ГАСТРОЛИ

Блюз-трип в Закавказье: Дилижан-Степанакерт-Тбилиси

Предысторию, наверное, знают все - бизнесмен Владимир Аветисян решил всерьез заняться музыкой, и вот уже несколько лет успешно выступает в группе D'Black Blues Orchestra с песнями из репертуара Эрика Клэптона. В гастрольном туре с музыкантами корреспондент «ВК» посмотрел, как живет сегодня Закавказье — от Нагорного Карабаха до Тбилиси.

Дилижан

D'Black время от времени выступает в Самаре, но Владимир Аветисян не скрывает, что приятнее выезжать туда, где его знают только как музыканта — в Испанию, Швейцарию, Великобританию, Финляндию или, например, в Китай. Впрочем, нельзя сказать, что в Закавказском туре этого года Аветисян не был бизнесменом: два концерта из трех посвящены благотворительным проектам, в которых участвует и лидер D'Black.
Тур начинается с Армении. Концерт в Дилижане посвящен презентации Дилижанской международной школы, элитного учебного заведения мирового уровня - до его открытия остается год. Уже прорисовываются очертания здания, которое британский архитектор Том Флинн идеально вписал в ландшафт окружающих лесов и гор. Идея кажется пока, мягко говоря, утопической: в курортном городке на 18 тысяч человек, известном прежде всего благодаря создателям фильма «Мимино» («У нас в Дилижане в кухне открываешь простой кран, вода течет — второе место занимает в мире») предприниматели (среди них Рубен Варданян, Гагик Адибекян, Владимир Аветисян и другие) открывают школу, в которой будут учиться дети из полусотни стран мира, школу с преподаванием на английском и учителями-иностранцами. На это потребуетcя около 150 миллионов долларов инвестиций.
А пока Дилижан — бальнеологический курорт посреди национального парка, когда-то известный культурный центр, в котором уже лет 20 ничего интересного не происходило, разве что вот два года назад открылся памятник героям «Мимино», с которым фотографируются туристы. В сентябрьском Ереване жарко и душно, а здесь, в двух часах езды от столицы, обычно градусов на 10 холоднее. В день концерта эта особенность играет злую шутку — шоу на открытом воздухе, рядом с недостроенной школой, проходит примерно при +6. Говорят, при выборе даты для опен-эйра принято опираться на многолетнюю статистику погодных наблюдений — что-то на этот раз подкачало, то ли наблюдения, то ли природа, но 5-7 тысяч человек из Дилижана и Еревана на выступление D'Black тем не менее собирается. Почти все с детьми, и в первых рядах тоже - после Самары удивительно, что нет давки, хотя площадка перед сценой плотно усеяна людьми.
Каждый концерт закавказского тура начинается со звуков дудука — в арсенале духовика группы Алексея Раскопова есть и национальные инструменты. Программа
Claptomania - высокого уровня световое и музыкальное шоу, аппаратуру везут на девяти фурах из Самары, сцену тоже, монтируют на месте. Интернациональная команда D'Black'а, в которую помимо самарских музыкантов входят вокалисты и музыканты из США, Бельгии, Швейцарии и Испании, исполняют песни из репертуара Эрика Клэптона в оригинальной обработке. Cocaine, Holy mother, Going down slow, River of tears и другие, Layla даже два раза в разных версиях, ее узнают с первых аккордов и в маленьком армянском Дилижане, и в столице Карабаха, и в пышном тбилисском театре им. Шота Руставели, как, впрочем, и другие хиты - Change the world, I shot the sheriff, Tears in heaven. Музыка все-таки — потрясающе интернациональная вещь. Закрывает программу каждый раз Holy mother в исполнении D'Black и местного молодежного хора. Особенно удастся этот номер в Карабахе — с какой энергией и кайфом будут петь с самарскими музыкантами молодые ребята из «Голоса Арцаха»!

Степанакерт

«Угораздило вас», - комментировали друзья в соцсетях наши посты про Нагорный Карабах. Кто не слышал, что после Карабаха не пускают в Азербайджан, да и место еще долго будет ассоциироваться с войной — для моего поколения это что-то из беспокойных разговоров взрослых, программа «Время», сразу после «Спокойной ночи, малыши», 1988-й - первый межнациональный конфликт в Советском Союзе, корнями уходящий еще в начало ХХ века.

Все обойдется, впрочем, без штампов в паспорте, а вот колонна военной техники идет навстречу уже на территории Армении. От Еревана до Степанакерта — часов восемь непростой езды по серпантинам, выжженная скалистая земля по дороге становится зеленее и зеленее, и горы вырастают все выше. Мы едем в город, который на всех картах мира и на сайтах с прогнозом погоды называется не Степанакертом, а Ханкенди, и считается территорией Азербайджана. С Азербайджаном здесь, понятно, никаких связей — если ехать в Степанакерт другой дорогой, вдоль границы, можно увидеть земляные насыпи — от снайперов. Телефоны отрубает сразу — договоров о роуминге с операторами непризнанной республики у российских нет.

В Степанакерте о той войне не напоминает почти ничего — приятный городок в горах с советской застройкой, 50 тысяч жителей, просторная центральная площадь, на которой президентский дворец, парламент, правительство и наша гостиница «Армения», вполне европейского уровня. Рядом парк со свободным вай-фаем и фонтаном с подсветкой. Только мемориальный комплекс в память о погибших в Карабахском конфликте и следы снарядов на домах (если присмотреться) хранят память о том, как в 1991-1992-м город обстреливался из Шуши, древней карабахской столицы.

Полчаса на машине в горы — и мы в Шуше. В городе, когда-то бывшем культурным центром Карабаха, война гораздо ближе. В 1989-м здесь жило 17 тысяч человек, сегодня — 4200. Война — в заброшенных зданиях в развалинах, и в том, с какой гордостью директор Музея истории города Ашот Арутюнян (коренной шушинец, хотя Википедия утверждает, что в основном здесь живут беженцы из Азербайджана) демонстрирует главный экспонат — макет битвы за Шушу в мае 1992-го.
Только на следующий день, когда дети в частном секторе разглядывают нас, как инопланетян, а водители уступают дорогу и спрашивают: “English?” - мы понимаем, как редко в Степанакерте видят иностранцев. И какое событие для Карабаха - концерт D'Black (группа здесь в третий раз). Больше всех достается западной части коллектива - Кэролайн Паску-Блонда и темнокожие Кристел Адамс и Реми Абрам возвращаются с рынка едва живые, сполна отведав местного гостеприимства пополам с тутовой водкой. До концерта, к счастью, сутки.
D'Black в Степанакерте выступает на стадионе, вмещающем треть города. Мощная аппаратура разносит звук саундчека из низины далеко наверх - при желании концерт можно слушать из дома. Незадолго до начала к стадиону маршируют стройные колонны солдатиков — вряд ли охраны ради, но лишний раз напоминает, где мы. Солдатики просят сфотографировать их на фоне сцены с желтыми буквами Claptomania, электронной почты нет, вот пароль и логин от «Одноклассников», загрузите, пожалуйста, сами, мы вам доверяем. Концерт начинается уже привычно — с дудука и Cocaine. После чего Аветисян просит зрителей спуститься с трибун в центр поля. Здесь все то же, так же с первых нот узнают хиты, только места побольше и публика живее реагирует и быстрее «заводится». Разница между курортным городком и столицей особенно видна после концерта, когда девчонки сносят охрану, требуя барабанщика Романа Петросяна «или хотя бы с автобусом сфотографироваться». Фотографируются со всеми, Рома остается без одной палочки и фенечек. «Я выхожу, думаю, ну вот она, слава, а они кричат: «Рома, Рома!» - шутит после Аветисян.

Тбилиси

Тбилиси в сентябре — город, из которого невозможно уехать. +28 и солнце, мутная Кура в скалистых берегах, улицы с резными балкончиками, канатная дорога на крепость Нарикалу и фуникулер на Мтацминду — на середине горы Пантеон с могилой Грибоедова и Нины Чавчавадзе («...но для чего пережила тебя любовь моя?»), наверху — телебашня и парк с колесом обозрения, наверное, самая высокая точка, с которой можно обозреть столицу Грузии. Тбилиси с его холмами и церквями, платанами и желтыми маршрутками особенно красив сверху. При Саакашвили, правда, началась застройка в стиле “нью-йорк, нью-йорк”, появились причудливые сооружения вроде стеклянного Моста Мира через Куру - на фоне гор, реки и архитектуры georgian style (резные балкончики, каменные церкви, мощеные улицы) смотрятся они диковато, но атмосферу города ничто не в силах испортить.
D'Black выступает в Театре имени Шота Руставели, пышном барочном здании, построенном в 1901-м. Здесь несколько лет назад завершилась реставрация, и Роберт Стуруа к руководству вернулся тоже недавно. Дела у театра так себе, на спектакль, бывает, собирается только треть партера (видели своими глазами), но на D'Black зал полон. Разборчивая грузинская публика (Тифлис — культурная столица с большой историей) покачивает головой в такт «Лейле» и «Шерифу» так же, как слушатели в Карабахе и Армении, разве что молодежи здесь негде танцевать.
Концерт благотворительный, по пригласительным: Паата Бурчуладзе собирает друзей фонда «Иавнана», чтобы принародно вручить ключи от новых домов многодетным семьям. Три дома — от трех российских бизнесменов — Владимира Аветисяна, Владимира Некрасова (это он вместе с Аветисяном дарил картины Самарскому художественному музею в декабре) и Михаила Лисянского. Еще 9 тысяч долларов фонд «Иавнана» собирает на концерте. Тур заканчивается Holy mother, исполненной совместно с мужским хором «Мдзлевари». Завтра — самолет в осеннюю Самару, а в Тбилиси так и остается +28 и солнце, платаны и Кура, и как же трудно уезжать.

18

Последние статьи

02 июня
01 июня
31 мая
30 мая
29 мая
28 мая
27 мая

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6