Век "ВК"

1945 год

СЛОВО ГАЗЕТЕ


Из объявлений «ВК» №№ начала 1945-го года


«21 января в 4 часа дня, в помещении областной библиотеки (Дворец культуры) областное правление Союза польских патриотов созывает митинг поляков г. Куйбышева, посвященный освобождению Варшавы – столицы Польши».

«Гр. Дубровин А.П., проживающий в г.Куйбышеве по улице Кооперативной... возбуждает дело о разводе с его женой Дубровиной З.В., проживающей в г.Куйбышеве по улице Полевой... Дело подлежит рассмотрению в народном суде Ленинского района».

«...Госавтоинпекция областного управления милиции проводит с 1 мая 1945 года полугодовой технический осмотр автопарка. К осмотру предъявляются все без исключения автомашины, прицепы, полуприцепы, тягачи на резиновом ходу. Все необходимые сведения об автомототранспорте. За каждую автомашину или тягач в Госбанк вносится по 5 рублей и по 3 рубля за прицеп или мотоцикл... За непредставление транспорта к осмотру виновные привлекаются к ответственности – штрафу до 300 рублей».

Управление милиции Куйбышевской области».

«Государственный театр оперы, балета и музыкальной комедии сегодня большой концерт-бал. В фойе танцы. Начало в 20 часов».


Коммунары – на войне

СЛОВО ГАЗЕТЕ

«ВЕСНА СОРОК ПЯТОГО»

«ВК» от 12 мая 1995 г

«В нашем полку были люди многих национальностей: украинцы, конечно, русские, а еще - узбеки, таджики, казахи, татары, армяне, грузины, даже один цыган - офицер, политработ­ник. Все знали, кто какой «нации», но ни для кого это ровным счетом ничего не значило. А значило дру­гое: как человек воюет. Честно ли. Не «сачок» ли. Надежный ли со­лдат. Умелый ли. И - ничего боль­ше.

На фронте я был «как все». Не хуже других, во всяком случае. И этого было достаточно, чтобы чув­ствовать себя - постоянно! - нуж­ным, значительным и уважаемым человеком.

* * *

Однажды, после одного «обе­да» в венгерской деревне мы впятером догоняли своих. Остальная команда вместе со старшим нас не дожда­лась. Видать, подвернулась попутка. Мы побрели по шоссе пеш­ком. Я – посредине, как единствен­ный почти трезвый; по бо­кам, вцепившись в меня, мои силь­но захмелевшие товарищи. Я ста­рался вести группу по осевой ли­нии - подальше от кюветов.

Вдруг навстречу - патруль. А мы в таком виде и без документов. В прифронтовой полосе. Ребята, увидев патруль, рас­терялись. И тут, оттолкнувшись от остальной четверки, выступил впе­ред солдат-казах:

- Вы - русские Иваны, и мы - русские Иваны! Неужели, не поймем друг друга?

Патрульные расхохотались и расступились. А мы побрели дальше.

Очень точно сказал тот казах: на фронте мы все были «русские Иваны».

* * *

Я не историк, не социолог, не психолог. И на фронте был куда меньше многих других - всего-то три месяца, включая пребывание в госпитале и не в самых тяжких боях. Однако, может, и мои личные впечатления то, что осталось в увядающей уже памяти, - тоже имеют какую-то ценность? И кое-какие мысли, рожденные этими впечатлениями, мысли о той великой, тяжелейшей войне.


Весной 45-го мы, простые солдаты (а офицеры, конечно, тем более), по-моему, чувствовали - хоть не говорили об этом - свою миссию: очистить Европу. От скверны, от мерзости, от жестокости, от зла и злобы - не знаю, какие слова тут самые точные. И еще мы понимали - уж это точно, что нельзя останавливаться, пока не добьем гада, и что это очень нужно нашей стране, нашему народу. А громких слов между нами не было, по-моему, по очень простой причине. Мы не чувствовали никакой своей избраннос­ти. Да, мы воевали - ну, вышло так: возраст у нас в войну оказался призывной - значит, если мы не хромые и не подслеповатые, место наше в армии, где же еще, так положено. А послали на фронт - значит, на фронт. Такая уж, независимо от нас, получилась наша «пайка» в общей народной судьбе. Кому досталось - голодать по кар­точкам, мерзнуть, падать от усталости у станков и плугов. А нам, значит, - воевать. Другое дело - как каждый себя вел. Хоть на фронте, хоть в тылу.

И Победа, 50-летие которой мы празднуем, это, конечно же, победа народа, а не одной только армии. Уточню: советского народа. В том сегодняшнем смысле, что - и русского, и казахского, и украинского, и татарского - всех. Всех вместе!

Больно, горько, что нет больше этого «вместе». Может, только пока - нет?..

А может, все-таки - есть? Ведь вот же сегодня юбилей Победы празднуем опять мы все вместе: от Минска до Бишкека.

Ю.ГИБШ».

Об  Ю.Гибше мы еще расскажем подробнее. Отметим только, что тема, которую он поднял в этом материале, достаточно актуальна в наши дни. Однако вернемся в день предшествующий Дню Победы. О чем рассказывала «ВК» тогда своим читателям? Разумеется, о приближении этого самого Дня...

НАКАНУНЕ

СЛОВО ГАЗЕТЕ

«Победа, завоеванная в труде»

«ВК» от 8 мая 1945г.

«...Горячее солнце щедро разливает по земле тепло. От этого тепла легонький парок поднимается над полями.

- бригада Ульченко штурмует последний участок, - говорит мне Степан Павлович Снарский – председатель колхоза имени Первой пятилетки Молотовского района Куйбышевской области, - завтра заканчиваем сев пшеницы...

Он погнал лошадь, направляясь в бригаду. Бригадир Ульченко, рослый, здоровый парень, спокойно, но очень внимательно следил за работой машин. Два трактора равномерно ходили по полю.

- Ну как, все в порядке? – спросил Снарский.

- Работаем бесперебойно, Степан Павлович...

- Научил ты людей работать, - заметил председатель.

- Хотят учиться, потому и научились, - ответил Ульченко.

...Действительно, почти все трактористы бригады – его ученики. Горшенин до прошлого года был прицепщиком, Зюзин и Блохин – водовозами. Сандюкова и Михалкина два года назад тоже работали на прицепах. Кропотливо и настойчиво обучал их Ульченко. В результате все молодые механизаторы великолепно справляются со своими обязанностями.

Но бригадир сказал правильно. Желание учиться у молодежи большое. Молодые люди знают, что заменяют здесь сражающихся на фронте. Ведь у каждого из них в Красной армии близкие и родственники. Вот у трактористки Михалкиной отец и оба брата погибли в боях. И она всю душу вкладывает в работу. В шуме тракторного мотора ей слышаться пулеметные очереди, и она, не зная устали, старается помочь своим трудом тем, кто сейчас добивает ненавистного врага.

...У репродуктора в правлении колхоза собралось несколько человек. Все затаили дыхание, когда послышался знакомый голос вождя народов. Верховный Главнокомандующий говорил об историческом событии – соединении советских войск с войсками союзников...

- Скоро конец войне, говорили колхозники, расходясь по своим рабочим местам, на которых они приближали Победу.

А.Александров».

День Победы! Его ждали все, от мала до велика, ловя из репродуктора незабываемый голос Левитана, читая на страницах газет «сводки» о взятии новых городов. И всем сердцем желая только одного - сообщения о Победе. И все-таки... оно пришло неожиданно, и обрушилось на головы людей «счастьем со слезами на глазах». А мы перелистываем пожелтевшие страницы «ВК» и останавливаемся на том самом дне - 9 мая 1945 года

"...наконец закончилась война"

                                                                СЛОВО ГАЗЕТЕ

                                                                                                            «ВК» 9 мая 1945г. №89 , СРЕДА


«УКАЗ

Президиума Верховного Совета СССР Об объявлении 9 мая Праздником Победы

В ознаменование победоносного завершения Великой Отечественной войны советского народа против немецко-фашистских захватчиков и одержанных исторических побед Красной Армии, увенчавшихся полным разгромом гитлеровской Германии, заявившей о безоговорочной капитуляции, установить, что 9 мая является днем всенародного торжества – ПРАЗДНИКОМ ПОБЕДЫ.

«ВК» от 9 мая 1945г. №89 , среда


«В СОВНАРКОМЕ СССР

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР об объявлении 9 мая ПРАЗДНИКОМ ПОБЕДЫ Совнарком СССР постановил считать 9 мая 1945 года нерабочим днем.

***

«ГОРОД ЛИКУЕТ»

«В тот тихий предрассветный час раздался голос Москвы. Левитан торжественно и взволнованно возвестил миру о Победе. И мгновенно город проснулся, ожил. Люди выбегали на улицы обнимались, целовались, плакали и смеялись от счастья.

...Пожилая женщина обнимает неизвестного ей человека: «С Победой!».

Раскрываются окна, люди кричат на улицу:

- Победа, враг разбит!

На улицах праздник. У репродукторов – настоящие митинги. На углу Куйбышевской и Ленинградской не смолкает громкое «ура».

... У ворот дома мужчина в накинутым наспех пальто расспрашивает дворника:

- Нет, ты расскажи подробнее, что передали...- У него сломался репродуктор и он не слышал сообщения.

...На углу Чапаевской и Льва Толстого инвалид-фронтовик плача от счастья, прерывающимся голосом говорит собравшимся:

- Вот она, долгожданная Победа! Слава тем, кто сражался и погиб за нее.

...Около швейной мастерской на Некрасовской огромная толпа. Слышна музыка. Молодежь танцует. Веселые , счастливые лица, громкие радостные голоса...

Город ликует. Всенародный праздник начался».

ВЗГЛЯД ПОЭТА

Народ, конечно, знал и ведал

И тайной мыслью жил одной,

Что, если уж придет Победа,

То обязательно весной.


Все измышленья несерьезны

Среди стаканов – пирогов.

На то нам и даются весны,

Чтоб побеждать своих врагов.


Теперь застынем на мгновенье

И улыбнемся за столом,

Вдруг пахнул юною сиренью

Старинный снимок под стеклом

Евгений Чепурных.


СЛОВО ГАЗЕТЕ


***

«НАШ БРОДВЕЙ»

«ВК» №79 от 04.05.2002г

«...Прекрасно запомнился день 9 мая 1945 года. Около трех утра по радио объявили о конце войны. И сразу все выбежали из домов, радостно поздравляя друг друга с Победой, пели, плясали под выставленные в окнах громкоговорители. Взрослые тут же прикладывались к бутылочке, военные «делали салют» из табельного оружия. А с рассветом все - и большие, и малые, не сговариваясь, потянулись на Куйбышевскую. Что там творилось! Все тротуары и проезжая часть были забиты народом. Утренние троллейбусы с величайшим трудом пробивались сквозь толпу. Звучали гармошки, аккордеоны, гитары, балалайки. Народ пел, плясал, ликовал. Незнакомые люди обнимались, целовались, пили за победу.

Начавшийся в семь утра майский ливень только частично разогнал публику. Основная масса продолжала веселье под дождем. Музыка звучала на всем протяжении улицы, а около ее источников организовывались танцевальные «пятачки». Дождь то кончался, то начинался вновь, а веселье продолжалось до глубокой ночи. С наступлением темноты небо над Куйбышевской расцветили сполохи праздничного салюта.

...В не очень далекие годы, еще не успевшие покрыться пылью истории, почти в каждом городе была такая особенная улица (обычно центральная), где «аборигены» проводили свободные вечера в беззаботных прогулках, встречах, беседах или, как теперь говорят, тусовках. В Москве - улица Горького (ныне Тверская), в Питере - Невский проспект, в Киеве - Крещатик, в Ульяновске - Гончарова и т.д. Часто их называли «бродвеями» или более коротко и ласково - «бродами».

В Самаре особенной улицей испокон веков была Дворянская (позже Советская, затем – Куйбышевская и опять же стала Дворянской). Что влекло народ туда? Ну, прежде всего, это была главная улица, простиравшаяся от Хлебной площади до Струковского сада, то есть по тем временам пересекавшая весь город. Это была самая красивая улица старой Самары, застроенная множеством оригинальных зданий повышенной (по тем меркам) этажности. На первых этажах большинства зданий располагались магазины, увеселительные заведения и т.п., работавшие, как правило, до полуночи.

На Дворянской начали функционировать и первые самарские кинотеатры, а одно время там работал театр рабочей молодежи (ТРАМ). Существующий ныне сквер у памятника вождю мирового пролетариата на пьедестале государя императора Александра II был в дневное время традиционным местом отдыха пожилой публики. С наступлением темноты скамейки в сквере занимала воркующая влюбленная молодежь. Сам сквер был более густым и тенистым. С большой клумбой у основания памятника, источавшей по вечерам пьянящий запах цветущего табака. А справа от северного входа в сквер располагалось сооружение, источавшее менее приятные запахи - полуоткрытый мужской туалет кольцевой формы, сработанный из листовой стали на клепках (видимо, еще до изобретения электросварки). Заведение это, простоявшее десятилетия и нареченное народом «броневик», может быть, и не попало бы в наше повествование, если бы не один случай.

Стоял бы этот замечательный «броневичок » еще не один десяток лет, но в конце 1950 года на экраны вышла французская кинокомедия «Скандал в Клошмерле», в которой все сюжетные коллизии развивались вокруг точно такого же сортира. История умалчивает, чего так испугались городские власти, но буквально через день после первых киносеансов «броневичок» куда-то «укатил».

Был на Куйбышевской и небольшой уютный мини-парк, который в 40-50-е годы назывался «Сад Станкозавода». Там была оборудована небольшая танцплощадка, где отдыхающие могли потанцевать под звуки радиолы или оркестра. На открытой киноплощадке крутили остросюжетные трофейные фильмы. В тенистых аллеях можно было объясниться с объектом влечения. Уже давно этого сада нет, на его месте горсовет возвел пристрой к своему зданию.

Судя по некоторым печатным источникам, Дворянская еще до революции являлась излюбленным местом прогулок самарской публики. А уж в двадцатые годы Советская улица точно превратилась в «Бродвей». Моя покойная матушка, вспоминая молодые годы, неизменно возвращалась мыслями на Советскую.

Не могу сказать точно, била ли ключом жизнь на Куйбышевской в годы войны. Скорее всего, нет. Во-первых, потому что у людей была масса других проблем. Во-вторых, с 1942 по 1944 годы в городе действовал приказ о тщательной светомаскировке, и все улицы были темными. Однако в 1945 году светомаскировку отменили, зажглись уличные фонари, засветились окна кинотеатров и ресторанов, засверкали витрины магазинов.

Помню, как мы, голодные подростки военных лет, вожделенно смотрели на выставленные в витринах коммерческих магазинов яства, которые были не по карману нашим родителям. Как-то один веселый дядя, глядя на нас, пошутил: «Смотрите, детки, что ели ваши предки...»

Начиная с 1945 года, мы со сверстниками начали потихоньку осваивать территорию Куйбышевской. Мы чинно прогуливались, кидая испепеляющие взоры на стайки фланировавших там же барышень. Те в свою очередь кидали ответные взоры на нас. Со временем мы начали делать неуклюжие попытки пристроится «в хвост», завести беседу. Острили, хохмили, т.е. делали то, что позже стало называться «закадрить».

Иногда барышни демонстрировали свою неприступность, мы получали «афронт». Но чаще наши подходы увенчивались успехом, мы вливались в компанию, знакомились, прогуливались и провожали кучкой дам по домам. Разбиваться по парам и уединяться стали несколько позднее. Свиданий, как правило, не назначали, потому как обе стороны знали, что оно состоится, как пелось в песне, «завтра на том же месте в тот же час».

«Брод» во времена нашей молодости был разнолик. Вальяжно фланировали светские львы в удлиненных пиджаках из бостона или коверкота с широченными ватными плечами, в брюках шириной не менее 32 сантиметров. В прохладное время на них были коверкотовые или габардиновые макинтоши, белые шелковые шарфы и велюровые шляпы. Спутницы их носили яркие крепдешиновые платья с такими же широченными ватными плечиками, фильдеперсовые чулочки (капрон тогда только входил в моду, был редкостью, и считался «визгом» мооды), лаковые туфли-лодочки. В зимнее время все дамы носили резиновые полуботики на высоком каблуке, обуваемые на те же лодочки. Женские сапожки появились много позже. В первые послевоенные годы многие выходили на прогулки в военной (или полувоенной) форме без погон - донашивали казенное обмундирование.

Пружинистым шагом прогуливались молодые люди спортивного типа в комбинированных фланелевых или вельветовых курточках, а в жаркое время года - в спортивных майках с эмблемами различных спортобществ (самой модной была символика «Крыльев Советов» и «Динамо»). Многие из них были облачены в широченные шаровары из сатина.

...Из мужской обуви многие носили белые брезентовые туфли, которые перед выходом усердно мазали раствором зубного порошка. Ранним вечером (дисциплина все-таки) прогуливались стайки суворовцев - кумиры школьниц...

...Небрежно подметали клешами асфальт вчерашние семиклассники, ставшие курсантами ПВМАУ (подготовительное военно-морское авиационное училище, располагавшееся на углу Краснормейской и Чапаевской). У них были поклонницы повзрослее.

Кстати, между суворовцами и морячками была почему-то устойчивая вражда, частенько переходившая в разборки. Для выяснения отношений они обычно спускались с Куйбышевской к Волге. Там в ход шли кулаки и бляхи поясных ремней, которые некоторые умельцы утяжеляли свинцом...

...Не редкостью на «Броде» была и приблатненная публика. Их отличительными признаками были сапоги гармошкой (в любое время года), белые кашне под пиджаками и кепочки-восьмиклинки с маленьким козырьком и пуговкой на макушке. Непременным атрибутом была косая челка, нависавшая на лоб из-под кепчонки.

...И вот такая пестрая, достаточно плотная масса циркулировала ежедневно, начиная с семи-восьми вечера и до полуночи, на участке от памятника Ленина до улицы Льва Толстого и дальше - до Струкачей. Преимущественно по нечетной стороне улицы, занимая не только тротуар, но и проезжую часть. Транспорту (благо, в те года движение было не столь насыщенным) приходилось активно сигналить, пробивая себе дорогу в толпе гулящих. Самым же густонаселенным был участок «Брода» от Ленинградской до Некрасовской. Собственно, он и получил это название.

Летом из открытых окон кинотеатров «Художественный», «Молот», «Триумф», ресторанов «Гранд-Отель» («Жигули») и «Арктика» (находился на месте сквера «Три вяза», разрушен после пожара в 1958 году) раздавались звуки оркестров, призывно горели витрины магазинов, толпились очереди у касс кинотеатров.

Долгие годы за порядком на «Броде» наблюдал бессменный сержант милиции дядя Миша по прозвищу «Буденный». Он действительно был был очень похож на маршала: невысокого роста, коренастый и кривоногий. И звали-то его почти как Буденного, только наоборот - Михаил Семенович. У населения «Брода» он пользовался любовью и заслуженным уважением, почти все его замечания исполнялись безоговорочно.

В зимнюю пору жизнь на «Броде» несколько затихала, но не прекращалась. Разве только в лютые морозы. Но даже и тогда публика, шедшая в кино, в ожидании сеанса делала рысцой парочку кругов.

С началом же весны «Брод» оживал и расцветал новыми красками. И так - год за годом. А что, в общем-то, был делать молодому поколению тех лет в свободное время? Подавляющая масса населения проживала в тесных коммуналках. Гостей к себе не пригласишь, сам в гости не всегда пойдешь - теснота, да и родители дома вертятся. О телевидении тогда знали только понаслышке, репертуар в кинотеатрах обновлялся крайне редко - все кинофильмы знали наизусть. В театр ходили редко, да и там репертуар не отличался разнообразием. Эстрадные бригады до начала «хрущевской оттепели» гастролировали у нас весьма редко. Никаких кафе в помине не было, были только забегаловки. Посещать же рестораны было не по карману, да и попасть туда вечером было проблематично - у дверей всегда толпились очереди. Вот и шла молодежь по субботам и воскресеньям в клубы (коих было в городе предостаточно, на любой вкус), на танцульки, а в будни - утюжить «Брод». Там всегда можно было встретиться с друзьями, подругами, знакомыми, услышать или рассказать пару свежих анекдотов или новости из светской жизни.

Частенько даже какие-то события (успешную сдачу экзаменов, день рожения, повышение по службе и т.п.) отмечали непосредственно на «Броде». Схем таких праздников было несколько, и все они были просты. К примеру, у меня сегодня какое-либо событие, которое надо бы отметить в кругу друзей. Зарезервировав определенную сумму, выхожу вечерком на «Брод», твердо зная, что обязательно встречу всех участников предполагаемого торжества. Когда кворум собран, начинаем тур по отработанному маршруту от памятника.

Пункт N 1 - магазин «Вина Азербайджана» (сейчас там вестибюль трактира «Жили-Были»). На полках магазина грандиозный выбор прекрасных и недорогих вин. Укажи пальцем, и продавец любезно нальет любую дозу из любой бутылки. На прилавке - ассортимент необходимых закусок: бутербродики, кусочки сыра, конфетки. Принимаем первые 100 граммов и идем к Ленинградской. Недалеко от угла (там сейчас парфюмерный магазин) - фирменный магазин «Арарат». Там такой же грандиозный выбор вин и коньяков и такой же сервис. Отметились (доза - постоянная, не превышающая 100 граммов). Идем к Некрасовской. Там сразу две точки - «Вина России» (сейчас это продуктовый магазин) и деревянный павильон «Вина Узбекистана» на Некрасовской, в 100 метрах по направлению к Волге. Выбор в этих магазинах был чуть скуднее, но сервис везде одинаков. Отметившись в любой на выбор точке (а иногда и в обеих), двигаемся, если в карманах еще что-то шуршит, к заключительному объекту - Дому промышленности. Там, в правом от входа крыле, размещался магазин «Вина Абхазии», где наряду с другими напитками предлагалось сверхдешевое, но совершенно замечательное вино «Букет Абхазии». Оно разливалось прямо из бочек, а к нему предлагался сыр «Сулугуни».

На этом, как правило, наша застольная, а точнее, застоечная часть мероприятия заканчивалась, и мы, веселые, довольные и слегка подогретые, спускались в Струкачи или шли в сад Станкозавода.

К сожалению, после приснопамятного хрущевского указа от 15 июня 1954 года, когда торговля «в розлив» в магазинах была запрещена, подобные мероприятия стали проходить уже по иным усложненным схемам.

Владимир ЛЕБЕДЕВ». .

***

ОДНАЖДЫ В МАЕ

«ВК» №83, от 07.05.2005г.

"Утром 9 мая практически на всех промышленных предприятиях города, в учреждениях, организациях и учебных заведениях состоялись торжественные митинги и другие общественно-политические мероприятия.

О том, как они проходили, мы можем узнать из архивных материалов – в частности, из ежедневных и еженедельных сводок, которые все заводские партийные бюро согласно установленному порядку регулярно

представляли в территориальные райкомы ВКП (б). Вот тексты некоторых из этих официальных документов, которые и поныне хранятся в фондах Самарского отделения Государственного архива социально-политической истории (СОГАСПИ), бывшем архиве Куйбышевского обкома КПСС.

«Рано утром 9 мая Красноглинский райком ВКП (б) через радиостанциюорганизовал запись выступления тов. Сталина, после которого по радио зачитывался приказ по войскам Красной Армии и Военно-Морскому Флоту. Эти записи к 6.00 были размножены и выданы каждому секретарю парторганизации в совучреждениях и на заводах № 145, 207, 525, 530, 454 и других для прослушивания в коллективах». «На заводе № 42 (ныне АО «Завод имени А.М. Масленникова» – Ред.) утром 9 мая был проведен митинг, на котором сообщили о полной победе Красной Армии над фашистскими войсками и о безоговорочной капитуляции Германии, после чего началась нормальная работа в цехах. Настроение у рабочих хорошее, многие из них к концу рабочей смены выполнили производственную норму на 130-140 процентов».

«Во всех корпусах индустриального института утром 9 мая были проведены митинги, на которых выступали научные работники и студенты. Доцент тов. Шмаков призвал весь коллектив института к энергичной работе по выполнению стоящих перед институтом задач, связанных с предстоящей посевной кампанией и улучшению всего учебного процесса. Студент тов. Гершбург говорил о величайших событиях всемирно-исторического значения, свидетелем которых стало нынешнее поколение советских людей. После победы над врагом, сказал он, нам нужно еще настойчивее и упорнее учиться и работать, как учит вдохновитель всех наших побед, наш великий отец тов. Сталин. Митинг закончился всеобщим ликованием и словами секретаря парторганизации, произнесенными им с трибуны: «Да здравствует Советская Родина! Да здравствует непобедимая Красная Армия! Да здравствует наш отец, учитель и вождь великий Сталин!» «Быстро разнеслась весть об историческом событии по цехам Куйбышевского станкостроительного завода. На стыке двух смен были проведены митинги в цехах № 6, 8 и 9, а также в инструментальном цехе. В своем выступлении зубодолбежник 9-го цеха тов. Попляк в ответ на героические усилия Красной Армии взял дополнительные обязательства довести свою дневную выработку до 3-4 норм». «В школе № 3 Ленинского района на митинге присутствовало около 50 человек. От педагогического коллектива выступила преподаватель орденоносец тов. Войкина, которая в свой речи отметила, что 200 лет назад русская армия уже вступала в Берлин, и сейчас, как в те давние времена, Красная Армия тоже водрузила знамя Победы в логове врага.

Затем выступали преподаватели тов. Базаровская и тов. Золин, а также учащиеся старших классов, которые призвали ответить на героические успехи Красной Армии отличной учебой». Но самый нестандартный подход к торжественному событию утром 9 мая 1945 года показало, без сомнения, руководство куйбышевского завода № 454 (ныне АО «Салют»), от которого затем в райком партии поступило следующее сообщение: «Коллектив завода утром 9 мая с восторгом и слезами встретил сообщение Совинформбюро о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил. На митинге в 6 часов утра присутствовало до 600 человек рабочих, закончивших ночную смену, а также многие из дневной смены, специально для этого пришедшие на завод пораньше. Выступающие на митинге выражали готовность так же упорно работать на восстановление народного хозяйства и дальнейшее укрепление мощи нашей Родины, как они до этого работали для победы над германским фашизмом. После митинга был организован бесплатно и без карточек завтрак с кружкой пива для каждого рабочего. Праздновали оживленно и весело. Затем участников завтрака от имени дирекции и парткома завода призвали к дисциплине и напомнили об обязательности их явки на работу 10 мая».

Впрочем, на все эти призывы даже в то строгое время пролетариат отреагировал по-своему: праздник есть праздник! Поэтому неудивительно, что приведенная выше сводка с завода № 454 заканчивается следующим замечанием: «10 мая на работу не явилось свыше 40 человек при средней ежедневной численности прогульщиков 30-32 человека. Опоздавших было более 20 человек при средней численности 7-8 человек».

В том же архивном деле имеется и обобщающая сводка из Куйбышевского горкома ВКП (б) от 10 мая 1945 года, инструкторы которого по заданию руководства собрали сведения о состоянии производственной дисциплины на предприятиях и в учреждениях города после празднования первого Дня Победы. В этом документе отмечено, что «…на ряде заводов 10 мая произошло заметное повышение (от 10 до 60 процентов) количества прогулявших смену и опоздавших к началу смены по сравнению с обычными ежедневными показателями». Список «особо отличившихся» в этом плане предприятий и организаций Куйбышева оказался довольно обширным. Кроме уже упоминавшегося завода № 454 в нем также фигурируют Куйбышевский станкозавод, ГРЭС, завод «Автотрактородеталь», КАТЭК, заводы № 21 и 530, деревообрабатывающий комбинат № 1, подшипниковый завод № 13 и некоторые другие, более мелкие производственные объекты.Характерно, что на дисциплине рабочих крупнейших безымянских предприятий авиационной промышленности (в частности, заводов № 1, 18 и 24) празднование самого первого Дня Победы, согласно сохранившимся архивным данным, практически никак не сказалось.

Между тем в стране в то время по-прежнему действовало известное постановление Совнаркома СССР от 26 июня 1940 года, согласно которому за прогул или за опоздание на службу более чем на 20 минут любой советский гражданин карался либо исправительно-трудовыми работами на срок до одного года, либо заключением в лагерь. Однако старожилы утверждают, что 10 мая 1945 года куйбышевским прогульщикам крепко повезло: большинство из них лишь «проработали» на партийном или профсоюзном собрании, а затем простили. Говорят, на этот счет было негласное указание «сверху»: за подобную «недисциплинированность» в связи с Днем Победы никого строго не наказывать. Праздник есть праздник…

Валерий ЕРОФЕЕВ".

В 1945 году ответственным редактором был утвержден А.Ф.Гололобов. Тираж 52200 экз., цена 20 коп. С 1944 года, в связи с дефицитом бумаги, газета выходит на двух полосах.

А о редакции «ВК» того времени, рассказал нашему корреспонденту старейший «коммунар» и зовут его Вениамин Андреев...

СЛОВО ГАЗЕТЕ

«ВК» от 05.04.1997г.

«...Вениамин Андреев. Фронтовик, неутомимый трудяга. Ему часто попадались задания с пометкой "срочно!". В редакции знали: днем или ночью, в жару или в холод Андреев доберется до объекта, подготовит материал и вовремя продиктует его стенографистке.

Сейчас ему за восемьдесят. Хлебнул старость и одиночество. Я с ним переписываюсь: "Трудно было, но если бы пришлось выбирать пути в жизни, я бы повторил... Есть что вспомнить. Но интересно ли будет нынешнему коллективу, сегодняшнему читателю?"

Думаю, Вениамин Иванович, что будет очень интересно.

А.Брискин».

Заметьте, восемь лет спустя...

«БОЛЬШИЕ ГОДЫ ПЕРВОГО СОБКОРА»

«ВК» от 21.09.2005г.

«- Я понимал, что у меня не такая уж большая практика, чтобы сразу пойти в областную газету, тем более такую, как «Волжская коммуна», у которой было имя не только в области. Однако подумал, подумал и решился. И было это в сорок пятом году, - тут на мгновение Андреев прервал свой рассказ, будто что ему понадобилось вспомнить, а потом продолжил:

- Нет, имени-отчетства сейчас не назову, а вот фамилия – Гололобов. Это я про редактора. Серьезный такой мужик, под Сталина выряженный: френч с накладными карманами, галифе особые, сапоги. Принял он меня хорошо. Поинтересовался происхождением, родителями. Я ответил, что, мол, из служащих, отец – агент по снабжению на строительстве. Он отвел меня в промышленный отдел: «Пусть тут тебя ребята проверят, попрактикуют. Если они оценят, возьму...

...В отделе были тогда Сергей (забыл его отчество) Бахницкий, Михаил Лукич Трофимов, Аркадий Ильич Брискин. Они мои способности оценили и вскоре уже меня с Гришей Тертышником командировали в качестве выездной редакции на строительство коттеджей в Красной Глинке...

Вениамин Иванович называл в беседе имена журналистов, с которыми начинал делать в нашей газете первые шаги, и у меня возникало чувство, будто бы я прикасаюсь к самой истории «Коммуны» Ведь что ни имя – то своя легенда. Особенно Брискин, которого и я еще захватил, поступив сюда на службу в 1987 году. Он давно уже был на пенсии, имел возраст под восемьдесят, а все еще приносил в газету свои заметки. Такая же легенда теперь сам Андреев. Прежде всего, он ныне единственный здравствующий наш коллега из самого первого собкоровского набора газеты.

Анатолий ОКРУЖНОВ».

А теперь, собственно, о годах нашего первого рабкора. Восемь лет назад Вениамин Иванович Андреев отметился на нашем 90-летии. Специально приехал из Сызрани, чтобы принять участие в праздновании. Поскольку нашей областной «старушке» им отданы лучшие годы. А 28 марта 2005 года ему самому исполнилось ровно столько же. Почти сорок лет из них, если точно – 38, он работал в нашей газете. Собственным корреспондентом. Сначала в Кошках, потом в Сызрани.


СЛОВО ГАЗЕТЕ

«ВЫПЬЕМ ЗА ПОБЕДУ!»

«ВК» №83, от 07.05.2005г.

«Алексей Михайлович Власов родился в селе Парфеновка Кинельского района в большой и дружной крестьянской семье. В июле 1941 года его призвали в армию и направили в Вольское авиационное училище. В 1943 году А.М. Власов в качестве старшего механика попал на Брянский фронт в 630-й гвардейский истребительный полк 3-й гвардейской истребительной дивизии первого резервного корпуса ВВС под командованием генерала Белецкого.

Командиром эскадрильи, в которую определили Власова, был Алексей Михайлович Пашкевич, ведомым у него – Иван Михайлович Цветной, самолеты которых Власов и обслуживал на протяжении всего военного времени. Однажды самолет Цветного был подбит. Летчик не дотянул до аэродрома. Посадил машину на «живот» прямо в поле. Получил при этом сильный ожог ног, но к бортмеханику у него претензий не было. Напротив, поблагодарил. Если бы не безупречная работа техники…

Кстати, с фронта А.М. Власов вернулся с двумя медалями «За боевые заслуги».

За годы службы Алексей Михайлович неоднократно встречался с А.П. Маресьевым, который после шести сбитых самолетов (это на протезах-то!) именно в их полку получил звание Героя Советского Союза. Затем Маресьева перевели сначала в управление одного из полков, потом в Москву. Командиром дивизии, в которой служил А.М. Власов, был Василий Сталин - требовательный, смелый, настоящий боевой летчик.

- Очень он уважал авиаторов, - вспоминает ветеран. – А вот администрацию аэродрома держал в ежовых рукавицах. Не любил чиновников. Василий часто бывал в нашем полку, в том числе в 3-й эскадрилье, которую возглавлял его однокурсник по летной школе Пашкевич. Одна из встреч очень запомнилась. В ноябре 1944 г. в Шауляе был дан банкет в честь освобождения Белоруссии и Прибалтики. В.Сталин принял активное участие в его организации, лично сам поздравил, а потом угощал всех авиаторов в течение двух дней. Он перехватил цистерну спирта, адресованную в другую часть. За это Иосиф Виссарионович вызвал Василия в Москву и перевел его в сухопутную дивизию. Однако 9 мая 1945 года (наш аэродром находился в 35 км от Берлина) Василий Сталин приехал к нам, поздравил личный состав с окончанием войны и мы выпили с ним за Победу....

Вячеслав Чечурин.»

***

«Коммунары на войне»


«МАКАЙТЕ ПЕРО В ПРАВДУ»

«ВК» от 14.04.2005г

«Комендантский патруль согнал его с крыши «теплушки» воинского эшелона, уходившего к «передку» - огневой линии под Харьковом. Уполномоченный особого отдела – лейтенант в наброшенной на плечи шинели, из-под которой поблескивала медаль «За отвагу», строго щурился: «Не вражеского ли агента словили?»

- Повтори маршрут следования!

- Ну, Абдулино, Кинель, Куйбышев, Сызрань, Ртищево… - Паренек отбивал зубами дробь – перегон за перегоном в летнем пиджачишке на ветродуе.

- Сержант, налей ему кипятка. Пусть желудок разморозит. – Особист запахнул шинель. – Скоро вернусь. Беглец на фронт отхлебывал из кружки горячую воду. Голова клонилась к груди, и он заснул, навалившись на пустой ящик из-под снарядов.

Вернулся лейтенант. Растормошил «добровольца». - Вояка, повезло тебе. Комиссар сказал: «Раз так уж он захотел воевать – в учебку!».

Вкупе с обстрелянными бойцами, отобранными для подготовки командиров, пересек беглец Волгу. Выгрузились на родине маршала Советского Союза А.И. Егорова – Бузулукское артиллерийское училище. Два года месил грязь, мерз в заснеженной степи перед марш-бросками, давился «шрапнелью» - перловой кашей с редкими островками постного масла… И с острым нетерпением ждал своего восемнадцатилетия, когда его отправят с маршевой ротой на бой с фашистами. Но Отечественная война кончилась без него. Училище расформировали. Его отправили к родителям под Абдулино.

- Пожалуй, Петя Моторин, в школу!

Михаил ТОЛКАЧ».

***

«ДОЛГОЕ ЭХО ВОЙНЫ»

«ВК» №109, от 17.06.2004г.

«Местный комитет профсоюза литераторов Самары затеял коллективный выезд «на уху». Накануне заслали за Волгу разведку - бывших фронтовиков, неисправимых рыболовов – Василия Козина и Григория Тертышника. Утром «едоки» переправились с причала «Осипенко» на правую сторону реки. Вечерних посланцев застали у потухшего костра: спят вповалку!

- Эй, ухари, кажите улов! – Анатолий Леднев растормошил разведку. Тертышник, потирая заспанные глаза, сбежал к воде, вздел над седоватой головой кукан. В раннем солнце засеребрились рыбешки.

- Гриша, скорее тащи сюда! – прихрамывая на берегу, кричал прозаик Анатолий Ламберов. – Со вечор жажду ухи!

Вскоре над биваком царствовали запахи свежего укропа и лаврушки. Женщины разметнули на зеленой траве скатерть-самобранку. На нее – домашнюю снедь. Ламберов откупорил «Столичную». К нему затолкались со стаканами.

- Михаил, будь другом, притормози меня после второго захода, - тихо попросил меня Леднев. В серых глазах – стыдливое горе:

. – Башка одурью наливается, ежели за норму.

- Сроду так?

- Не-е. На Одере гукнулось, а на Волге отозвалось...

Закончив учебу в десятилетке № 15 города Куйбышева, Анатолий пошел на ближний к дому завод «Автотрактородеталь». Там и застала его война. Бегом в райвоенкомат. От ворот - поворот. «Завод военизированный. Бронь!» Только в марте 1942 года:

- Еду бить фашистов!

Новобранцев повезли не на запад, а на Дальний Восток. Сибирь. Тайга. Команда: «Выгружайся!». Рваным строем – в 388 запасной стрелковый полк. При первом же знакомстве командир уточнил: «Автотрактородеталь»? Превосходно: почти танкист. Грамота подходящая – в полковую школу!» Подавать рапорты об отправлении на фронт запрещалось.

Самураи висели тучей по-над Амуром. На Уссури затяжные перестрелки. Прорывы банд в тылы. Свою бронемашину Леднев содержал в постоянной боевой готовности. Война здесь не война: винтовка неизменно на «товсь»! И палец на спусковом крючке.

В августе 1944 года младший сержант Леднев, командир отделения бронетранспортеров с десантом разведчиков 66-й Отдельной тяжело-самоходно-артиллерийской бригады прорыва, опять покатил через всю Россию. Остановились на Висле, севернее Варшавы.

Он услышал шипящий шелест снаряда. Взрыва не ощутил. Мешанина гула, стука в висках – время сжало все до острого шила, сверлящего мозг. Ноги и руки деревянные. С усилием разомкнул веки. От опрокинутой машины тянуло теплом. Ребристые колеса по инерции все еще вертелись. Он догадался, что взрывом его вышвырнуло из кабины. Через борт окровавленной головой свисал стрелок. Водитель, придавленный передним скатом, скреб руками, поднимал и ронял в темную трясину, рассеченную по лбу голову. С низины, с той, вражеской, стороны Одера, наплывал туман. Осветительные ракеты гасли над водой. «Вот и мое последнее утро», - думалось безвольно, как наплыв этого тумана из-за чужой реки.

Случилось это 18-го апреля 1945 года, при форсировании Ост-Одера. Очнулся в сортировочной палатке ротного санпункта. Затем его перевезли в домик за Одером, где разместилась бригадная санчасть. В конце апреля в палату вошел комбриг 66-й гвардейской. Увидя полковника, Леднев приподнялся на кровати. Скривился от боли. Полковник приколол к его нательной рубахе медаль «За отвагу!» - Спасибо, гвардеец!

...Застучали ложки о миски. Тары-бары, растабары. Ламберов заботливо отнес непочатую бутылку на скос берега, зарыл в мокрый песок.

- Смотри, смоет волной! – насторожил его Тертышник....

Леднев посвящает меня в свои литературные планы. К тому времени у него вышли поэтические сборники оригинальные и переводы с корейского, киргизского, украинского. Критика и читатели узнали его творчество. Одобрили. Свои фронтовые впечатления и наблюдения он отдал повестям «Офицер связи» и «Исповедь солдата». Он порадовался своей новой книге «Парни нашего двора» - в столичном издательстве вышла. Писатели Куйбышевской области оценили его талант, избрали в состав бюро, привлекали к руководству творческими семинарами молодых, доверяли оценивать рукописи художественных произведений.

...А уха тогда удалась на славу.

Михаил ТОЛКАЧ».

***

                                   ...и литературная жизнь оживляется

«ВК» от 15.06.1945г.

«Куйбышевское отделение Союза советских писателей на днях выпустило номер литературной газеты. Это отрадное явление. Куйбышевцы давно не читали произведений местных писателей. Выход «Литературной газеты» известил читателя о том, что Куйбышевское отделение Союза советских писателей по-прежнему существует и работает, а участие в газете восемнадцати авторов говорит о наличии значительного количества творческих сил. Опубликованный в «Литературной газете» материал показывает, что в местной организации писателей нет серьезной работы с авторами. Некоторые из писателей и поэтов не работают над собой, топчутся на месте и за годы войны ничего не дали. Бюро Куйбышевского отделения писателей замкнулось в узких рамках небольшой группы писателей, оно еще не стало центром сплочения и роста литературных сил города и области. Будем надеяться и ждать, что писательская организация коренным образом перестроит свою работу и в недалеком будущем литературная жизнь Куйбышева оживится».

И оживилась. Правда, у многих самарских писателей была уважительная причина для «молчания». Война. Вернувшись с фронта, они опять взялись за перо. И литературная жизнь Куйбышева стала оживляться...

                                                     и культурная..

«ВК» от 24.10.1945г.

«В Куйбышевской областной библиотеке снова восстановлен отдел старинных и редких книг. В нем имеется 8360 томов. Это книги кириллической печати, русской гражданской печати от 1709 до 1850 года и книги, изданные в период от 1851 по 1900 г., представляющие библиографическую редкость. Самая древняя книга в отделе относится к 1594 году. Книга эта большого формата, переплет представляет из себя доску, обтянутую кожей. Почти рядом с нею по времени стоит служебник 1602 года, изданный в Москве. В отделе имеется «Уложение царя Алексея Михайловича». Из книг русской гражданской печати самая древняя «Геометрия практика» издания 1709 года. Есть две книги по истории, относящиеся к эпохе Петра Первого, три книги, изданные при Анне Иоанновне, несколько десятков книг времени Елизаветы Петровны (среди них «Российская грамматика» Ломоносова), несколько сот книг, изданных при Екатерине II

Сотрудники отдела заканчивают подготовку каталога, который даст возможность читателям шире ознакомиться с материалами отдела».


«ВК» от 14.10.1945г.

«В будущем году исполняется 360 лет со дня основания города Куйбышева. Областной музей краеведения в связи с этим готовит выставку, отражающую всю историю Самары - Куйбышева. Музеем подобраны материалы о Самаре, относящиеся к XVI, XVII и XVIII векам. Среди них макеты, один из которых изображает Самару тридцатых годов XVII века, составленный по описанию Голштинского путешественника Адама Олеария. Среди документов выставки имеется копия грамоты царя Феодора Ивановича воеводе Засекину о построении крепости Самара. Научные работники музея в настоящее время заняты изучением и оформлением собранного материала».

                                      Да и личная жизнь налаживается...

«ВК» июль - октябрь 1945г.

«Кредит на постройку домов»

«В 1945 году областная контора Коммунального банка отпустила кредит на постройку индивидуальных домов в сумме около пяти миллионов рублей. Большая часть ассигнована местным Советам депутатов трудящихся для выдачи инвалидам Отечественной войны, демобилизованным и семьям военнослужащих (…) В октябре Центробанк выделил для нашей области дополнительно 400 тысяч рублей, которые будут выдаваться в первую очередь демобилизованным».

«Городской конкурс на лучший дом»

«Горотдел по делам архитектуры объявил местный конкурс на лучший малоэтажный жилой дом, построенный в текущем году. На премирование выделено пятнадцать тысяч рублей».

«Счастье материнства»

«В Клявлинском районе состоялось большое торжество:

многодетным матерям вручены высокие правительственные награды. Работница лесхоза Анастасия Александровна Усова, воспитавшая девять детей, получила орден «Материнская слава» первой степени, колхозницы артели «Правда» П.Д. Макеева и из села Сухоречка Е.А. Федорова - ордена второй степени. Одиннадцати матерям вручены ордена третьей степени. «Медалью материнства» награждены тридцать женщин».

«Новый отряд акушеров»

«Из 230 выпускников Куйбышевской фельдшерско-акушерской школы 25 получили дипломы с отличием. Большинство новых специалистов будет работать в больницах, поликлиниках и здравпунктах города».

«Рост рождаемости»

«В Кировском районе значительно увеличилась рождаемость. За шесть последних месяцев этого года зарегистрировано 1800 новорожденных. В связи с этим райздрав увеличил число коек в родильных домах и открывает новый родильный дом на 50 коек».

«Горны для пионеров»

«Завод имени Ворошилова начал изготавливать горны для пионерских отрядов. Первые 11 штук были преподнесены как подарок городскому слету пионеров. Сейчас завод выполняет заказ обкома ВЛКСМ - изготовить 1500 горнов».


ВЗГЛЯД ПОЭТА

Озаренье случайного мига

Очень редко сдается в печать.

Но душа –

Это древняя книга.

И не всем ее можно читать.

Полустрочкой, как саблей, поранит,

Затуманит непрошенный взор.

Не найдешь этой книги в Гохране

И в архивах служебных контор.

Вновь старинную книгу листаю,

Ощущая бессилье свое.

Закрываю глаза

И читаю

Открываю –

И нету ее.

Как прочесть золотое явленье

Под обложкой, покрытою ржой?

Если

Библия –

Только вступленье

Перед тем, что зовется душой.

Евгений Чепурных.


Итак, уходил в историю 1945- год – год Победы. Однако долго еще мы будем возвращаться к нему. Осмысливать...




167

Последние статьи

06 декабря
05 декабря
02 декабря
29 ноября
26 ноября
24 ноября
22 ноября
21 ноября

Архив Губерния

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
23 24 25 26 27 28 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5