост должность начальника ФЭУ ПриВО занимал скандально известный генерал-майор Георгий Олейник. Смирнов же довольно долгое время был у него заместителем и имел звание полковника. Но вот наступил 1996 год, когда министром финансов РФ стал Александр Лившиц, с которым Олейник в свое время учился в одном и том же экономическом вузе. В результате генерал-майор из Самары при покровительстве министра очень быстро сделал головокружительную карьеру: в том же 1996 году Олейник перебрался из Самары в Москву, где сразу же был назначен начальником Центрального финансового управления Министерства обороны РФ. А освободившуюся должность начальника ФЭУ ПриВО тут же занял Смирнов, уже вскоре после этого получивший звание генерал-майора.
Однако карьера Георгия Олейника очень быстро закончилась. Против него было возбуждено уголовное дело по обвинению в злоупотреблении служебным положением. Речь шла о 450 миллионах долларов, которые были перечислены со счетов Минобороны английской фирме, компаньону «ЕЭС Украины», причем якобы за некие стройматериалы, которые российское военное ведомство в итоге так и не получило. Миллионы при этом исчезли в неизвестном направлении. А Георгий Олейник в 2002 году получил три года лишения свободы. Правда, Верховный суд РФ его почти сразу же амнистировал, однако в феврале 2003 года бывший главный финансист МО РФ вновь оказался под судом – теперь уже за другие денежные аферы, и получил пять лет лишения свободы. Отсидев лишь половину этого срока, бывший генерал «с чистой совестью» условно-досрочно вышел на свободу весной 2005 года.
И все-таки они крутятся!
Что же касается Андрея Смирнова, самарского преемника Георгия Олейника, то после назначения служба новоиспеченного генерала в течение нескольких месяцев проходила на удивление безоблачно. Так продолжалось до начала 1997 года. Сейчас о тех событиях многие бывшие военные функционеры округа вспоминают, как о кошмаре. Именно тогда в округ вдруг нагрянула совместная комиссия Министерства обороны РФ и Счетной палаты РФ, после чего было возбуждено несколько уголовных дел, в том числе и в отношении генерала Смирнова.
А предыстория генеральского грехопадения оказалась следующей. 12 февраля 1996 года Министерство финансов РФ и Центральный банк РФ направили на места совместное указание об открытии новых банковских счетов для военных организаций с отличительным признаком в первом разряде «7», предназначенных исключительно для средств, направляемых из федерального бюджета на выплату зарплаты военнослужащим. Согласно этому указанию, зачисленные на такие счета финансовые средства могли расходоваться только по целевому назначению, то есть на выплату зарплаты, и никто не имел права направлять их на другие цели. Понятно, что это указание из Москвы встревожило отдельных представителей местного генералитета. Поскольку оно лишало их возможности проводить сомнительные финансовые операции, основанные как раз на нецелевом использовании бюджетных средств, а именно «прокручивании» их через коммерческие структуры.
В других военных округах этому решению все же подчинились, а начальник ФЭУ ПриВО Андрей Смирнов решил по-своему. Как установило следствие, новоиспеченный генерал-майор 15 апреля 1996 года направил в подчиненные ему подразделения письмо за своей подписью, в котором рекомендовал военным финансистам ПриВО не выполнять указание Москвы. Мол, открытие новых специальных счетов с отличительным признаком в первом разряде «7» приведет к запутыванию в учете и отчетности, и вообще осложнит и без того тяжелую жизнь военных. Сразу после этой директивы с подачи Андрея Смирнова и при «молчаливом согласии» его московского руководителя Георгия Олейника окружные финансисты начали «прокручивать» государственные средства через коммерческие структуры. Однако совсем скоро стороны, участвующие в «операции», поссорились и принялись скандалить по поводу дележа денег. Причем скандалить они начали в письменной форме. Вот текст некоторых из таких записок, в которых обе стороны предъявляют претензии друг другу.
Записка представителя части капитана Бессонова от 21 марта 1996 года на имя полковника Остремского: «…войсковой частью 65343 были перечислены в вашу часть денежные суммы в размере 300 миллионов рублей в оплату за цемент, песок, щебень… Данные материалы на эту сумму не были нам выданы до настоящего времени. Прошу Вас принять меры…»
Остремский, конечно же, и не подумал что-либо отвечать какому-то там капитану. Тогда полковнику Остремскому по тому же поводу пишет уже начальник ФЭУ ПриВО генерал-майор Смирнов: «Александр Иванович! Убедительно прошу выдать необходимые материалы, а то договаривались на взаимовыгодной основе, а начинается «футбол». Смирнову ответил главный бухгалтер в/ч 52737 подполковник Опанасенко, что, мол, ваших денег у нас всего 122, а вовсе не три сотни «лимонов», так что мы можем вас «отоварить» только на эту сумму. Смирнов снова пишет Опанасенко: «Не путайте «божий дар» с яичницей. Прекратите эту волокиту». Не правда ли, на удивление образным порой оказывается язык наших военных.
А вот еще один факт, вскрытый военными следователями. На банковский счет воинского объединения 73427, руководство которого, как уже можно догадаться, скрупулезно выполняло приказ генерал-майора Смирнова, 17 июля 1997 года поступило два миллиарда неденоминированных рублей на выплату денежного довольствия военнослужащим. И что с ними сделал начальник объединения полковник Крылов? Оказывается, 23 июля он подписал платежное поручение, согласно которому все поступившие два миллиарда перечислялись на счет некоего ООО «Лиана». Банк легко пропустил платежку, поскольку деньги шли со счета, в первом разряде которого не было упоминавшегося выше отличительного признака «7». Правда, через три месяца на допросе у следователя Главной военной прокуратуры Крылов утверждал, что поступить с бюджетными средствами подобным образом ему в телефонном разговоре приказал не кто иной, как… генерал-майор Андрей Смирнов. Однако генерал на очной ставке с Крыловым само существование такого устного распоряжения категорически отрицал, а его письменного приказа следователи так и не нашли. Что же касается денег, то они, как оказалось, вскоре были обналичены неизвестными лицами, а следы пресловутого ООО «Лиана» растворились где-то среди бескрайних российских просторов.
Генералы не воруют, а проявляют халатность
Уже в ноябре 1997 года генерал-майор Смирнов был отстранен от должности начальника ФЭУ ПриВО. Еще раньше военная прокуратура округа стала одного за другим арестовывать главных финансистов ряда воинских частей, через счета которых «прокручивались» самые большие бюджетные суммы. Закончилось же все отправкой в СИЗО и самого Смирнова в начале февраля 1998 года. Всем арестованным предъявили обвинения в причастности к хищениям финансовых средств в особо крупных размерах. На начальном этапе следствия сумма похищенных в ПриВО денег оценивалась в 17 миллиардов неденоминированных рублей. Однако впоследствии эта цифра снизилась до 10 миллиардов 675 миллионов.
Следствие шло долго, и только в декабре 1999 года на скамью подсудимых сели пятеро военнослужащих, обвинявшиеся в превышении должностных полномочий и присвоении бюджетных финансовых средств. Кроме Андрея Смирнова, в их числе оказался бывший начальник воинского объединения 73427 полковник Николай Крылов, а также начальники финансовых частей ряда подразделений ПриВО - майор Сергей Бусыгин, старший лейтенант Дмитрий Маханек и старший прапорщик Сергей Лихотоп.
Приговор суда оказался довольно неожиданным. Главным вдохновителем финансовых махинаций в округе был признан Крылов, которого приговорили к девяти годам лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества. Кроме того, Крылова обязали выплатить государству долг в размере 10 миллионов 675 тысяч «новых» рублей, а также лишили его звания полковника и всех государственных наград. А вот Смирнов был признан виновным лишь в служебной халатности, и его приговорили только к четырем годам лишения свободы. В итоге бывший начальник ФЭУ тут же попал под амнистию - и вышел на свободу прямо в зале суда. При этом его даже не лишили звания генерал-майора, и, стало быть, военной пенсии. Прочие же подсудимые получили условные сроки лишения свободы.
Ныне генерал-майор запаса Андрей Смирнов тихо и мирно копается на своей загородной даче, куда ездит на шикарной иномарке. Говорят, что несколько лет назад ему даже предлагали какую-то хорошую должность, но генерал отказался.
 

165

Последние статьи

19 февраля
18 февраля
17 февраля
16 февраля
15 февраля
14 февраля

Архив Общество

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6