Прямая речь

«Я соскучился по театру»

8 декабря в Тольяттинском драматическом театре «Колесо» имени Г.Б. Дроздова пройдет премьера спектакля по комедии В. Гуркина «Любовь и голуби». Ставит спектакль московский режиссер, ученик Г.Б. Дроздова Сергей Мезенцев, который в последнее время работает не только в театре, но и на телевидении, снимая сериалы.

«Съемки телесериала – это бизнес»

- Предыдущий спектакль для «Колеса» вы поставили три с половиной года назад. Как, на ваш взгляд, изменился театр за это время?

- Я посмотрел несколько последних спектаклей и понял, что в театр пришла очень интересная молодежь. Это здорово. В неживой театр молодые актеры не придут.

- Не смущает, что спектакли сильно отличаются друг от друга по стилю?


- Нет. Не может же существовать театр одного спектакля. Чем они разнообразнее, тем лучше. Дроздов говорил, что любой спектакль хороший, кроме скучного. Сегодня редко какой театр может похвастать, что у него в штате три режиссера, как в «Колесе». Да еще постоянно приглашаются постановщики со стороны. По-моему, это прекрасно. И для зрителей, и для актеров. Если ты работаешь со многими режиссерами – значит, осваиваешь разные театральные языки, становишься многоплановым артистом. Это я знаю по собственному опыту работы в севастопольском театре, где был актером.

- В театре у вас сейчас много работы?

- К сожалению, нет. Больше занимаюсь съемками сериалов. Когда поступило предложение поставить спектакль в Тольятти, принял его с удовольствием. Соскучился по театру. В «Театре Луны», где я работаю, занятость у меня сейчас небольшая – там идет три моих спектакля, которые я «веду» и время от времени делаю вводы новых актеров, и одно шоу в духе капустника, которое мы обновляем раз в год. Это шоу я очень люблю. Оно поставлено на трех главных артистов, объединенных в группу «Не девочки». В последнее время было несколько попыток поставить антрепризу, но они были неудачны из-за организационных неурядиц. В антрепризе обычно собирают звезд, а работать с ними очень сложно. Два месяца репетировали – потом выясняется: один актер отказался играть, другого нужно заменить. В конце концов, я не выдержал и сказал: «Нет, ребята, я так не могу».

- А что с телесериалами, где вы выступаете как режиссер?

- Сейчас по питерскому каналу заканчивается показ детективного сериала «Такая работа». Снимали мы его в Питере. На телеканале «Россия 1» недавно прошла премьера мелодрамы «Разбитые сердца». А по каналу ТВ-3 вплоть до Нового года будет проходить сериал «Анна-детектив». Бес попутал, я там даже сыграл. Так получилось, что надо было срочно найти англоговорящего актера на роль Гордона Брауна. Продюсер мне и говорит: «Ты сам не сможешь, что ли, сыграть?» Ну и сыграл – благо, что там всего три сцены с ним. А вообще совмещать режиссерскую и актерскую работы в одном фильме очень сложно – надо или снимать или сниматься. Вот когда меня как актера приглашают в сериалы другие режиссеры, с удовольствием соглашаюсь. Очень важно время от времени становиться по другую сторону камеры.

- Знаю, что продюсеры ставят перед режиссерами жесткие условия по срокам съемок...

- Съемки телесериала – это бизнес. И как в любом бизнесе, нужно сделать максимально качественный продукт с минимальными затратами. За смену надо снять 9-10 минут экранного времени. Иногда 12. Это много. Плюс подготовительный период – около двух месяцев вместе с кастингом. Вот такой конвейер.

- А как же определяется качество?

- С учетом количества зрительских просмотров. Сегодняшние технологии позволяют их отслеживать. От этого зависит и активность рекламодателей. Не секрет, что весь доход телевидение получает от рекламы.

«Массаж чувств»

- То, что вы ставите в «Колесе» «Любовь и голуби» - это был ваш выбор или театра?

- Это выбор актера Виктора Васильевича Дмитриева. Ему исполняется 75, и спектакль – его бенефис. Виктор Васильевич сыграет дядю Митю.

- Большинство зрителей вряд ли читали пьесу Гуркина, а вот фильм Меньшова «Любовь и голуби» смотрели все. Наверняка многие будут сравнивать вашу постановку и фильм….

- Я это прекрасно понимаю. Но надеюсь, что и зрители понимают, что кино и театр - совершенно разные виды искусства. Есть такое пошлое выражение – «Публика – дура». Нет, это далеко не так. Театр – это постоянный, сиюминутный обмен эмоциями - зрителей и актеров. Надеюсь, что наши актеры будут, как всегда, заразительны и получат отклик от зрителей, сидящих в зале. У нас нет задачи копировать фильм, и нет задачи во что бы то ни стало не повторять его. Мы работаем с пьесой. Актеры - Андрей Амшинский, Елена Радионова, Елена Баранникова - на репетициях играют очень интересно. А то, что делает Виктор Васильевич в роли дяди Мити, - просто великолепно. У его героя - свой характер. Поверьте, он не менее интересен, чем у персонажа Юрского в фильме. Кстати, уже на первую репетицию Дмитриев пришел с полным знанием текста.

- Мне кажется, главный герой пьесы Василий похож на шукшинского чудика. Он и во времена написания пьесы и съемок фильма был человеком не от мира сего. А сейчас - тем более…

- Ставить спектакль, где в центре - человек не от мира сего, на мой взгляд, бессмысленно. Представьте себе, что этот чудик, наивный, бесхитростный, простоватый, иногда глуповатый, но честный и добрый, – не человек, а целая страна. Есть мир, и есть Россия, которой весь остальной мир кричит: «Вы идиоты!» Упаси господь, мы не делаем политический спектакль. Я говорю о том, что есть некая общность людей, характеров, которых объединяет эта бесхитростность, наив, простодушие, искренность, детскость. И эта система очень хорошо сбалансирована. Жителей этой деревни не надо развлекать с помощью телевидения или Интернета. Они сами себя развлекают. Нормальное западное общество – потребители. Я - зритель, сажусь у экрана: «Давайте развлекайте меня». У наших героев нет такой потребности. Они сами производят развлекательный продукт и сами же его потребляют. И счастливы этим. Взять, к примеру, все эти байки дяди Мити, который придумывает черт те что. Все знают, что он врет. Но они участвуют в этом и искренне верят в его вранье. Потом происходит некое вторжение в этот мир - в лице Раисы Захаровны. Появляется соблазн узнать, как живут в другом мире. Этакая провокация. И система дает сбой. Но достоинство ее в том, что она саморегулируется. Так или иначе, эта рана затянется. Потому что у Василия нет менталитета потребителя. В другом мире он будет мучиться, переживать и все равно вернется в свой. Там ему вломят хорошенько, но в результате любовь станет еще сильнее. Один мой приятель очень хорошо сказал о семейных скандалах такого рода: массаж чувств. Гений Гуркина, на мой взгляд, в том, что он очень точно показал всю эту систему.

- Время действия в спектакле для вас важно?

- Как выяснилось, нет. Хотя изначально мы решили, что действие происходит в семидесятые годы. Потом – в восьмидесятые. Но потом подумали: а зачем? Это бессмысленно – приспосабливать события пьесы к каким-то конкретным годам. Мы и не говорим, что это на сто процентов современная история. У нас, знаете, как в сказках – «Давным-давно…»

Есть такое пошлое выражение – «Публика – дура». Нет, это далеко не так. Театр – это постоянный, сиюминутный обмен эмоциями - зрителей и актеров

105

Подписка 2017. Фотоконкурс

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4

Опрос

Какие учреждения культуры вы чаще посещаете?
Театры
Концертные залы
Музеи
Библиотеки
Галереи
ДК и клубы
Обхожусь интернетом
Всего проголосовало 34
архив опросов