История губернии

От окаменевшей Зои до Высоцкого

Двенадцать месяцев жизни «ВК»: Январь
Владимир Высоцкий на концерте в Куйбышеве 24 мая 1967 г.
Владимир Высоцкий на концерте в Куйбышеве 24 мая 1967 г.

Сегодня мы начинаем публикацию цикла материалов из архива «Волжской коммуны». Сначала он задумывался, как рассказ об авторах и сотрудниках газеты. Но мы подумали, что эта тема будет слишком узкой, и решили ее расширить. Ведь из историй людей, так или иначе причастных к газете, и складывалась история «ВК», города, губернии. А рассказать об этом лучше всего сможет сама газета, как она делала и делает это вот уже второе столетие. Мы же остановимся только на самых значимых и интересных публикациях и событиях из жизни «ВК» разных лет, разбив их по месяцам, и немного «смешаем» времена, жанры, заголовки. То есть после публикации от первого января, скажем, 1936 года, может идти заметка от 17 января 1989-го, а затем... Впрочем, увидите и оцените сами.

ВМЕСТО ЭПИГРАФА
«ВК» от 14.01.96 г.
«Да, были времена. У «Коммуны» даже самолет свой был. Сейчас самолета нет, однако кое-что сохранено. И сейчас, оглядываясь назад, вспоминая традиции «Коммуны», думаешь, как же много она успела на своем веку подметить черт  эпохи. Хороших, плохих — всяких...»

А была ли девочка?
Конечно, вспоминая о январских событиях в истории газеты, никак не обойтись без окаменевшей Зои. И хотя об этом недавно на страницах «ВК» подробно рассказал Валерий Ерофеев, напомню читателям, что единственной газетой в Советском Союзе, опубликовавшей информацию о том феномене, была «Волжская коммуна», поместившая в номере от 24 января 1956 года фельетон Кулагина «Дикий случай» (полностью текст фельетона мы разместим на сайте «ВК» в архиве «О чем писала наша газета» за 24 января).
А пока самые интересные из него выдержки...
«ВК» от 24.01.1956 г. «К Клавдии Петровне Болонкиной, расчищавшей рано утром снег возле своего дома на Чкаловской улице, подошла старушка и спросила:
- А кто хозяйка пятой квартиры?
- Я.
- Ну тогда, дочка, пойдем скорее, покажи ее, несчастненькую...
Озадаченная женщина не знала, что и ответить. А старуха между тем все говорила и говорила. Из ее слов следовало, что в квартире Клавдии Петровны находится «окаменевшая отроковица» и что об этом бабушке еще вчера поведала «болезная Аграфена, на которую почти каждый вечер нисходит божья благодать».
Поняв наконец, что перед ней суеверный человек, чье воображение поражено выдумкой какой-то кликуши, Болонкина сказала:
- Никакой тут окаменевшей отроковицы не было и нет...
Тут бабка взъерепенилась:
- Разрази меня молнией на этом самом месте, если я своими глазами не погляжу! Сейчас всех своих подруг покличу...
И вот по городу Куйбышеву прокатилась молва, обрастая, как снежный ком, всякими несообразностями. Таким образом и была сочинена нелепая история о «наказанной грешнице».
Вас эта версия с агентством ОБС, как это тогда называли (одна бабка сказала), убедила? Смогла бы она привлечь к дому сотни людей?
В  материале, разумеется, опровергались всякие слухи, но советский человек, умевший читать между строк, понял: что-то там было. Ведь если бы не было, так зачем же милицейское, да еще конное оцепление, почему среди распространителей слухов числились медицинские сестры из психоневрологического диспансера, инструктор Елисеева и телеграфистка Сысуева из городского центрального телеграфа, которых послала начальница посмотреть, что же это на самом деле в доме на Чкаловской делается и почему в фельетоне было написано - полы вроде бы целые и невредимые.
- Нет, не все так просто, - рассудил тогда читатель и был, по-моему, прав. А газета лишний раз его в этом убедила.

Два Владимира на Волге
27 января 1927 г.  Днем в зале рабфака перед членами союза работников просвещения с докладом и чтением своих стихов выступил  поэт Владимир Маяковский... Вечером того же дня Владимир «Необходимович», желая познакомиться с самарскими рабкорами, заглянул в их клуб (ул. Советская, 100). В приветственном слове лидер «Лефа» отметил, что рабкоры есть база, откуда должны черпаться литературные силы. Маяковский прочитал несколько стихотворений, среди них «Письмо литератора Маяковского к литератору Горькому».
«Коммуна» от 29.01.27 г. «...На эстраде – громадный Маяковский. Голосищем своим, рожденным, чтобы перекликаться с громами, он бросает в зал слова вступительного доклада. Каждое слово, как громыхающий поезд, наезжает на толпу. Стихи свои Маяковский читает мастерски: без тени актерства, с мощной простотой, углубляя и растягивая «ударные» слова, встряхивающим стены неиссякающим своим голосом...»
Отношение к Владимиру Маяковскому, как к «агитатору, горлану, главарю», мягко говоря, несколько упрощает творчество поэта. Он знал силу печатного слова в деле моделирования реальности  («Я знаю силу слов»). Ему бы ноктюрн играть «на флейте водосточных труб», а он, «наступая на горло собственной песне», вел убедительную пропаганду идей большевизма. И делал это «не корысти ради»... Его не расстреляли. Он застрелился, когда осмотрелся и  понял. Если не все, то многое ...
«И Маяковский лег виском на дуло» - это уже из творчества другого Владимира - Высоцкого...
Чем дальше – тем виднее, что феномен Высоцкого - не только из области искусства. Он сформулировал систему ценностей, которая была принята обществом на всех уровнях. Только представьте себе стол «в скверу, где детские грибочки», за которым собрались бы все истинные поклонники его таланта. Здесь наверняка можно было бы встретить разных и по возрасту, и по социальному статусу людей. И «за ссорами, за спорами, раздорами» они все равно нашли бы общий язык. Ведь у них в жизни есть общая точка отсчета – Владимир Высоцкий.
Впервые он приехал в Куйбышев 24 мая 1967 года по приглашению Городского молодежного клуба (ГМК-62). В тот день Высоцкий дважды выходил на сцену: в клубе им. Дзержинского и в филармонии.  Руководство ГМК-62 пригласило Владимира Семеновича в том же 1967 году для выступлений во Дворце спорта. И 29 ноября Высоцкий вновь оказался в Куйбышеве. И наши партийные чины ломали головы: разрешить ли выступление барда перед семитысячной аудиторией. Ответственность тогда взял на себя первый секретарь обкома КПСС Владимир Орлов.
«ВК» от 25.01.2006 г.
«На обочине у трамвайной остановки стоял и потихоньку подмерзал однокурсник моего сына. Я притормозил. Оказалось, по пути. Чтобы молодому человеку не было скучно, включил радио. Сразу же салон заполнили «смелые» шутки ди-джея популярной музыкальной станции. Вспомнилось из Высоцкого: «...невероятно, в Ейске, уже по-европейски: свобода слова, если это мат»...  Благо диск с записями Владимира Семеновича стоял в проигрывателе. Я запустил его, и «попсу» сразу же выдуло из салона. Зазвучало нечто настоящее. 
«...Пусть впереди большие перемены, я это никогда не полюблю», - пропел бард. Приехали.
- Откуда он знал про перемены, его тогда уже не было? – недоуменно спросил мой попутчик, выбираясь из машины.
Что я мог ответить. Я и сам задумывался на эту тему. Как порой точно попадают слова поэта в нашу реальность.
Пожал плечами и поехал дальше наматывать «мили на кардан». Следующей шла вещь: «Жертва телевидения», начало семидесятых, по-моему. Невольно стал мысленно «перелистывать», что видел «по ящику» в прошедшие выходные.
Крещенские праздники. Несмотря на сильные морозы, традиционные купания в проруби состоялись и широко освещались на телевидении. В том числе первый канал показал купание одного из депутатов Госдумы. И тут же слышу комментарий к картинке: «Врубаю первую, а там ныряют...»
Честно говоря, мне стало как-то не по себе. Дальше – тоже ложилось на сегодня: «...Все на дому - самый полный обзор: отдых в Крыму, ураган и Кобзон». Крым показывали не только по первому, но и по всем остальным каналам в итогах недели: борьба за маяк. Ураганы. Их в прошлом году было двадцать шесть. И сюжет о наиболее разрушительных, в том числе и про «Катрин», также присутствовал в воскресной программе. Не увидел я, правда, на выходные Кобзона. Однако, согласитесь, он - отнюдь не редкий гость на «голубом глазу».  Был сюжет и о прошлогодних национальных волнениях во Франции. Сразу же вспомнилось: «...арабы нынче - ну и ну! - Европу поприжали». Есть комментарий и к нынешнему раскладу политических сил в парламенте: «помер мой сосед, что справа, тот, что слева - еще  нет»... Сюжет про куриный грипп: «...Очень вырос в целом мире гриппа вирус... Ширится, растет заболевание»...
Появилось клише заголовка в СМИ: «10-15-20… лет без Высоцкого». А мне думается, что без него мы не прожили и дня. Кто сказал, что имя Высоцкого покрывается пылью времени? Нет, скорее всего, пыль у нас на ушах и на душах. Отряхнитесь, послушайте... и услышите...»
Этот список можно и продолжить. Пять лет прошло со дня публикации. И за это время не раз жизнь давала повод вспомнить ту или иную строчку из Высоцкого. Судите сами: «Пожары над страной все выше, жарче, веселей...»; «И вот опять дают задержку рейса... Теперь обледенела полоса»; «А в Ленинграде с крыши потекло!»; «И пусть канадским зовут хоккей — за нами слово, до встречи снова! А футболисты — до лучших дней...»
Просто мистика какая-то, но самым ярким и необъяснимым предсказанием для меня остается строчка: «Я, конечно, вернусь, я, конечно, спою, не пройдет и полгода». И ведь действительно, через каждые полгода (январь-июль) он возвращается, на экраны наших телевизоров. Вернется и 25-го. Вот увидите...






 

1356

 

Последние статьи

12 декабря
11 декабря

Архив Общество

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6