НАСЛЕДИЕ

Неизвестный Шехтель

В Самаре обнаружена постройка одного из величайших российских зодчих, до этого момента считавшаяся утраченной. Научное открытие федерального масштаба позволило еще глубже изучить творческое наследие мастера.

Фигура купца Василия Сурошникова всегда вызывала много вопросов. О жизни и деятельности в Самаре крупнейшего миллионера, землевладельца и домовладельца в краеведческой литературе мы можем найти лишь редкие упоминания и отрывочные сведения. Период с 1918 года совсем не комментируется авторами, а место смерти самарского купца до сегодняшнего дня не было окончательно установлено. В 1960-1990-х годах авторство проекта личного особняка Сурошникова на углу Казанской и Воскресенской улиц (ныне угол улиц Алексея Толстого и Пионерской) обычно приписывалось самарскому архитектору Александру Щербачеву. Позже появились данные о существовании проекта этого дома, выполненного знаменитым мастером эпохи модерна Федором Шехтелем, но документов об этом, как и самого проекта, в Центральном государственном архиве Самарской области обнаружено не было. И только лишь в фондах Шехтеля в ГНИМА им. А.В. Щусева в Москве удалось найти проекты дома и дачи купца. Фотокопии этих бесценных документов недавно были любезно представлены нам известным исследователем, научным сотрудником и заведующей сектором отдела фондов графики ГНИМА им. А.В. Щусева Людмилой Сайгиной.

С 1884 по 1912 год Василий Сурошников проживал с женой и детьми (8 детей) в доме своего тестя Антона Шихобалова на улице Панской, 73 (ныне Ленинградская, 77). В конце 1908 года он купил дворовое место с двухэтажным домом классической образцовой архитектуры в 22-м квартале города Самары на углу улиц Казанской и Воскресенской (ныне угол улиц А. Толстого, 41 и Пионерской, 22). Вскоре Сурошниковым был заказан проект перестройки дома в стиле модерн, выполнен «на шести листах», утвержден строительным отделением Самарской городской управы 18 августа 1909 года и завизирован городским архитектором Федором Черноморченко.

Проект перестройки дома был выполнен известным архитектором эпохи модерна, академиком архитектуры Федором Шехтелем. В период с 1909 по 1910 год в проект были внесены серьезные изменения самарским архитектором Александром Щербачевым, начато строительство. До сих пор в личных бумагах Щербачева, хранящихся в Государственном архиве Самарской области, можно найти несколько фотографий окончания строительства дома. Согласно многим документам и адресным справочникам к лету 1912 года Сурошников с семьей переехал в свой новый особняк.

Дом Сурошникова с башней - доминанта перекрестка и четко очерчивает угол улиц, что характерно для Самары, но имеет архитектурную обработку всех четырех фасадов, что было редким в то время для города явлением. Нужно признать, что особняк Сурошникова – все-таки это дом Щербачева, а не Шехтеля. И дело не в изменении Щербачевым количества осей, переносе входа, искажении башни, в частности, путем устройства гигантских контрфорсов, несущих балкон, создании граненого эркера с правой стороны главного фасада, замене балюстрады на карнизах своеобразным фризом... Просто это совсем другой образ и другой взгляд. Например, у Шехтеля плитка должна была занимать только плоскости под карнизом над арочными окнами второго этажа обоих крыльев здания. Кроме того, был важен ее размер и особенно диагональный рисунок размещения, имитирующий кладку на фасаде Дворца дождей в Венеции. Щербачев же полностью обложил фасад практичной, недорогой голубоватой и коричневой глазурованной прямоугольной плиткой «кабанчик» (плитка размером 120х65 мм), украсил фасад барельефами с изображением бога Меркурия в шлеме, растительным орнаментом, пшеничными колосьями с серпами. Нижняя часть фасада сложена из жигулевского известняка.

Специалисты ГНИМА им. А.В. Щусева отмечают: «Виртуозное исполнение проекта в графике, чувство такта и вкуса позволяют отнести эту стилизацию к одной из лучших работ архитектора Шехтеля. Осмелимся предположить, что если бы Шехтель смог лично выстроить этот дом, то по своим художественным достоинствам он обошел бы его же признанный всеми шедевр - дом Морозовой на Спиридоновке в Москве». Но этому не суждено было сбыться. Шехтелевскому модерну с его «венецианской» легкостью и ажурностью был противопоставлен рациональный с элементами северного модерна Щербачева.

К зданию были пристроены конюшни и гараж, каменная оранжерея с серией фонтанов, подведены электричество с собственной электростанции, водопровод, канализация, центральное отопление и телефонная линия, разбит фруктовый сад. Между особняком и флигелем (ныне улица Пионерская, 26) архитектором Щербачевым была запроектирована простая, но изящная беседка.

Внутри здания мы сможем найти четыре камина, стены залов удивляют богатой лепниной, а пол потрясающим своей красотой паркетом. Известный санкт-петербургский реставратор и исследователь Андрей Роденков обнаружил на одном из изразцов камина клеймо английской компании «Дультон» (Doulton). На сегодняшний день на территории бывшей империи известны случаи употребления керамики этой знаменитой компании, но камин с керамикой английской фирмы «Дультон» был найден только в особняке Сурошникова.

Особняк В.М. Сурошникова интересен и наличием подземного хода. По свидетельству главного библиотекаря Самарского военно-медицинского института (к сожалению, ныне закрытого) Надежды Ирхиной, от дома Василия Сурошникова был проложен длинный подземный ход, соединявший подвалы здания с берегом Волги (вероятнее всего, с Шихобаловскими казармами на углу улиц Набережной и Воскресенской). Подземный ход был создан именно при Василии Михайловиче. Надежда Ирхина, вся жизнь которой была связана с военно-медицинским факультетом, а позже институтом и домом Сурошникова, рассказала нам: «Лет сорок назад при ремонте труб у дома просел грунт, и нашему взору открылось начало подземного хода, своды которого были отделаны такой же плиткой, как и фасад». В здании расположены и два огромных сейфа начала XX века, которые вмонтированы в каменный пол.

После разгрома белочехов в Самаре в доме Сурошникова располагалось командование Железной дивизии Гая. С ноября 1918 по 1922 год здание занимал Самарский Пролеткульт, состоявший из популярных среди горожан музыкального, театрального, литературно-художественного отделов и изостудии. Работа Самарского Пролеткульта проходила в тесной связи с напряженным ритмом жизни прифронтового города. Там готовили плакаты и оформление для массовых революционных празднеств, знамена, аллегорические колесницы, передвижные театры. С 1922 по 1933 год особняк занимали разные партийные и советские организации. В 1933 году бывший дом Сурошникова был отдан под Самарский (Куйбышевский) краеведческий музей.

Во время Великой Отечественной войны дом готовили под размещение одного из посольств, но в 1942 году он отошел в распоряжение суворовского училища, а в 1964 году передан под военно-медицинский факультет Куйбышевского медицинского института им. Д.И. Ульянова. Здесь усилиями куйбышевских военных медиков и организаторов была создана известная на весь Советский Союз Высшая военно-медицинская школа. В 1999 году факультет был перепрофилирован в Самарский военно-медицинский институт. Бывший дом Сурошникова стал административным зданием этого вуза.

Во время проведения военной реформы второй половины 2000-х годов знаменитый институт был закрыт, и теперь в особняке находится федеральное учреждение «Управление финансового обеспечения министерства обороны РФ». Еще в 1970-х годах особняк был признан памятником истории и культуры как бывшее здание Пролеткульта. Указом президента РФ от 20 февраля 1995 года № 176 дом Сурошникова стал объектом культурного наследия федерального значения.

Московский модерн в Самаре

Федор Осипович Шехтель (1859-1926) - выдающийся российский архитектор XIX-XX веков, академик архитектуры, один из ярчайших представителей стиля модерн в европейской архитектуре. По его проектам в Москве построены такие здания, как Ярославский вокзал, особняк Морозовой на Спиридоновке, особняк Рябушинского на Малой Никитской. По заказу самарского купца Василия Сурошникова выполнил проект особняка и загородной дачи на Волге.

Самарский миллионер

Василий Михайлович Сурошников (01.04.1863 - 05.1923) - самарский купец первой гильдии, миллионер, благотворитель, авторитетный общественный деятель. Потомственный почетный гражданин города Самары с 1903 года. С 1914 года коммерции советник, с 1916 года статский советник. Полного курса гимназии не окончил (только 6 классов), зять богатейшего самарского купца Антона Шихобалова. К 1916 году владел 18 домами в Самаре (большинство доходные).

Благотворительность

Купец Сурошников всю жизнь активно занимался благотворительностью. В период с 1889 по 1914 год он являлся старостой Ильинской церкви в Самаре, с 1914 по 1918 год - старостой самарского Кафедрального собора. Начиная с 1907 года Сурошников упоминался как член Самарского правления Российского общества Красного Креста, а в 1912 году как почетный директор приюта бездомных детей имени Великой княгини Анастасии Николаевны в Самаре.

Далекое путешествие

В 1918 году Сурошников покинул Самару, жил некоторое время в Омске, затем во Владивостоке. В 1921 году он эмигрирует с семьей в Шанхай на частном судне «Лорелай». Пристроив семью в доме на Баошань-роуд у Богоявленской церкви в Шанхае, Сурошников отправился в далекое путешествие по православным землям Балканских стран. Вероятно, предполагалось не просто паломничество к христианским святыням, а поиск нового спокойного и уединенного места жительства для себя и своих близких.

Последняя пристань

В мае 1923 года В.М. Сурошников скончался. Его могилу с уцелевшим памятником в 2012 году нам удалось найти на территории современной Хорватии, в области Западная Славония, на кладбище затерянного в лесах сельского православного монастыря Пакра. На надгробном памятнике, на каменном кресте хорошо читается: «Здесь покоится тело коммерции советника, почетного гражданина города Самары, статского советника Василия Михайловича Сурошникова. Скончался ... мая 1923 года».

Тайны военного санатория

Нынешний военный санаторий «Волга» на Седьмой просеке (ранее санаторий «Барбашина поляна», позже санаторий «ПриВО») включает в себя территорию нескольких купеческих дач. Много лет один из корпусов санатория (корпус №3), старый особняк в мавританском стиле среди некоторых уважаемых исследователей считался дачей Василия Сурошникова. Помимо этого, в списке объектов культурного наследия федерального и регионального значения, расположенных на территории Самарской области, корпус санатория №3 Приказом МКСО от 29.07.09 г. №13 обозначен как дача Сурошникова. Однако несколько лет назад было окончательно установлено и убедительно доказано на основе сравнительного анализа различных дореволюционных фотографий, что дача в мавританском стиле на территории санатория «Волга» принадлежала Екатерине Антоновне Курлиной. К сожалению, в 2008 году дом дачи Курлиной подвергся тотальной варварской реконструкции, утратив первоначальный облик.

Вилла на берегу Волги

В 1920-х годах современник Сурошникова, самарский купец, художник, фотограф и краевед Константин Головкин указывал в своих краеведческих записках (картотеке), что дача «В.М. Сурошникова каменная, из белого кирпича, по проекту московс[кого] архитектора Шехтеля... Е.А. Курлиной каменная, в мавританском стиле...».

Судя по проекту Федора Шехтеля и сведениям Константина Головкина, дача Сурошникова из белого кирпича - это корпус №5 санатория, обозначенный в списке объектов культурного наследия как «дача купца В.Н. Башкирова». По проекту двухэтажный дом в дачном имении был поставлен на мощном, опирающемся на каменные сваи стилобате на крутом берегу, с перроном со стороны Волги и отчасти уходившем в террасы с балюстрадой, крыши террас, в свою очередь, служили открытыми балконами второго этажа. С высокой площадки бельведера открывался чудесный вид на широкую Волгу и дальние горизонты Жигулевских ворот.

Наследие великого зодчего

Архитектура дома выразительна своей пластической мощью и статикой, подчеркнутыми плоскими разновысокими крышами и отсутствием каких-либо декоративных деталей на фасадах. Декоративное начало заложено в конструктивных особенностях дома. Оживляют его стены разнообразные по форме оконные проемы, несколько рельефных вставок, вписанных в квадрат или полуциркуль арок над оконными проемами, ритм вертикальных членений которых превращен в геометрический орнамент убранства, созвучный геометрии объемного решения дома. При строительстве дома или при его реконструкции в 1974 году в завершение каждого объема был внесен фриз из красных кирпичных зубцов.

От дома дачи к пляжу был проведен лифт для жены Сурошникова - Марии Антоновны, которая страдала тяжелой болезнью ног. Около самой дачи на берегу была выстроена пристань, где швартовалась личная яхта Сурошниковых «Выстрел». Каждое лето на даче Сурошникова гостили дети из приюта имени Великой княгини Анастасии Николаевны в Самаре.

Незаслуженное забвение

Сегодня дом и дача купца Василия Сурошникова, над проектами которых работали великий архитектор Федор Шехтель и самарский мастер Александр Щербачев, находятся в критическом состоянии. Городской особняк купца медленно разрушается, давно исчезло ограждение углового балкона, значительные элементы фасада осыпаются. На многих самарцев и гостей города состояние памятника архитектуры с чудовищными табличками по периметру дома «Осторожно, обрушение фасада!» производит поистине удручающее впечатление. Дом имеет высокий статус объекта культурного наследия федерального значения, занят федеральным казенным учреждением, вход в особняк обозначен государственными флагами, но его сохранность и дальнейшая судьба, к сожалению, волнуют лишь ревнителей истории самарского края и ценителей архитектуры модерна. Особняк и дача на Волге, построенные при участии величайшего зодчего, могли бы стать визитной карточкой Самары, но вместо этого они стоят в забвении и продолжают разрушаться...

454

Последние статьи

16 августа
15 августа
14 августа
12 августа
09 августа
07 августа

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6