самарский джаз

Джаз в Самаре: вчера и сегодня

Этой публикацией мы начинаем серию материалов об истории и сегодняшнем дне самарского джаза.
Группа саксофонов джаз-оркестра «Дзержинки». 1956 г.
Группа саксофонов джаз-оркестра «Дзержинки». 1956 г.

Местом рождения самарского джаза считается - «Дзержинка». Официально этот дом в стиле советского конструктивизма назывался Домом культуры (клубом) имени Ф.Э. Дзержинского. В свое время он служил центром притяжения молодежи, в основном студенческой. Здесь проводились институтские вечера, были танцы. И главное – играл джаз, который тут и родился. В 1993 году один из авторов этих заметок открывал XVII Самарский джазовый фестиваль на сцене «Дзержинки» и назвал клуб роддомом джаза в нашем городе. Название понравилось и стало кочевать по страницам местных изданий

Биг-бэнд НКВД
В 30-40-х годах прошлого века в Куйбышеве было немало эстрадно-танцевальных оркестров  при институтах и клубах. Были они и в кинотеатрах, где развлекали зрителей перед началом сеансов. В клубах же оркестры выступали с концертными программами, а также обслуживали танцевальные вечера. Оркестры были укомплектованы музыкантами-любителями, хотя многие из них затем стали профессионалами. А в клубе Дзержинского в начале 40-х появился первый настоящий биг-бэнд. Организовал его выходец из Бессарабии талантливый музыкант Моисей Зон-Поляков. Как ни странно это звучит, то был оркестр НКВД. Еще более удивляет трогательная забота начальника (должность-то не штатская) клуба, офицера госбезопасности Левкова об оркестре, игравшим «вражескую», практически запрещенную в стране «музыку толстых». В труднейшие военные времена оркестр имел хорошие инструменты, сценические декорации, концертные костюмы и выезжал на гастроли.
В биг-бэнде Зон-Полякова играли отличные музыканты, многие из которых затем стали руководителями собственных ансамблей. В их числе: трубач Юрий Голубев, саксофонисты Николай Аристов, Владимир Ефимов и Владимир Малышев. Репертуар оркестра не был чисто джазовым. До 60-х годов все отечественные биг-бэнды вынуждены были наряду с джазовыми композициями включать в программы эстрадные песни, а в концертах участвовали танцоры, фокусники и конферансье.
Джаз в прямом эфире
В 1947 году Зон-Поляков умер. Его преемником стал трубач Юрий Голубев, личность в самарском джазе легендарная. Музыкант, воспитавший немало талантливых исполнителей,  долгое время был первым трубачом симфонического оркестра филармонии. В 1952 году Голубев с несколькими  музыкантами перешел в кинотеатр «Молот». Руководителями оркестра «Дзержинки» некоторое время были Владимир Ефимов, Владимир Малышев, а с 1956 года - Роман Идельчик. Одному из авторов этих заметок, игравшему три года в оркестре на рояле, этот период знаком не понаслышке.
В своем составе биг-бэнд имел стандартные группы медных духовых инструментов, саксофонов и ритм-секцию. Был также аккордеон и группа скрипок. Формально оркестр числился коллективом художественной самодеятельности и регулярно давал концерты с эстрадно-джазовой программой. Именно биг-бэнд «Дзержинки» стал первым, кто представил в 1957 году джаз на только что начавшем работу Куйбышевском телевидении. Целый час прямо из телестудии в прямом эфире шел концерт оркестра. А в выходные дни он в несколько уменьшенном составе обслуживал танцевальные вечера, за что музыкантам даже платили.
Танцевальный аншлаг
Во многом благодаря классному оркестру «Дзержинка» стала самым популярным местом общения молодежи. «Лишние билетики» на вечера танцев спрашивали уже на площади Революции. Верхнее фойе, где играл оркестр, было небольшим, и нередко танцы одновременно устраивались в нижнем или боковых залах, но уже «под радиолу», как тогда говорили.
Если в концертах исполнялись главным образом эстрадные песни и попурри из песен советских  композиторов, то на танцах звучал настоящий свинговый джаз. Хотя конец 50-х был ознаменован разгулом борьбы со «стилягами», и любые танцевальные вольности пресекались администрацией и дружинниками с повязками на рукавах. Одним из хитов оркестра был «Тигровый регтайм» композитора Ла Рокка. Под него в зале выделывались запрещенные па буги-вуги и рок-н-ролла. Возмущенный администратор клуба дал команду эту пьесу больше не играть. Но музыканты нашли выход: в нотных тетрадках было аккуратно вытерто подлинное название и вместо него вписано: композитор Никита Богословский - «Белая акация». Удивлению не обладающего особыми музыкальными познаниями администратора не было границ, когда он снова увидел буги-вуги, но успокоился, заглянув в ноты.
«Деньги на бочку»
В репертуаре биг-бэнда было немало и других популярных джазовых тем: мелодии Гарри Уоррена и Гленна Миллера из кинофильма «Серенада Солнечной долины», «Караван» в аранжировке Эллингтона, «Звездная пыль» Хуоги Кармайкла... Нотные тетрадки постоянно пополнялись самыми разными путями. В 1957 году в Куйбышев приехал оркестр из Кишинева под управлением Шико Аранова с богатым джазовым репертуаром. Музыканты «Дзержинки» выпросили у Аранова на одну ночь оригинальные американские ноты ряда пьес, включая знаменитую «Кариоку». За ночь ноты были вручную переписаны, а недели через две новинки уже звучали в исполнении многих оркестров города.
Оркестр «Дзержинки» часто играл и на выездных «халтурах». На музыкальном жаргоне «халтуры»  подразделялись на «кровавые», заказы на которые шли от администрации клуба, и «деньги на бочку», за которые заказчики сразу расплачивались наличными. Очень напряженным временем для музыкантов были новогодние праздники. С конца декабря и всю первую декаду января шла ежедневная работа по вечерам, а днем еще добавлялось по две-три детских елки.
Истинный джаз
В конце 50-х в оркестре «Дзержинки» играли отличные музыканты, подлинные фанаты: саксофонисты Владимир Лебедев, Олег Гребенников, Лев Бекасов, Евгений Варламов; трубачи Геннадий Николаев и Борис Акимов, барабанщик Валерий Варламов. Они увлекались истинным джазом, который слушали в программах Уиллиса Коновера на «Голосе Америки». Но Роман Идельчик, воспитанный на фокстротах и танго 30-х годов, продолжал делать соответствующие аранжировки. Музыканты же хотели играть другую музыку. Возник конфликт, который закончился общим собранием, после которого практически все музыканты демонстративно покинули «Дзержинку». Кто-то перешел в другие оркестры, кто-то вообще на время оставил музыку.
В 1959 году в «Дзержинку» пришел новый состав, собранный контрабасистом Борисом Любимовым, под руководством которого  оркестр стал ближе к собственно джазу. В него вошли талантливые музыканты: пианист Владимир Виттих, трубач Борис («Боб») Брюханов, вернулись саксофонисты Лев Бекасов и Евгений Варламов. Пришел прекрасный аккордеонист Борис Сыроежкин, который позже стал художественным руководителем клуба. С ансамблем пел Альберт Николаев. Впервые в городе вокал стал звучать и на танцах. В 1962 году после отъезда Любимова обновленный состав оркестра возглавил ветеран «Дзержинки» трубач Геннадий Николаев, который ориентировался на биг-бэнд с жестким свингом. Вернувшийся затем Борис Любимов в 1965-68 годы с новым составом работал на стыке жанров – джаза и повсеместно входивших тогда в моду вокально-инструментальных ансамблей.
Но с 1962 года центр джазовой жизни в городе переместился в ГМК-62. Здесь проводились фестивали, концерты, публичные беседы и диспуты о джазе. А легендарная  Дзержинка» постепенно  утратила свою популярность.
 





 

35

 

Последние статьи

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31