Легенды Большой Каменки

Судьба двух больших писателей отразилась в экспонатах одного школьного музея

Недавно двое школьников из села Большая Каменка Красноярского района - Анна Рузанова и Илья Косов - стали победителями регионального этапа всероссийского конкурса активистов музейного движения. Темой их проектов стало исследование судеб двух писателей, чья жизнь была связана с этим селом.

«Я вырос здесь»

Материалы о жизни и творчестве этих литераторов стали основой местного школьного музея, созданного тридцать с лишним лет назад. Это земляк Анны и Ильи, советский писатель Алексей Дорогойченко, написавший роман «Большая Каменка», в котором отразились события, происходившие в стране с начала двадцатого века до двадцатых годов. И автор знаменитых «Похождений бравого солдата Швейка» Ярослав Гашек, который какое-то время, в эпоху Гражданской войны, жил в этом селе.

О жизни Дорогойченко рассказывает экспозиция «Я вырос здесь, и край мой этот дорог». Фотографии, книги, газетные публикации, переписка музейных работников с дочерью писателя Ольгой Алексеевной, живущей в Москве. Папка с хронологией жизни писателя. Он родился в бедной крестьянской семье, состоявшей из 11 человек. После учительской семинарии преподавал в школе, в том числе и в родном селе. Потом – учеба в Петербургском и Московском университетах, служба в армии, участие в революционных событиях. Журналистские и литературные публикации. Роман «Большая Каменка», вышедший в 1927 году, считается самым значительным его произведением. Десять лет писатель жил в Саранске. Но умирать в 1947-м приехал в город Куйбышев. Похоронен он был на городском кладбище.

Здесь же, в музее, можно увидеть распечатки его стихов. Многие из них звучат на литературных праздниках в школе. В том числе и «Поэма об очередях», написанная в голодном 1919 году. Рядом - переводы с эрзя народных мордовских песен. Мать писателя  часто пела Алеше народные мордовские песни, отсюда и любовь его к фольклору. «Алексей Яковлевич переводил на русский язык плачи мордовских женщин, - говорит заведующая музеем Людмила Ефремова. - В них – потрясающая красота».

А вот сделанная в начале прошлого века фотография деревянного, крытого соломой дома, где жил Алексей Дорогойченко и его родители. Дом уже давно перестроен, теперь это кирпичное строение. Но новый хозяин бережно относится к этому месту, ухаживает за садом, который помнит писателя, жившего здесь сто лет назад.

Похождения Гашека

Помнит этот сад и еще одного необыкновенного человека. Здесь, в доме родителей Дорогойченко, в 1918 году, во время КОМУЧа, примерно в течение месяца жил писатель (а также комиссар Красной Армии) Ярослав Гашек, скрываясь от белочехов и казаков. Сохранились записанные в семидесятых годах самарским исследователем Г. Прекиным воспоминания сестры писателя Дорогойченко Клавдии Яковлевны. «Как сейчас вижу: наш дом на краю села, старую баню в огороде и того иностранца, которого приютил отец, - вспоминала она. - Сейчас уже не помню, сколько дней отец прятал красного чеха. При нас, детях, отец и мать мало разговаривали о странном госте, но и не скрывали, что в доме находится чужой. Нам было строжайше приказано никому не говорить об этом. Помню, гость скрывался в бане и на повети. Отец, видимо, внимательно следил за тем, что происходит в селе и вокруг, и всячески старался, чтобы наш новый знакомый не попал в лапы белочехов и казаков. Помню, когда распространились слухи, что белые собираются выставить усиленную охрану на дорогах, отец сильно забеспокоился. Запомнились его слова: «Надо торопиться, могут поставить не нынче-завтра охрану, и тогда все пропало». Вечером отец шепотом сказал мне: «Пойдете провожать гостя вместе с Анютой (моей младшей сестрой) к дяде Тимофею в Федоровку». Федоровкой называлась улица в мордовском конце села, где жил брат отца. С наступлением темноты переодетого в крестьянскую одежду красного чеха я и Анюта провожали глухой амбарной улицей к усадьбе дяди. Когда проходили в дом, заметили, что возле двора уже наготове стояла запряженная подвода. В доме дяди гость долго не задержался. Тепло распрощавшись с нами, незнакомец протянул мне свой башлык и при этом, улыбнувшись, с акцентом проговорил по-русски: «Это вам на память». Лишь после как-то я услышала от отца, что той темной летней ночью восемнадцатого года дядя Тимофей Федорович на подводе Тамыповской балкой, не привлекая постороннего взора, вывез политкомиссара Красной Армии на Елховскую дорогу, откуда он пешком отправился в направлении Мелекесса».

Рассказывали, что в Большой Каменке один крестьянин распознал в Гашеке чужака («не умеешь ты онучи-то по-мордовски наматывать»), но властям странного гостя не выдал.
Дальнейшее описал сам Ярослав Гашек в своих «Юбилейных воспоминаниях»: «Утром меня бы уже никто не узнал, когда я двинулся дальше, на северо-восток. К полудню я дошел до какой-то татарской деревни, прошел ее. За деревней меня догнал какой-то татарин и быстро спросил: «Бежишь?» После этого он сунул мне в руку краюху хлеба и пожелал на дальнейший путь «салям-алейкум».
Музейные работники, основываясь на воспоминаниях и документах, составили карту путешествия Гашека по красноярской земле. «Большая часть его пути проходила вдоль реки Сок, - рассказывает Людмила Ефремова. – Мы считаем, что этот путь пролегал через Ново-Семейкино. Гашек вспоминает о встрече с татарином. А, как выяснилось, татарская община в то время располагалась именно там».

Первое поколение краеведов из школьного музея вело переписку с музеем Ярослава Гашека в чешском городе Липнице. Редкие фотографии писателя и другие экспонаты, переданные чешским музеем, теперь бережно хранятся в Большой Каменке…

22

 

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30