архив

Они были первыми

Из жизни редакторов «ВК» начала прошлого века

Как-то так случилось, причем с подачи из города Вашингтона (см. «Зарубежная география «Коммуны», «ВК» от 14.11.2009 г. и «Вот раньше жизнь...», «ВК» от 05.12.2009 г.), что сам по себе образовался цикл материалов по истории нашей газеты. Тем более что на минувшей неделе мы отметили наш профессиональный праздник, на котором вспоминали о журналистах и редакторах нашего более чем векового издания… и народ потребовал продолжения банкета...

Итак, в марте 1907 года вышел первый номер «Прибоя». С этого дня и начинается история «Волжской коммуны». Аресты ее номеров следуют один за другим. 3 мая распоряжением губернатора газета была закрыта. Ее редактор Спиридонов осужден на год тюрьмы. Попытка издания  газеты «Самарский рабочий» также закончилась неудачей. Однако 18 января 1914 года вышел в свет первый номер еженедельного журнала-газеты «Заря Поволжья». Но и здесь старая история. За короткое время были арестованы пять редакторов и конфисковано семь номеров «ЗП». После этого журнал возглавил вернувшийся из Нарымской ссылки Буянов, имя которого и поныне носит одна из улиц областного центра, на которой, кстати, располагается ныне редакция «ВК». 25 июля на его квартире был произведен обыск и буквально на следующий день по распоряжению губернатора «Заря Поволжья» прекратила свое существование. 
Что и говорить, несладкой была жизнь редакторов оппозиционного тогда органа самарских коммунистов - то в тюрьме, то в ссылке. Хотя справедливости ради следует заметить, что их судьбе вполне могли бы позавидовать некоторые последующие наши редакторы, рулившие уже после того, как газета стала «проправительственной»...
Пожары над страной...

В марте 1917 года в Самаре начала легально издаваться газета «Приволжская правда». Сначала она выходила два раза в неделю, а с 30 мая стала ежедневной.  Главным редактором «Приволжской правды» был Алексей Христофорович  Митрофанов - видный партийный функционер и едва ли не первый биограф Ленина. В сентябре 1918 года вышла в свет его небольшая книжка «Вождь деревенской бедноты  В.И. Ульянов-Ленин». Алексей Митрофанов писал: «Вся жизнь Владимира Ильича неразрывно связана с деревней… Его отец, дворянин по происхождению, далекий от крестьянства по своему общественному положению, был человеком, близким ему по духу...». Почти как в том анекдоте про пятитомник: «СССР — родина слонов». Понятно, что книга вызвала возмущение самого Ленина. После этой публикации все издания, касающиеся биографии вождя, были взяты ЦК под особый контроль.
Однако не все так мрачно. И если с биографией вождя вышла накладка, то в творческой биографии одного из «коммунаров» Николая Кочкурова, ставшего впоследствии известным советским писателем Артемом Веселым, Алексей Митрофанов сыграл весьма заметную роль...     
«Алексей Христофорович многое делал для привлечения в редакцию талантливых людей, и с осени 1917 года на страницах «Приволжской правды» появились первые публикации начинающего журналиста и будущего писателя   Николая Кочкурова. Митрофанов любил его по-отечески, умело направлял его талант…», - писал позже один из наших редакторов, К.И. Шестаков...
1918 год. В сентябрьских номерах газеты вновь, после некоторого перерыва, появляется имя  Николая Кочкурова. Опубликованы его фронтовые очерки...
Наша справка:
 Артем Веселый (1899-1938) - русский советский писатель. Наиболее известное   его произведение - роман о гражданской войне «Россия, кровью умытая». Арестован органами НКВД и расстрелян.
 «…Служили на германском фронте два моих старших двоюродных брата — Иван и Михаил... Письма братьев волновали меня. Семнадцатый год, революция, пьяный от радости тыл — митинги, демонстрации, — а на далеких фронтах продолжали греметь орудия. На фронт отправился в последних числах декабря, нагруженный литературой и имея на руках мандат, которым мне  предоставлялось право... свободного проезда по всем железным дорогам  революционной страны...
Вокзал, теплушка, солдатня, мешочники, переполненный сверх всякой меры  эшелон. Более суток еду на крыше. За Смоленском, в сторону фронта, поезда     идут почти пустые. Спускаюсь с крыши в мягкий вагон и отсыпаюсь на     плюшевом диване до Двинска.
Двинск — это уже фронт. Вокзал загажен, выбиты стекла, в зале 1-го класса митинг. И за вокзалом — митинг... Так вот он, настоящий фронт!.. К кухне бегут солдаты с бачками, и через минуту кто-то уже кричит:
  — Ванька... Кочкуров... Брат приехал.
Из землянки выходит Иван. Я еле узнаю его. В пятнадцатом — он тогда  работал в Самаре, на фабрике Гребежова — уезжал на фронт молодой и полный сил. Сейчас меня встречал — исхудавший, сутулый человек с землистым лицом... Мигом в землянку набилось полным-полно. Прежде всего собравшиеся заинтересовались содержимым мешка с сухарями и лепешками: хотя и понемногу, но всем досталось…Утром полковой комитет собирает митинг. С пятого на десятое пересказываю, что знаю о разгорающейся по всей стране гражданской войне, о задачах революции и т.д.  После митинга целым взводом отправляемся к немцам, брататься…
...Недели через полторы я катил в тыл; горели помещичьи имения; кое-где уже пошаливали зарождающиеся банды; на Дону во славу революции не умолкая гремели пушки красногвардейских отрядов — веселая была дорога!». (Артем Веселый, «Далекое зарево»).
Заметьте, однако, что сегодня, почти  век спустя после публикации - материал этот отнюдь не выглядит архаичным. Ни по стилю, ни по языку... И в этом становлении писателя и журналиста, несомненно, есть заслуга его первого редактора Алексея Митрофанова.
«Легионер», бродяга и поэт
Соредактором «Приволжской правды» был и Валериан Куйбышев. Он привел в газету своего соратника Михаила Герасимова...
Михаил Прокопьевич Герасимов - наш земляк и французский «легионер», бродяга и поэт. Причем не «революционный», по случаю, а настоящий, Высоко ценили его стихи Валерий Брюсов и Илья Эренбург. С последним Герасимов познакомился в эмиграции  в Париже, куда судьба занесла его после событий 1905-07 годов. Илья Эренбург печатал стихи Герасимова в альманахе «Вечера», издававшемся во Франции, а позже рассказал о самарском поэте в одной из самых значительных своих книг - «Люди, годы, жизнь».
«Я ведь всю Европу исходил, - вспоминал Михаил Прокопьевич. - Жил в Бельгии, во Франции и в Испании. Зимой накопишь денег (откладывал по несколько франков в получку), а летом – пешком идешь смотреть людей и мир.  Из Лиона - в Марсель, затем - в Ниццу. Бывал в Венеции, в Риме, в Неаполе... Был бродягой по Горькому. Но больше всего я полюбил Париж...»
В 1914 году, буквально с первых же дней войны, он добровольно встает в ряды  союзной тогда России французской армии, участвует в боях. Через год    возвращается в Самару и включается в революционную работу. К концу 1917     года становится председателем Совета солдатских депутатов, является заместителем Куйбышева, с которым, кстати, неоднократно проводит поэтико-политические вечера.
 Однако со временем Герасимов все дальше и дальше отходит от  партийно-административной деятельности, а в 1921 году и вовсе выходит из партии...
 Разумеется, с такой биографией в светлое будущее не брали, шансов пережить 1937 год у него практически не было... Вскоре после ареста он был расстрелян. В том же тридцать седьмом. Прошли годы, Герасимова реабилитировали, а вместе с этим начались публикации его лучших произведений. Что же касается творчества Михаила Герасимова, то, по мнению самарского театрального деятеля и искусствоведа Алексей Молько, «Герасимов ощутил и передал в стихах характерную черту глобального сознания ХХ века». Короче — поэт глобализации, о которой тогда еще не знали... Но «ясновидцев, так же, как и очевидцев, во все века сжигали на кострах», Как, впрочем, и автора этих строк, день рождения которого мы будем отмечать ровно через десять дней...

Продолжение следует...

 

Валериан Куйбышев в 1917 году был соредактором нашей газеты

 

91

Последние статьи

13 декабря
12 декабря
11 декабря

Архив Общество

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31