В Тольяттинском театре кукол поставили «Повесть временных лет»

К юбилею Тольяттинского театра кукол режиссер Александр Янушкевич поставил пьесу Галины Пьяновой по «Повести временных лет» (16+). Это второй взрослый спектакль в действующем репертуаре театра и, похоже, одна из самых неожиданных премьер за всю его 45-летнюю историю.

Кегли и шины

Глухой далекий гул. По пустой черной сцене, стоя коленями на деревянной тележке, катится человек. Проплывает дородный монах (Александр Свиридов). Садится за книгу. «По потопе бо 3-е сынове Ноеви розделиша землю: Симъ, Хамъ, Афетъ. Яся восток Симови: Персида, Ватрь, доже и до Индикия в долготу, и в широту и до Нирокури...», - голос Нестора заполняет зал древнерусским текстом. Не все слова понятны современному зрителю, но важнее общий смысл и атмосфера подлинника.
«Повесть временных лет», скажем честно, мало кто читал, тем более на древнерусском, в Лаврентьевском списке. Но про смерть Олега от коня, княгиню Ольгу, князя Игоря и Крещение Руси все знают со школы. В том числе поэтому оригинальный текст не усложняет восприятие спектакля.
«Повесть временных лет» Янушкевича - фантазии на давно известные темы из первого века истории Руси. Трое в серых рубахах, широких штанах и чепчиках-ушанках (те самые сыновья Ноя) делят на три кучки высыпанную на сцену щепу. Каждый выпиливает из деревянной чурки по антропоморфной фигуре. Вскоре, под текст про Кия, Щека, Хорива и сестру их Лыбедь, батареей из таких деревянных фигур заполнится весь угол сцены. Вместе они напоминают изображение толпы на летописных миниатюрах (из общей массы выделяются только головы). По одной - кегли или деревянных идолов.
С грохотом летят под сцену сложенные в высокую гору шины - падает Вавилонская башня, «по раздрушении же столпа и по разделении языкъ» образуются славяне, и вот уже сестра Лыбедь танцует с вырезанным из шины лебедем (ЖКХ-арт), а Рюрик ложится спиной на деревянные кегли-народ.
Дерево и шины - и сценография, и реквизит спектакля (художник-постановщик - Антон Болкунов). В «Повести временных лет» при этом нет ни одного из привычных нам видов кукол, актеры работают в живом плане и управляют только деревянными фигурами. Те дрожат в ожидании Рюрика, становятся в пирамидки для игры в городки под властью Олега, Владимир будет бросаться в них, как в воду (заодно «опрокидывая идолов»), а Игорь повезет целые армии-платформы на своих ботинках.
На деревянные кегли катят шины, их пилят, делают куколками для игры... Народ безмолвствует и никак не персонифицирован - в этом можно увидеть и режиссерскую оценку, и точку зрения летописца, для которого история - это действия правителей, бесконечные походы, дани и завоевания.
С идентификацией народа тоже «все сложно». Речь в «Повести временных лет», как все помнят, о Киевской Руси, летопись составлена в Киеве, Нестор - монах Киево-Печерского монастыря (на этом, кстати, точные факты заканчиваются, потому что в самой летописи что-то из Библии, что-то из фольклора, а в ее исторической достоверности сомневался еще Карамзин). Режиссер Александр Янушкевич - выпускник Белорусской академии искусств, но активно работает в России, получил «Золотую маску» за спектакль в Пермском театре кукол, в котором был худруком, в этом году вновь номинирован - уже с петрозаводским «Садом». Его спектакль мерцает, вплетает в исторический контекст реалии наших дней, то отошлет к майдану, то к российским 1990-м, складывается в метафорический рассказ об истории и политике и создает широкое поле для трактовок.

На фоне морозных узоров

Князья здесь изображены фантазийно. Олег (Олег Лактионов) в красном спортивном костюме с надписью «Олежа» (на коне тоже имеется пометка «конь») любит спортивные состязания - шины тут же становятся олимпийскими кольцами, - и еще лупить битой по всему, что подвернется. После бандита из «лихих» приходит мальчик в растянутых колготках и очках (Александр Кочудаев) - то ли Игорь, то ли собирательный образ из Игоря и Святослава. Мать (Наталья Савина) учит его пилить головы деревянным людям, он при этом истошно ревет, а впрочем, быстро входит во вкус. Князь Владимир (Александр Кочудаев) предстанет респектабельным управленцем в красном галстуке и светлом пальто, ныряющим в деревянный народ, как в крестильную воду.
В спектакле много жестокого - чаще всего достается тем самым деревянным людям, - но при этом и смешного не меньше («олимпийские» прыжки в мешках, например, или частящий на древнерусском телевизор). Янушкевич монтирует сцены так, что одно сменяется другим оглушающе, без перехода: только что Олег умиротворенно наблюдал за славянским многоборьем - и вот уже яростно крушит что-то битой. Поддерживает контраст и общую атмосферу саунд (композитор Эдуард Тишин) - иногда как будто не музыка, а «звук мира». Работа с объектами (падают шины, лопаются шарики, рассыпаются кегли) тоже добавляет звуков в общую картину.
Действие «Повести временных лет» разворачивается на фоне стеклянной стены, покрашенной белой краской, как морозными узорами. Декорация вместе с отличной работой со светом делает спектакль очень живописным. Крестясь на фоне этой стены, полуголый Владимир будет жаться от холода и выдыхать пар. Что-что, а климат в наших широтах за последнее тысячелетие не поменялся.

86

Последние статьи

20 января
18 января
17 января
16 января
15 января

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6