«Опять запишем какой-нибудь винегрет»

Алексей Кортнев в жизни мало чем отличается от своего сценического персонажа в «Несчастном случае» и кажется, будто говорить по душам с ним можно весь вечер. Благо тем хватает - это и участие Алексея в телепрограмме «Доброе дело», и сочинение песен, и внезапно скромное музыкальное присутствие в фильме «День выборов-2». Обо всем этом он рассказал за час до недавнего концерта в Maximilian`s.

- Как так получилось, что вы стали телеведущим?

- Я очень долго отказывался от предложений по работе на телевидении, поскольку в основном мне предлагали форматы типа кулинарных поединков, дорожных шоу или ток-шоу социальной направленности. Мне это категорически не интересно и даже противопоказано. Но предложение поработать в «Добром деле» я принял тут же, потому что считаю это дело нужным. Несмотря на то, что в какой-то степени мне там приходится менять привычную манеру общения с публикой, я к этому готов. Это небольшая затрата для настолько доброго, полезного, эффективного дела. Уверен, что рассказ о самоотверженности, бескорыстности, профессионализме людей, приходящих на помощь другим, абсолютно необходим нашему обществу. И чем ситуация тревожнее и негативнее, тем больше должно быть таких программ.

- В вашей жизни были героические ситуации, в которых вы кому-то помогли или вам помогли?

- Я о них рассказывать не люблю и не хочу - для этого есть программа… Знаете, помню, что во время учебы в школе у меня были разные сердечные драмы. И вот как-то шел я по своему родному Ленинскому проспекту в Москве чуть не плача. Только что сильно поссорился с мамой и папой. То ли учиться стал плохо, то ли влюбился не так. Дело было глубокой ночью. Я заметил чугунную скамейку, которую перевернули какие-то «отдыхающие», остановился и поднял ее. Офигительно тяжелая была. Поставил ее на место и вдруг понял - вот же я совершил хороший поступок. И как-то, знаете, слезы мои просохли, и я пришел домой преображенным.

- Не мешает ваша работа на телевидении музыке?

- Я увлечен проектом, но я - это крошечная вершинка айсберга. В основном работают редакторы, операторы. Огромный штат телеканала, который ездит по всей стране и снимает сюжеты. Иногда группы выезжают туда, где нашлись герои, иногда людей привозят в Москву (порой из очень отдаленных пунктов), то есть здесь и логистика сложная... А потом мне достаются все лавры. Это, конечно, совершенно неверно. Я делаю одну сотую часть работы, необходимой, чтобы программа выходила в эфир. Так что не буду врать, «Доброе дело» отнимает у меня немного времени - несколько съемочных дней в месяц и несколько часов озвучивания.

- Есть оформившиеся планы насчет нового музыкального материала?

- Пока оформляются. Но есть четкие планы насчет того, как мы проведем наше пятидесятилетие с Камилем Лариным этой осенью. И это для меня сейчас важный проект - мы хотим сделать хорошее, интересное, красивое шоу.  Оно отберет достаточно много времени и денег. Кроме того, мы написали и сейчас находимся в стадии аранжировки и записи - рок-оперу по мотивам башкирского эпоса «Акбузат». В октябре состоится премьера в Уфе. Это огромный проект, который мы делаем уже больше года.

В группе мы все время вычерпываем из глубин забвения какие-то старые песни. И сегодня споем один такой забытый на 12 лет номер, который вдруг стал очень популярен... Я точно знаю, как хочу сделать следующий альбом. Но совершенно не уверен, что получится. Уже несколько раз в жизни бывало такое, что мы начинали делать концептуальный альбом, а вместо этого получались разрозненные песни. Я не склонен формализовать нашу писанину до такого состояния, что есть высоколобая концепция — и надо все песни в нее обязательно уложить. Так очень хорошо работали в 60-70-е годы. На этапах становления рока это было прекрасно, а сейчас немножко «поплыло»... Так что, я думаю, опять будет какой-нибудь винегрет, который мы запишем через пару лет.

- В фильме «День выборов-2» как-то не хватает вашей оригинальной музыки. Что пошло не так?

- Не могу сказать, что что-то пошло не так. Я так не считаю. Наоборот, мне кажется, «пошло не так» с первой частью «Дня выборов». Когда мы попытались перенести песни из спектакля на киноэкран, они очень сильно проиграли. Потому что это все-таки не «Ирония судьбы», где песня показывается от начала до конца. Советский, рязановский кинематограф мог позволить себе лакуну в три минуты, где Барбара Брыльска поет - и ничего больше не происходит. В современной комедии невозможно себе такое представить. Хотя есть счастливые исключения — как, например, последний фильм Жоры Крыжовникова «Самый лучший день». Я вообще считаю, что это лучшее, что сейчас делается в комедийном жанре...

Так вот, посмотрев первый «День выборов», мы с ребятами из «Квартета» и «Несчастного случая» убедились, что если из пародийной песни взять первый куплет, вырезать середину и показать последний припев, то не остается вообще ничего. Не ясна «шутка юмора». Ну да, покривлялся человек на экране, - как, скажем, группа Uma2rman, переодевшаяся в женские платья. О чем пели? Чего хотели? Поэтому уже в «Дне радио» мы отказались от оригинальных песен. То же самое было с «Днем выборов-2». Я считаю, это было правильное решение.

- Вы говорите, что начали на концертах петь старые песни. Как вы относитесь к тому, что в Сети могут появляться ранние или недоработанные вещи, которые вы бы не хотели показывать?

- Никак к этому не отношусь, поскольку в Сети не бываю и ничего там не смотрю. Да, я видел записи, где я фальшивлю. Но, знаете, я видел и записи, где фальшивит Фредди Меркьюри. Ну и что? А Паваротти как «пеночку» дает! Видишь и думаешь — ну все, сейчас должно рухнуть небо. Отнюдь! Пятнадцать тысяч человек хохотнули — и слушают дальше.

13

Последние статьи

18 июня
17 июня
14 июня
13 июня
11 июня

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1