Век "ВК"

1943 год


В «ВК» от 16 января 1943 года в материале «Встречи с боевыми земляками» рассказывалось о том, как был принят на фронте второй эшелон с новогодними подарками от тружеников области.

Для того, чтобы новогодние подарки для фронта пришли вовремя, сбор их начался уже осенью. К середине декабря пришлось формировать специальный эшелон. Поезд сопровождала делегация из представителей предприятий области. В состав группы был включен и старшеклассник школы № 6 Юра Репников. Он окончил школу и в 1943 году и добровольцем ушел на фронт. Его 33-я гвардейская минометная бригада участвовала во всех сражениях 2-го Украинского фронта. За мужество и героизм, проявленные в боях, Репников был награжден орденом Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги».

Несколько дней сопровождающие вручную грузили этот состав. Под Москвой попали под бомбежку. К счастью, никто из делегатов не пострадал, уцелели в основном и подарки. В ночь на 30 декабря состав прибыл на небольшой разъезд под Воронежем.

И снова делегатам пришлось крепко поработать. Под минометным огнем они сами разносили подарки фронтовикам, стараясь зайти в каждую землянку, в каждый блиндаж. Бойцы во время обстрелов прикрывали Юру, как самого юного из гостей. А какой радостью светились лица красноармейцев, получивших гостинцы от земляков!

Более двух тысяч тонн подарков собрали за годы войны жители нашей области.

Начался 1943-й год. Куйбышевцы работали, воевали, жили и выживали, чтобы приблизить долгожданный День Победы.

К сожалению, далеко не всем удавалось встретить его. В первый же день нового года в городской клинической больнице (сегодня это больница имени Н.Пирогова) скончался Смирнов. Помните его письмо внучке в Ташкент?

СЛОВО ГАЗЕТЕ

«ВК» от 05.01.43г.

«1-го января сего года на 79-м году жизни умер Александр Александрович Смирнов (Треплев) - представитель передовой интеллигенции еще дореволюционной Самары. Длительное время Александр Александрович работал постоянным сотрудником «Самарской газеты» и был очень близко знаком с Алексеем Максимовичем Горьким во время пребывания последнего в Самаре. В послереволюционный период Александр Александрович написал ряд статей, заметок и воспоминаний о самарском периоде жизни и творчества А.М. Горького. А.А. Смирнов известен также как историограф города Самары. Плодотворно сотрудничал Александр Александрович с «Волжской коммуной» В последнее время он работал адвокатом. После смерти А.А. Смирнова остался его литературный архив, представляющий большой интерес. Все знавшие А.А. Смирнова сохранят лучшую память о нем как о человеке большой культуры".

В январе 1943 года Куйбышевский обком ВКП(б) принял решение о командировании в Сталинградскую область, Краснодарский и Ставропольский край лучших специалистов сельского хозяйства, для оказания помощи в подготовке к весенней страде. Вместе с директорами МТС, зоотехниками, трактористами и комбайнерами выехала большая группа партийных работников-пропагандистов.

Посланцы везли с собой целую библиотеку - труды Маркса, Энгельса, доклады и речи Сталина, журналы «Большевик» и «Спутник агитатора». Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) обязало куйбышевских коммунистов восстановить в освобожденных районах партийные кабинеты и наладить в них агитационную работу.

Особенно эффективно партийная пропаганда влияла на развитие стахановского движения. С началом войны его роль возросла многократно. К концу 1941 года на предприятиях Куйбышева насчитывалось 27500 стахановцев. Партийные организации пропагандировали их работу. Так, например, усиленно распространялся опыт токаря завода «Автотрактородеталь» Н.Уполовникова, увеличившего скорость обработки деталей, что позволило ему поднять сменную выработку до 7-8 норм. На карбюраторном заводе всем в пример ставили работу наладчиков Давыдова и Земскова, которые вместо четырех станков в смену обслуживали по восемь. На машиностроительном заводе токарь Гавриил Извеков выполнял нормы на 200 процентов и обучил своим прогрессивным приемам работы всю бригаду, после чего ее стали называть «фронтовой». Парторганизация завода активно распространяла почин. Скоро за право называться фронтовыми бригадами боролись не только на предприятиях области, но и по всей стране. В одном только Куйбышеве таких фронтовых коллективов насчитывалось свыше трех тысяч.

Активно действовали партийные агитаторы и при сборе средств в фонд обороны. Многие жители области, узнав о поступке саратовского колхозника Ферапонта Головатого, отдавшего на постройку самолета 100 тысяч рублей собственных сбережений, поддержали почин. Колхозник артели «На страже» Больше-Черниговского района А. Жупиков внес 32 тысячи рублей на строительство танковой колонны «Куйбышевский колхозник». Его примеру последовали многие. Среди райкомов ВКП(б) даже развернулось негласное соревнование, где больше соберут денег в фонд обороны. С их помощью на танковую колонну «Куйбышевский колхозник» было собрано 80,6 миллионов рублей. Колонна сошла с конвейера в феврале 1943 года и была торжественно передана Красной Армии.

СЛОВО ГАЗЕТЕ

«ВАМ, ДОРОГИЕ ФРОНТОВИКИ»

«ВК», № 28, от 04.02.43г

«С торжественного митинга в городе Н.»

«Город Н., 3 февраля (спец. корр. по телефону). Сегодня на площадке трижды орденоносного Кировского завода делегация колхозников Куйбышевской области передала Н-ской танковой части колонну танков «Куйбышевский колхозник».

Состоялся торжественный митинг...»

М.Трофимов».

Далее в заметке рассказывалось, что в митинге приняли участие танкостроители-уральцы, посланцы волжских колхозов, представители танковой части. В числе выступивших колхозница из села Тростянка Любовь Суслова.


                                                                         «ИМЯ НА БРОНЕ»

«ВК» № 12, от 22.01.2005г.

«...Солдаткой Люба стала раньше многих женщин Тростянки. Еще весной сорок первого ее Ивана призвали на военные сборы. Осталась она с тремя ребятишками на руках. Работы на ферме прибавилось. Дети же одни. Прибежит днем на часок, покормит, и снова - на ферму.

Вторую военную зиму село встречало в тревоге. Фашисты рвались к Волге. Хоть Сталинград им взять не удалось и от Куйбышева они далековато, все понимали: опасность велика, надо помочь фронту. В селах, по примеру саратовцев и тамбовчан, собирали средства на строительство танковых колонн, авиационных эскадрилий. В Тростянке, как и везде, подписывались дружно. Суммы, конечно, были разные. Любовь Суслова тоже не собиралась оставаться в стороне. Прикидывала, сколько внести. И подписалась на семь тысяч рублей.

Однажды в Тростянку приехал секретарь райкома партии Тимофей Иванович Костяев. Побеседовал с председателем колхоза Вавиловым, попросил собрать в колхозную контору тех, кто первым поддержал сбор денег в фонд обороны. Собрались.

- Это очень хорошо, что тростянские колхозники так дружно откликнулись на призыв партии помочь фронту, - похвалил секретарь сельчан, - Вся страна охвачена этим движением. Однако наши соседи, саратовские земледельцы, тамбовские колхозники, еще дальше пошли... Нашлись среди них такие патриоты, которые покупают или самолет, или танк и вручают воину-земляку... Может быть, и в Тростянке найдутся такие? А?

Сельчане призадумались. Молчали минуту-другую. Потом Тимофей Михайлович Гоннов нарушил это молчание:

- Ведь на танк-то, поди, уйму деньжищ надо?

- Конечно, - откликнулся Костяев. - Танк - машина дорогая. Но коль в других местах такие же колхозники покупают, значит, это под силу любому хозяйству. Вот я и приехал посоветоваться. Подумайте.

Суслова пришла на другой день к председателю:

- Иван Федорович, а все-таки, сколько на танк денег надо?

- Это ты к чему?

- Я насчет того, чтобы фронту танк подарить...

- Дело это стоящее, Люба, а надо на танк, как я слышал, тысяч пятьдесят.

В это время в контору зашел Костяев.

- Пятьдесят? - переспросила Люба, - Таких денег у меня нету...

И направилась к двери.

- Обождите, Любовь Алексеевна, - Остановил ее Костяев, - А запасы хлеба у вас имеются?

- Хлеб-то есть. Но это еще не деньги. Чтобы зерно превратить в деньги, его надо смолоть, муку продать. А что я одна сделаю...

- Ну, - повеселел секретарь, - в этом мы вам поможем. Вон и Иван Федорович подтвердит. Так, что ли, Иван Федорович?

- Конечно, конечно! - откликнулся Вавилов. - И лошадку выделим, и помощников найдем. Продать-то проще всего. Желающих купить муку всегда много...

Костяев сделал все, чтобы зерно Сусловой превратилось в муку, а мука - в деньги...

Как-то вызвал ее Вавилов с фермы и говорит:

- Собирайся, Люба, на Урал.

- Это еще зачем? - спросила Люба.

-Областная делегация едет туда на завод танки получать и передавать их военным. Ты включена в состав делегации. Посмотришь на свою покупку. Присмотр за детьми обеспечим.

Собралась и поехала. На Урале светомаскировки нет. По ночам огни горят, на улицах непривычно светло.

Танковый завод поразил Любовь Алексеевну своими габаритами, огромными, шумными корпусами. Заводской двор подготовлен для проведения церемонии. Площадка для танков. Посредине - неказистая деревянная трибуна.

Вдруг что-то так загудело, загрохотало, что все начали оглядываться. Заводчане объяснили:

- Вот они - ваши танки...

Как они шли! Покрашенные по-зимнему в белый цвет танки двигались к трибуне. Любовь Алексеевна разобрала надпись на башнях «Куйбышевский колхозник». Начала считать. Один, два… пять... десять... пятнадцать. А они все шли и шли. У трибуны разворачивались и выстраивались по линейке. Любовь Алексеевна прочитала на одной из башен свое имя. Прочитала и обмерла от неожиданности. Шутка ли, ее имя на башне боевой машины! Так разволновалась, что, когда пригласили на трибуну, вылетели из головы те высокие слова, что заучивала в предшествующую митингу ночь. Сказала просто:

- Передавая танки, построенные на наши трудовые сбережения, мы верим, что они будут в надежных руках и фашисты почувствуют на своей шкуре силу наших ударов. Бейте их, а о том, чем бить, мы позаботимся, не пожалеем ни сил, ни времени, ни денег...

…Вот что стояло за газетной строкой «Волжской коммуны» сорок третьего года. Спросил ее: помнит ли, кому передавала танк, знает ли что-нибудь о судьбе машины, ее экипажа.

- Как же! - улыбнулась Любовь Алексеевна, - Помню. Командиром танка был Иван Никитович Селенков. Писал он мне с фронта. Письма приходили в Тростянку. Газету раз присылал, а в ней была заметка «Любовь Суслова бьет фашистов»...

...А на заслуженный отдых ее проводили с персональной пенсией местного значения в 30 рублей.

И. МАКСИМОВ».

ВЗГЛЯД ПОЭТА


На все запомнит времена

Враг, выживший в войне,

Российских женщин имена

На танковой броне.


В дыму, в крови, в ночи слепой,

В метели голубой

Надежда, Вера и Любовь

С врагом вступали в бой.


А коль забудет все подряд –

Что ж, так тому и быть.

Но уж Катюшу точно гад

Не сможет позабыть.

Евгений Чепурных.

Возможно, сегодня многим тот порыв Сусловой, оставшейся в военное время с тремя детьми на руках без «лишней» копейки и запасов муки, покажется, по крайней мере, странным. Тем более что и государство «рассчиталось» с ней, скажем так, не адекватно. Да, времена меняются, и мы меняемся вместе с ними. Однако есть, наверное, такие поступки, о которых не стоит жалеть. Да и совершила его крестьянка не ради того, чтобы что-то получить от государства, а ради собственных детей, ради мужа–солдата -с надеждой на то, что всех их защитит и броня танка «Любовь Суслова».


СЛОВО ГАЗЕТЕ

«КУЙБЫШЕВСКИЙ КОЛХОЗНИК» - В НАДЕЖНЫХ РУКАХ

«ВК» от 24.04.1943г

«Дорогие товарищи!

Несколько месяцев назад наша танковая часть получила колонну грозных болевых машин, построенных на личные средства колхозников Куйбышевской области. Колонна танков «Куйбышевский колхозник» передана в надежные руки – лучшим людям части. На этих боевых машинах мы нанесли противнику немало жестоких ударов. Командование и личный состав части приглашает лучших сынов и дочерей области посетить нас в условиях боевой обстановки.

Командир части Д.И. Федоров. Зам. командира по политчасти К.О. Петровский. Начальник политотдела А.К. Чибизов. Действующая армия».

«ЛАСКОВЫЙ ПРИВЕТ ИЗ ТЫЛА»

«ВК» от 03.01.43 г.

«...Колонна куйбышевских танков передана лучшим людям части. Машины «Куйбышевский колхозник» в Н-ском районе прорвали оборону и зашли в тыл противника, громя на своем пути живую силу и технику врага.

В составе нашей части воюют 28 бойцов и командиров – жителей Куйбышевской области. Ваши земляки – старший лейтенант Константин Калдашев, красноармеец Федор Павлушин, старший лейтенант Василий Сомов и другие известны как мужественные воины, беспощадно уничтожающие немецких оккупантов.

Бойцы и командиры чувствуют на себе заботу, внимание и поддержку всего советского народа. 26 марта 1943 года к нам на передовую пришла небольшая посылка от учеников 9 класса Исаклинской школы с теплым и искренним письмом. Танкисты читали и перечитывали это трогательное послание ребят. Фронт чувствует, как в тылу, не щадя своих сил, люди упорно и самоотверженно работают для победы над врагом.

Дорогие куйбышевцы! Мы клянемся отдать все свои силы на борьбу против немецких оккупантов, за честь, свободу и независимость нашей Родины!

Капитан И. Нисенбаум».

А воевали наши земляки-танкисты на самом деле не слабо.

«ОДИН БОЙ ИВАНА ФИНЮТИНА»

«ВК» № 68, от 05.05.2000г.

«...Дело было зимой. 1239-й самоходно-артиллерийский полк вел напряженные бои. В разгар одного из них, когда броня гудела от осколков, вышла из строя самоходка командира батареи майора Анвара Хабибуллина: порвалась гусеница. Выбираясь из машины, он бросил старшему сержанту Финютину:

- Иван, я – на другую машину. Остаешься за командира. Если что, вызывай «летучку». Догоняйте.

То, что за командира машины остался механик-водитель, никого не удивило. Всем известен послужной список Ивана. Оборонял Москву, был ранен. Потом воевал под Воронежем, под Сталинградом.

…Приползла наконец-то «летучка». Работы хватило на всю ночь и ремонтникам, и членам экипажа: обнаружилось повреждение ходовой части.

К утру ремонтники уехали, а танкисты собрались позавтракать. Только принялись за еду, как Петров напрягся:

- Ваня, никак танки идут. Только чьи, непонятно…

Финютин не стал гадать, скомандовал:

- Приготовиться к бою!

Володя Петров нырнул в башню, занял свое место и прильнул к прицелу. Подготовился и заряжающий Миша Столяров. Все явственнее в тишине леса слышались шум моторов и лязганье гусениц.

- Ваня, это - «пантеры»! С тыла к нашим подбираются, - сообщил наводчик.

Теперь уже все танкисты видели, как справа по редколесью из ложбинки выползали грязно-серые, приземистые машины на широких гусеницах, с длинноствольными пушками. Танки эти в полку знали, встречались с ними. Машины современные, мощные, с надежной броней. Такие могут наделать шороху.

Их было шесть. Иван просчитывал варианты предстоящего боя. Уклоняться от огневого контакта он не собирался, а перспектива вырисовывалась, прямо скажем, аховая. Шесть «пантер» против одной самоходки. В открытом бою шансов - «шиш да кукиш». Хорошо, что немцы не видят самоходку. Хоть лесок в зимнее время и редкий, а все же прячет. Значит, есть фактор внезапности.

Иван Финютин еще раз оценил обстановку. Решение ему подсказали сами немцы своей беспечностью.

- Коль они ведут себя, как на прогулке, - рассуждал Иван, - грех этим не воспользоваться...

Очень надеялся он на Петрова, который в полку был одним из лучших наводчиков. «Пантеры», фыркая моторами, прошли, чуть ли не впритирку. Иван, не спеша, завел двигатель и под «шумок» на малом-малом газу тронул свою машину следом. В голубоватом дыму, который все время висел над дорогой, гитлеровцы так и не заметили, что в их полку прибыло. Передал Петрову:

- Володя, на повороте снимай переднего, лучше сразу двух, затем замыкающего...

Тот понял и оценил замысел командира. Вскоре дорога стала забирать вправо. Танки один за другим начали медленно разворачиваться, подставляя свои борта под удар. Петров уже держал первую «пантеру» в прицеле. Снаряд пошел. Лидер колоны лишь замедлил движение. Финютину даже показалось по началу, что наводчик от волнения промазал. Вот досада! Но тут «пантера» дернулась. Ее длинная пушка клюнула в снег. Танк весь окутался дымом. А через несколько секунд сквозь черное облако дыма взметнулся язык огня. Вторая «пантера» вспыхнула сразу. Два «факела» основательно загородили дорогу остальным машинам и, наверное, сильно озадачили их экипажи. Немцы еще не поняли, кто и откуда ведет огонь. Однако сразу же стали увеличивать интервалы между машинами, чтобы затруднить ведение огня невесть откуда взявшемуся противнику . Делали это грамотно и осмотрительно. Замыкающая колону «пантера» сориентировалась быстрее всех. Ее длинный ствол начал разворот в сторону самоходки. Финютин зафиксировал начало маневра, вернее даже предчувствовал его и уже сменил позицию. И все же немецкий снаряд разорвался рядом. Причем с такой страшной силой, что их машина вздрогнула и как будто присела. Но дважды той «пантере» выстрелить Петров не позволил. Правда, сначала попал в гусеницу. Машина резко развернулась бортом. В него-то и пришелся второй снаряд. Третья по счету «пантера» густо задымила. Из люков показались танкисты. Саша Белов без промедления скосил их из пулемета. Четвертой «пантере» тоже не удалось посчитаться с самоходкой. Увидеть-то ее немецкий наводчик – увидел, но, скорее всего, это было последним, что он видел в этом мире. Володя успел первым «спустить курок». И тут два оставшихся танка ударились в бега. Такого подарка ребята не ожидали. Иван, выжимая из своей «американки» все, на что она была способна, перескакивая через поваленные деревья, вышел немцам наперерез и занял выгодное для стрельбы положение. Петров же, бывший явно в ударе, сходу поджег обеих беглянок.

...Догнали свой полк. Финютин доложил Хабибуллину о бое.

- А вы, часом, не обсчитались ребята? Все-таки шесть «пантер»!

- Проверяйте. Все там стоят, - ответил Иван.

…После этого боя полк бывал еще во многих переделках. В феврале сорок пятого Финютин чудом остался жив. Батарея ночью оседлала дорогу, по которой пытались вырваться окруженные немцы. Ему повезло: однополчанин Гриша из взвода управления, увидев их горящую самоходку, буквально из огня выхватил Ивана, уже потерявшего сознание.

Два месяца он провел в госпитале. Здесь же узнал о присвоении ему звания Героя Советского Союза за тот самый бой.

После войны он долгое время возглавлял кадровый отдел одного из секретных куйбышевских заводов. И даже на заслуженном отдыхе не сидел без дела. Написал книжку «Путь к Берлину».

Илья МАКСИМОВ, полковник в отставке».

В начале 1943 года Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) в закрытом письме сделало упрек газете «Волжская коммуна». Отмечалось, что «...узок круг авторского актива. Из 58 корреспонденций о соревновании, опубликованных газетой «Волжская коммуна» в январе, 50 написано сотрудниками редакции и только одно – рабочим-стахановцем».

Существовала тогда ленинская установка – газету делает народ. В силу этой установки действовало жуткое правило: 60% гонорара шло на авторов, не работающих в газете, и лишь 40% - на материалы штатных газетчиков. Качество изданий, понятно, от этого не выигрывало.

СЛОВО ГАЗЕТЕ

«ВК» № 1, от 01.01.43 г.

...и станет жизнь послаще

«Накануне Нового года в строй действующих предприятий нашей области вступил Тимашевский сахаропесочный завод. 31 декабря на заводе приступили к загрузке сахарной свеклы в бурачную яму. Завод полностью готов к выпуску сахарного песка».

***

Выпуск молодых специалистов

«В течение декабря проводилась защита дипломных проектов студентами-дипломантами пятых курсов энергетического и механического факультетов Индустриального института. На обоих факультетах большинство дипломных проектов было посвящено проблемам, связанным с обороной Родины.

Шестнадцати студентам-дипломантам присуждены дипломы с отличием. Все окончившие институт по разверстке наркомата отправлены на оборонные заводы».

***

Вторая троллейбусная линия

«ВК» № 6, от 08.01.1943г.

«Новый вид городского транспорта – троллейбус – приобретает все большую популярность у куйбышевцев. В декабре он перевез 163 тысячи пассажиров. За 4 дня января уже 34 тысячи. Монтаж линии полностью закончен. Троллейбусы теперь идут по обеим сторонам улиц, поворотные кольца установлены у вокзала и на пл. Революции. Разрабатывается твердый график движения. В эксплуатации сейчас четыре машины, обслуживают пассажиров с интервалом в 10-12 минут.

В соответствии с решением правительства началась подготовка к строительству второй троллейбусной линии от старого центра до Безымянки. Она пойдет от Дома сельского хозяйства по Полевой и Мичуринской улицам, по Семейкинскому шоссе – всего протяженностью 13,7 км. Трасса уже нанесена на карту. 15 января заканчиваются сметно-проектные работы. Новую линию предполагается открыть к 1 мая».

Город должен быть чистым

«ВК» от 24.04.1943 г.

«В районах г. Куйбышева проходят совещания партийного, советского и хозяйственного актива по вопросу о санитарном состоянии города.

Актив Ленинского, Фрунзенского и Дзержинского районов потребовал от руководителей всех уровней наведения полного санитарного порядка дворов, улиц и площадей к 25 апреля. Руководителям предприятий и учреждений поручено организовать повседневную очистку и благоустройство своих территорий, лично руководить и участвовать в этой работе.

Приняты договоры между районами на соревнование. Фрунзенский район вступил в соревнование с Ленинским, Дзержинский – с Пролетарским. Актив Фрунзенского района обязался к 1 мая высадить 5 тысяч деревьев, Ленинского – 3.620 деревьев».

                                                                     ***

                                                               "СТРУКАЧИ" НАШЕЙ МОЛОДОСТИ"

"ВК" №87 от 18.05.2002г


«Несколько лет назад Струковский сад, названный в честь его основателя статского советника Струкова, отметил свое 150-летие. Правда, долгие советские годы он носил другое имя - пламенного «буревестника революции» М.Горького. В начале 90-х годов парку официально вернули его название. Для нас же, коренных самарцев, он всегда оставался Струковским садом, или «Струкачами». Так давайте прогуляемся по Струкачам военного времени.

В моем лексиконе слово «Струкачи» появилось где-то в четыре года. Я прекрасно помню, как гулял с родителями летом в парке. Больше всего запомнилось ощущение праздника. Аллеи, заполненные народом, площадки с аттракционами и обязательной каруселью. Вращение карусели сопровождалось звуками баяна, а баянист почему-то был всегда слепым и пьяным.

Еще запомнилась детская площадка, где напрокат выдавались всяческие игрушки, вплоть до трехколесных велосипедов, самокатов и даже педальных машин.

По парку было разбросано множество буфетов, киосков, ларьков, где мне всегда покупали какое-нибудь пирожное, коржик, бутерброд и стакан ситро или «сельтерской» воды (так тогда называли газировку). Кроме того, с незапамятных времен (до 1969 года, когда город обрел стационарный цирк) в летнее время в Струкачи ходили на представления в цирк-шапито...

...А какие интересные программы привозили в Самару в те годы! И Юрий Дуров со своими четвероногими артистами, и Ирина Бугримова с грозными львами, и Золло со своей звериной железной дорогой, и великие иллюзионисты Ван- Юли, Кио (родоначальник династии), и Теа-Джаз лилипутов, и знаменитый Карандаш, и канатоходцы Волжанские, и многие другие. Все представления проходили с аншлагом, и уже на далеких подступах к цирку «стреляли» билетики.

Вход в парк был тогда платным - билет стоил 2 рубля. Деньги, в общем, небольшие, но у школьников да и у студентов они не всегда имелись. Поэтому в парк наше поколение проникало, как правило, через забор. Причем продолжали мы это делать и повзрослев. Не смущало нас и то, что по всему периметру забора была натянута колючая проволока, а по верхней аллее ходил иногда милицейский патруль (или дружинники). Было несколько удобных мест прямо со стороны Куйбышевской, где благодаря деревьям, росшим вплотную к забору, можно было очень удобно перепрыгнуть внутрь. А колючую проволоку кто-то регулярно отгибал или даже перекусывал.

Конечно, не обходилось без издержек. Иногда колючка оставляла заметные следы на брюках. Тогда приходилось бежать домой или к кому-нибудь из рядом живущих друзей и заниматься «мелким ремонтом». Иногда мы попадались в руки стражей порядка. Те с нами особенно не церемонились - провожали до ворот и выдворяли из парка. Иногда давали пинка под зад. Мы же, используя другую лазейку, через несколько минут вновь оказывались в парке.

Чтобы избежать неприятных встреч со стражами порядка, нужно было спускаться в центр парка не по аллеям, а прямо через газоны. Газоны были огорожены метровым штакетником, а кустарник внутри никогда не вырубался. Так что приходилось пробираться буквально как по джунглям, при этом еще и внимательно смотреть под ноги, чтобы не споткнуться ненароком о влюбленную парочку. Увы! Для любви в те годы страна наша была плохо оборудована.

Даже в более взрослое время, когда шли в парк с барышнями, мы обычно приобретали билеты только им, а сами принципиально - через забор. Потом встречались у грота, который существует в центре парка и поныне. Некоторые шустрые дамы иногда проявляли солидарность с нами и тоже проникали в парк через забор. «Дамские места» были со стороны Волги, где забор был тогда деревянным и множество досок было предусмотрительно полуоторвано. Отодвинул - и добро пожаловать!

Какими же были Струкачи в те далекие годы? Газоны представляли собой заросли из деревьев, кустарников и трав высотой иногда в рост человека. Кстати, в дневное время не редкость было увидеть бродящих по газонам грибников. В некоторых аллеях не было видно даже неба, его полностью закрывали сомкнувшиеся кроны деревьев из соседних газонов. Скамейки в таких аллеях были самым излюбленным местом для воркующих парочек. Заасфальтированными были только главные аллеи, в остальных же было грунтовое покрытие.

На месте Зеленого театра находилась летняя концертная площадка. От нее до северной части парка проходила широкая главная аллея. Она существует и сейчас, правда, по ширине она теперь разделена клумбами. В центре парка находилось деревянное здание дирекции. В левом его крыле размещался летний ресторан. Была в том же здании и бильярдная. В северной части парка, на месте плавательного бассейна, располагались теннисные корты ДСО «Буревестник», а справа над обрывом (сейчас рельеф местности стал уже другим) нависала танцплощадка. На площади, расположенной выше танцплощадки, располагался цирк-шапито. Чуть повыше, справа от входа в цирк, находилась кучка киосков и буфетов со всяческой снедью, прохладительными и горячительными напитками. (Позднее, после войны, на этом месте был открытый пивной бар со свежим Жигулевским пивом, раками, воблой и солеными сушками).

Недалеко от центра парка находилась площадка для проведения игр, аттракционов, лотерей и т.п., где обычно в выходные дни или в начале вечеров массовики-затейники в сопровождении баянистов проводили различные культмассовые мероприятия. Довольно часто, да почти ежедневно на этой площадке, а также в других местах (непосредственно у входа или немного ниже, где сейчас высится стела-памятник Горькому, а также на летней эстраде) играли духовые оркестры. Это были и самодеятельные, и профессиональные, военные коллективы. Например, оркестр штаба ПриВО под управлением М.С. Маркасьяна. Но чаще всего парк обслуживал оркестр из ближайшего Конвойного полка МВД. В те годы его бессменным руководителем был капитан, а потом майор Н.Рудабелец. Позже этим оркестром руководил замечательный музыкант, выпускник Московской консерватории А. Демидов, постепенно выросший под сенью вековых дубов парка на «целую (как он сам говорил) октаву», сиречь от лейтенанта до подполковника. Почти на каждом перекрестке аллей находились различные киоски, где можно было выпить лимонада или холодного пива, и чего-нибудь покрепче. По всей территории были разбросаны тележки с мороженым, сатураторы с газировкой и обогреваемые угольками или чурочками тележки с пирожками и беляшами. Их всегда можно было разыскать по неповторимому запаху».

Владимир Лебедев»

.***

Однако вернемся к войне...

«ПАХАРИ МОРЯ» В ФИНСКОМ ЗАЛИВЕ»

«ВК» от 22.01.1981 г

«...Всю ночь дивизион тральщиков расчищал фарватер Финского залива для прохода наших боевых кораблей к морским коммуникациям противника. Под утро катера возвращались на базу. Неожиданно появилась и на мгновение будто повисла над катерами слабая тень...

— Ну, теперь жди гостей, — командир тральщика М. И. Вислогузов показал на «раму» — самолет-разведчик «хенкель-111», круживший в воздухе над водой.

Действительно, не прошло и получаса, как из-за кромки залива появились несколько десятков немецких самолетов. Один за другим развернулись и, пикируя, стали сбрасывать бомбы и расстреливать в упор из пулеметов маленькие катера-тральщики Р-10. Немецкие летчики знали, что благодаря этим суденышкам советские военные корабли выходили из залива в море и топили немецкие транспорты. Поэтому бомбили от души.

...На одном из катеров на вахте стоял рулевой сигнальщик Алексей Волков. Совсем близко от него почти одновременно разорвались четыре бомбы. Катер начало бросать из стороны в сторону, в иллюминаторы

и световые люки пошла вода, затарахтели, а затем, словно захлебнувшись, заглохли моторы. От обрушившегося на тральщик потока воды Алексей еле удержался на ногах. Когда вода немного схлынула, осмотрелся: моторист Жохов убит, рядовой Якушеев тяжело ранен, получили ранения командор Бекетов и командир тральщика мичман Вислогузов. Пробираясь по скользкой, шатающейся палубе к пострадавшим, Алексей тоже получил ранение, но все же помог товарищам.

Алексей принял командование поврежденным катером на себя. Когда катер пришел на базу, то оказалось, что в его корпусе более шестисот пробоин! Тральщик подлатали, и он снова вышел на задание.

Это лишь один из эпизодов фронтовой жизни моряка-балтийца — нашего земляка Алексея Волкова. До службы в армии Алексей работал на Куйбышевском станкозаводе. В 1939 году по комсомольскому набору добровольцем пошел служить в военно-морской флот. После учебы в Кронштадтском отряде подводного плавания Алексей служил на подводной лодке. Великая Отечественная застала его Балтике.

Военные действия в Финском заливе имели свои особенности. Фарватер залива хорошо простреливался со стороны Стрельны - Петергофа. Активно действовала вражеская авиация. Использовать подводные лодки также было весьма затруднительно: на фарватере залива, в Невской губе, на кронштадтских рейдах немцы поставили около 10 тысяч мин.

Разминирование воды – было задачей тральщиков Р-10. Поэтому их и называли «пахарями моря».

На одном из таких катеров и служил тогда Алексей Волков. Вылавливать мины приходилось под носом у фашистов. Алексей вспоминает еще об одном эпизоде:

«Однажды дивизион вел разминирование на пути из Кронштадта к острову Лавенсари. Немцы заметили катера. Четыре военных транспорта встали напротив дивизиона, не двигались и огонь открывать не спешили. Мы на глазах у немцев занялись своим делом. По-прежнему никакой реакции. Что задумали фашисты, что выжидают?.. Ждут, когда мы разминируем участок, затем приблизятся и потопят весь дивизион?

Было принято решение сделать вид, будто работы по обезвреживанию участка закончены, усыпить бдительность противника. Немцам с их педантичностью просто не могло придти в голову, что можно уйти, не закончив работу, когда никто и ничто тебе не мешает. И действительно, стоило нашим катерам выбрать тралы и повернуть в сторону Кронштадта, как фашистские корабли бросились вслед и... оказались на минном поле.

Один за другим над заливом прогрохотали несколько взрывов. Четыре немецких военных корабля подорвались на собственных минах! Около ста пятидесяти гитлеровцев были взяты в плен».

Уже после воины было подсчитано, что наши моряки-тральщики выловили и обезвредили более 650 мин и минных заградителей, обеспечив проход между Ленинградом, Ораниенбаумом и островом Лавенсари только в 1943 году двум тысячам судов. Это было равносильно победе в крупном морском сражении. А наш земляк А.М.Волков награжден орденами Отечественной войны I и II степеней, медалями Нахимова, Ушакова, «За отвагу»...

В. Емельянов,

участник боев за Ленинград».

Думается, стать настоящим морским волком Алексею Волкову помогло то, что он родился и жил на берегах Волги.

                                       ...А на Волге - ледоход

«ВК» от 18.04.1943г

«На Волге полный ледоход. Плывут огромные льдины, подхваченные бурным течением освобожденной от зимних оков реки. Каждый день на водомерных постах отмечается прибыль весенней воды. Уже теперь горизонт реки доходит до семи метров, а вода все прибывает (...) На грузовых причалах пристани готово оборудование и механизмы для Сталинградского речного порта, предназначенные к отправке с первыми пароходами. Через несколько дней откроется навигация на Волге. На широкие просторы великой русской реки выйдут караваны судов».

                                          и открылась навигация...

«ВК» от 20.04.1943г

«В бассейне Средней Волги открылась третья военная навигация. Вчера, в 5 часов дня, в рейс из Куйбышева до Приволжья отправился первый пассажирский пароход «Свирьстрой». Сегодня в первый рейс выходят пароходы «Станиславский» - до Горького и «Память Азина» – на Каму до пристани Молотов. На причалах пристани Куйбышев расставлены грузовые дебаркадеры. Речной вокзал принял и отправил первых пассажиров.

Организованно начали навигацию речники Волготанкера. Первыми из пункта зимовки прибыли в Куйбышев буксирные пароходы «Манычстрой» и «Циолковский». Стахановскими рейсами, буксируя баржи, они сегодня отправляются в Астрахань».

С открытием навигации возрос и поток грузов из Куйбышева в Сталинград. В то время широко развернулось движение по помощи в восстановлении города-героя. Помощь эту куйбышевцы оказывали тогда, что называется, «всем миром»

СЛОВО ГАЗЕТЕ

ГОРОДУ-ГЕРОЮ

«ВК» от 7.04.1943г.

«Ячейка МОПР при Куйбышевском Доме специалистов, состоящая из домашних хозяек, оказывает большую помощь трудящимся героического Сталинграда. За короткое время по инициативе активисток МОПРа, домохозяек тт. Щербаковой и Свержинской, собрано для отсылки семьям сталинградцев много домашних вещей: детских костюмов, пальто, платьев, обуви, предметов домашнего обихода. Кроме того, домохозяйки передали в фонд помощи 5.000 рублей».

«ВК» от 30.06.1943г

«По Куйбышевской области на восстановление г. Сталинграда собрано денежных взносов 1,2 млн. рублей».

ЭШЕЛОН С ПОДАРКАМИ

«ВК» от 06.04.1943г

«В Сталинград прибыл первый эшелон с подарками от трудящихся Куйбышевской области. Делегатов-куйбышевцев тепло встретили представители партийных и советских организаций города-героя. На перроне состоялся митинг.

- Мы горячо благодарим дорогих куйбышевцев, которые первыми вместе с жителями других волжских городов взялись за восстановление Сталинграда, - сказал в своей речи секретарь Сталинградского обкома партии т. Чуянов».


Вернулись со Сталинградского

«ВК» от 11.04.1943

«Недавно состоялся отчет бригад работников искусств города Куйбышева, вернувшихся с фронта. Участники фронтовых бригад заслуженный артист РСФСР Маршаль, руководитель бригады Ядов и артистка Штоль рассказали о своих выступлениях на Сталинградском фронте. После докладов состоялся концерт участников фронтовых бригад. Выступали артисты В.С. Зенкевич, И.В. Ласкари, Р.М. Мирвис, Е.А. Никитина, А.П. Чарская, И.Ф. Щеглова, А.Э. Маршаль, В.А. Потапов, Я.Г. Ядов. Концерт прошел с большим успехом».

Многие куйбышевские деятели искусств воевали.

«О РАССТРЕЛЕ ПОД ЗВУКИ «ФОРЕЛИ»

«ВК» №83, от 07.05.2005г

«Герой этой истории – Николай Кузьмич Куранов. Он возглавлял дирижерско-хоровое отделение Самарского музыкального училища.

...Шла операция по освобождению Киева. Бои были многодневными, несколько ночей бойцы не спали. И вот стрельба утихла. Развалены, опустевшие дома. Николай Кузьмич заглянул в квартиру, покинутую жителями. И видит – кровать! Он, забывший о том, что такое «спать по-человечески», как был, одетый, повалился на постель и сразу отключился. Утром проснулся – надо выйти на улицу, поискать свою часть. Вышел из дома – оказывается, за то время, что он спал, Киев опять перешел в руки немцев. А тут русский, в гимнастерке, с оружием! Его забрали, усадили в поезд и повезли на запад. Дверь вагона заколотили гвоздями. В плен никому не хотелось. Значит, надо убегать. Как бежать из запертого вагона понятно. Выломали доску в полу и начали выпрыгивать один за другим. Десантировался и Куранов. Прогрохотал над ним поезд. Все болит, но руки-ноги вроде целы.

Побрел Николай Кузьмич вдоль железнодорожного полотна. Пришел в какое-то село. А оттуда подался - в партизаны. И попал в облаву. С партизанами у фашистов разговор короткий - расстрел. Заставили вырыть яму. Когда работа была закончена, к Куранову пошел немецкий офицер, напевая «Форель» Шуберта. Прицелился в голову. Выстрел. Николай Кузьмич почувствовал удар, и – темнота, провал в сознании. Но он пришел-таки в себя. Очнулся и понял, что живой. Только землей присыпан сверху. Пока выбирался, в голове все «Форель» рыдала. Добрался до деревни. Там и дождался своих.

«На фронте – нечасто удавалось стричься, - вспоминал Николай Кузьмич. – И на голове у меня была в то время шикарная копна волос. Она-то меня и спасла. Если бы немец взял хотя бы «на волосок» ниже, то – убил бы насмерть. Но пуля вырвала клок волос и сбросила меня в ров. Так я остался жив…

Наталья Эскина».

САМАРСКИЕ ХРОНИКИ

19 марта. В помещении бывшего театра «Триумф» открылся новый кинотеатр. Управление кинофикации готовит еще два помещения для организации новых кинотеатров в районе Безымянки. Оба кинозала планируют открыть до 1 апреля.

3 апреля. Состоялся смотр армейской художественной самодеятельности частей Куйбышевского гарнизона. Программа большого вечера показала, что наряду с военными в красноармейских частях воспитываются и художественные таланты.

28 июня. В Куйбышеве в 1 час 23 мин. объявлена воздушная тревога. Был открыт артиллерийский заградительный огонь, и самолеты противника не смогли произвести бомбометание. Отбой воздушной тревоги был произведен в 2 ч. 40 мин.

12 июля Начата мобилизация женщин в возрасте от 19 до 30 лет (не имеющих детей) в воинские части противовоздушной обороны

25 августа 1943 года из Куйбышева в Москву ушел последний поезд с иностранными дипломатами, прожившими у нас почти два года. После разгрома немцев под Курском всем стало ясно, на чьей стороне будет победа в этом великом противостоянии. Москве уже ничто не угрожало, и эвакуированные жители столицы стали собираться домой.

Летом 1943 года из Куйбышева отбыли почти все москвичи, в том числе и коллектив Большого театра. Сотрудники иностранных посольств были последними, кому разрешили вернуться в столицу.

Бывший закрытый дипломатический магазин стал открытым для всех «Гастрономом». «Гранд Отель», в котором жили иностранные журналисты, – обыкновенной гостиницей. С отъездом иностранцев внешне в городе ничего не изменилось. Но Куйбышев оставил свой след в истории дипломатии. Именно здесь обсуждались вопросы проведения Тегеранской конференции, которая, как известно, состоялась в ноябре 1943 года. На ней было принято решение об открытии второго фронта в Европе не позднее мая 1944 года, обсуждались вопросы послевоенного устройства мира. Для технической подготовки Тегеранской конференции с 22 июня 1942 года начала действовать авиалиния Куйбышев-Тегеран.

Благодаря настойчивым просьбам посольств Польши и Чехословакии, лиз Куйбышева начали формироваться Польская армия и Чехословацкий батальон, которые впоследствии стали основой вооруженных сил этих стран.

За неполных два года Куйбышев превратился в бурно развивающийся индустриальный центр. Его население увеличилось почти в полтора раза. Появились новые отрасли промышленности – авиационная, моторостроительная, подшипниковая, нефтедобывающая, газовая. Были построены новые трамвайные и троллейбусные линии, новые школы и кинотеатры.

САМАРСКИЕ ХРОНИКИ

7 октября. На базе ремонтно-механических и автотранспортных мастерских Особстроя создан завод № 4 (с 25 марта 1959 года – завод «Электрощит»)

31 декабря. Коллектив строителей и монтажников треста № 11 закончил строительство и сдал в эксплуатацию трамвайные пути до Безымянских заводов.


Разумеется, ГУЛаг никуда не делся. Правда, часть заключенных пополнила штрафные батальоны. Однако недостатка в кадрах не было...

СЛОВО ГАЗЕТЕ

«МЕСТА НЕ СТОЛЬ ОТДАЛЕННЫЕ»

   «ВК» №12,от 22.01.2005г.


  «Особстрой и Безымянлаг продолжали строительство на территории Куйбышевской области новых объектов. 16 октября 1942 года, то есть в самый разгар Сталинградской битвы, в Сызрани был введен в эксплуатацию нефтеперерабатывающий завод, производящий авиационный бензин из местного сырья. Чуть позже в Куйбышеве, согласно постановлению СНК СССР от 14 апреля 1943 года был, создан государственный строительно-монтажный трест № 11. Его мощности применялись в первую очередь для возведения новых корпусов авиационных заводов и других промышленных объектов. Основной рабочей силой на этом строительстве опять же стали заключенные Безымянлага. А 7 ноября 1944 года пошли первые электрички по электрифицированному участку железной дороги Куйбышев – Безымянка, все работы на котором в основном тоже выполнялись Особстроем. С первой половины 1943 года, после разгрома вермахта под Сталинградом, Особстрой начал возведение завода № 443, или Крекинг-завода, расположенного близ поселка Кряж (впоследствии Куйбышевский нефтеперерабатывающий завод). Его главным сырьем должна была стать нефть, огромные запасы которой тогда же были обнаружены в ряде мест Самарской Луки, главным образом, близ поселков Зольное и Яблоневый Овраг. Силами заключенных Безымянлага началась прокладка нефтепровода «Зольное – Кряж», который позволил подавать сырье на Крекинг-завод из вновь открытых месторождений. Его первая очередь была сдана в эксплуатацию уже после окончания Великой Отечественной войны - 8 сентября 1945 года. Кроме «простых советских заключенных» в возведении НПЗ и нефтепровода принимали участие многочисленные немецкие военнопленные, захваченные в Сталинградском котле. Правда, эти лагеря в структуру Безымянлага не входили. Официальное расформирование Управления Особого строительства НКВД СССР и Безымянского лагеря произошло в феврале 1946 года, когда в Куйбышевской области в основном было завершено строительство всех запланированных промышленных предприятий. При этом строительство нефтепроводов, подающих сырье на Крекинг-завод, было передано вновь образовавшемуся Нефтестройлагу НКВД СССР. Впрочем, это уже совсем другая история.

Валерий ЕРОФЕЕВ»


«Коммунары» – на войне


«ЗВЕЗДЫ ГЕРМАНА ЛЕНТОВСКОГО»

«ВК» от 06.01.2006г.

«...Непосредственно на передовую он попал седьмого августа. Именно в этот день «старлея» Лентовского назначили начальником штаба стрелковой бригады. Воевал он так же, как учился и работал: «весьма аккуратно». Свои звезды Герман Сергеевич зарабатывал потом и кровью. Причем, в самом прямом смысле: был ранен и контужен. Контузию получил в танке. Упросил танкистов «подбросить» на передовые позиции, с которыми была прервана связь. Выбравшись из горящего танка, он не покинул передовой. Правда, после того на всю жизнь остались у него проблемы со слухом.

За мужество и героизм, проявленные на фронте Лентовский награжден Орденом Красной Звезды. Впоследствии его повысили в звании (капитан, то есть еще одна «звезда» на погоны) и в должности – помощник начальника штаба стрелкового полка. Воевал сначала на Северо-Западном, затем - на третьем Прибалтийском фронтах. Его приняли кандидатом в члены ВКП(б). Однако стать майором ему суждено не было. Война для Германа Сергеевича закончилась в 1944-ом. В бою, 19 июля, осколок снаряда угодил в левую ногу. Ранение «с повреждением подколенной вены». Через три дня началась гангрена, и ногу пришлось ампутировать...

С. Голышков».



167

Последние статьи

20 марта
19 марта
18 марта
15 марта

Архив Губерния

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
23 24 25 26 27 28 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5