Прямая речь

«Главное для художника – прийти к самому себе»

Самарский аквалерист Вячеслав Сухов – о творчестве и художеством вкусе

Недавно звание заслуженного художника Российской Федерации было присвоено самарцу Вячеславу Сухову - одному их лучших мастеров акварелей в современной России. Акварели Сухова, глубокие, полные тишины и нездешней печали, завораживают многих зрителей. Его произведения были представлены более чем на шестидесяти выставках в России и за рубежом.

Все начинается с игры

- Почему вы сосредоточились именно на акварели, чем она вам близка?

- Я много занимался акварелью, обучаясь в Пензенском художественном училище. Но работал и с маслом. В Самару приехал - бытовые условия плохие, масляной краской нельзя было работать - ребенок дома. Приходилось уединяться в ванной комнате и писать там акварелью. Потихоньку вошел во вкус. У акварели ведь есть такие возможности, которых нет у масляной живописи. Мне кажется, только ею в полной мере можно передать ощущение внутреннего свечения от того, что ты рисуешь. Параллельно я занимался монотипией - она созвучна акварели. Акварель требует большей внимательности, созерцательности. А в монотипии больше случайностей, и в их хороводе сложно разобраться. Но она дает большую свободу. Я поставил себе задачу совместить две эти техники.

- Ваши акварели не похожи ни на какие другие - они сдержаны, лаконичны...

- Это потому, что я и сам по характеру такой. Врать себе нет никакого смысла, нужно передавать себя таким, какой ты есть. Мне хотелось уйти от стандартных акварелей. Стараюсь, чтобы в моих работах не было ничего лишнего. Во многом, наверное, повлияла пензенская живописная школа - она более сдержана, чем другие. Я и не пытался перейти на яркие цвета. Думаю, мои акварели близки графике. Очень важный момент – отбор работ. Я много работал в первой самарской художественной школе - 28 лет. И к этому приучал и детей – научиться отличать хорошее от плохого. В том числе и в собственном творчестве.

- Как вы думаете, почему сегодня так мало художников, пишущих акварелью? Ведь эта техника доступна…

- Да, она доступна. Но в чем трагедия этого искусства? Соколов и другие ранние мастера акварели работали на литой бумаге, на которой можно было исправлять мазки. Сейчас бумага делается из ваты, она мгновенно впитывает краску, и ее уже ничем не сдерешь. И у начинающего художника возникает страх ошибиться.

- Вы экспериментируете с колоритом, со смешением разных красок?

- А как же! Пока не поиграешь с красками, как маленький мальчик, ничего не получится. Вообще, все начинается с игры.

- А карандашные наброски делаете, прежде чем писать акварелью?

- Нет, пишу сразу.

- И образ уже сидит в голове?

- Многое возникает неожиданно. Вообще, акварель не любит, чтобы долго работали над одним рисунком. Но иногда я все-таки возвращаюсь к одной и той же работе по несколько раз. Чувства чувствами, но многое в этом искусстве зависит от головы, от того, как выстроишь образ. Когда я преподавал, главным для меня было, чтобы начинающий художник мог выразить рисунком или этюдом какую-то свою мысль. Пусть коряво – но свою. Конечно, вначале должна быть школа. Но, освоив ее, надо работать головой.

- Среди ваших работ – много интерьеров. В них – необычный и, как пишет искусствовед Татьяна Петрова, «утративший телесность мир»…

- Мне как-то заказали сделать интерьеры. Долго я возился с ними, прежде чем у меня получилось что-то свое – лет пять. Комната, обычные вещи – попробуй-ка, создай там, в акварели, какой-то воздух. Это сложно.

Рождение нового художника - благодать

- Вы следите за творчеством молодых?

- Конечно. Когда рождается новый нестандартный художник - для меня это благодать. Школа - это замечательно, но она дает лишь первый толчок, а потом надо окунуться в себя, а не брать все откуда-то со стороны. Главное для художника - прийти к самому себе, быть индивидуальностью. Суметь выразить свою душу. Вот, скажем, самарский художник Вадим Сушко - он индивидуален, его почерк можно легко угадать по каждой из его работ, и не надо для этого смотреть на подпись. А когда все, что называется, из одной лужи пьют - это нехорошо. У меня ведь тоже юная башка не больно соображала. Трудно это было - найти свое лицо.

- За последние лет двадцать стало ли больше индивидуальностей в самарском искусстве?

- Мне кажется, да. Появилась целая плеяда художников, которые мне интересны. Раньше индивидуальностей было меньше. Работали, как правило, в одном русле - ни вправо, ни влево.

- Когда вы представляете свои работы на выставках, насколько вам важна реакция зрителей?

- Как-то не очень это интересует. Я радуюсь, когда знаю, что у меня получилась хорошая работа. А это бывает не так часто. Две-три штуки в год.

- А что это для вас значит – хорошая работа?

- Композиция - ядро произведения. К сожалению, этому мало учат. Но когда я смотрю на чью-то работу, прежде всего обращаю внимание на то, как выстроена композиция. Еще один важный вопрос - что ты хочешь сказать. Ты должен понять, хочешь ли ты рассказать в своей работе о многом, как Лев Толстой, или о малом, как Чехов. Произведение не должно быть перегружено ничем лишним. А в каком течении и в каком жанре оно создано – это не важно. Главное – как ты подходишь к теме. А можешь рисовать что угодно - хоть цветочки.

Богиня акварели

- Как реализуются ваши работы?

- Вкусы у всех разные. Кому-то нравятся мои работы, кому-то нужны красивые березки. Кому-то – то, что продается на Ленинградской. Те, кому нравятся мои акварели, иногда их покупают. Вот «Экспо-Волга» возила в Германию мои акварели – что-то там осталось у коллекционеров.

- Многие художники копируют свои произведения, чтобы не расставаться с этими образами даже тогда, когда они уходят куда-то на сторону...

- Нет, я не могу их повторить. Пробовал – не получилось. Столько туда вложено…

- Насколько развит художественный вкус у современных зрителей?

- Это проблема. Воспитание вкуса ведь идет от школы. А как там воспитывают? Открыли книжку с иллюстрациями - Левитан, Шишкин, еще несколько художников - и все, хватит вам, ребята, до свидания. А ведь художественное образование – это очень серьезное дело. Надо хотя бы познакомить детей с разными течениями в искусстве. У многих зрителей – мещанские вкусы, и изменить тут что-то тяжело. «Зачем нам грустная картинка? – рассуждают они. - Вот форсированные яркие цвета - это здорово...»

- Много сейчас пишете?

-Недавно приехал с дачи, жил там три месяца. Огород, внуки… Работать не получалось. Теперь надо три месяца пахать, чтобы восстановить творческий аппарат.

- А маслом сейчас не работаете?

- Пробовал совмещать – не получается: богиня акварели дала мне по башке – и там ничего не вышло, и здесь запустил. Техники все-таки разные. Надо быть преданным чему-то одному, иначе ничего не получится.

Врать себе нет никакого смысла, нужно передавать себя таким, какой ты есть. Мне хотелось уйти от стандартных акварелей. Стараюсь, чтобы в моих работах не было ничего лишнего. Во многом, наверное, повлияла пензенская школа

Справка

Вячеслав Владимирович Сухов родился в 1948 году в Куйбышеве. Окончил художественно-педагогическое отделение Пензенского художественного училища им. Савицкого (1970). В 1970-1998 гг. преподавал в детской художественной школе №1 (Самара). С 1970 г. – постоянный участник областных, зональных выставок. Член Союза художников России с 1993 г. Персональные выставки - в галереях «Меридиан» (2002), «Мария», выставочном зале СХР (2003), в Самарском художественном музее (2008), «Аqua-мир Вячеслава Сухова» (2012) в выставочном зале СХР. Произведения Вячеслава Сухова находятся в частных коллекциях в США, Швеции, Японии, Германии, Англии, Франции, Израиле и России.

111

Последние статьи

30 мая
29 мая
28 мая
27 мая
26 мая
25 мая
22 мая

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1