• Век "ВК"
  • Кровь, пот и слезы...
  • 1941 год (январь-июнь)

Век "ВК"

1941 год (январь-июнь)

                                                           КРОВЬ, ПОТ И СЛЕЗЫ...

1941-1945гг

Несмотря на то, что в Европе, да и не только в ней, уже больше года разгоралась вторая мировая война, на страницах «ВК» начала 41-го года не было предчувствия скорой и страшной трагедии. Хотя практически в каждом номере газеты присутствуют материалы на военные темы, но как бы из другого мира, с нашим не пересекающимся. Из передовой статьи от 1 января: «...Для людей, живущих по то сторону советских границ, 1940 год был неимоверно тяжелым, мрачным годом новой кровавой империалистической войны. В песках Африки и в долинах Китая, в густонаселенной Европе, и в дебрях Индонезии под грохот канонады, под стоны раненых и умирающих тянулся старый и наступил новый год...»


НАД ВСЕЙ ЕВРОПОЙ - «БЕЗОБЛАЧНОЕ НЕБО»

САМАРСКИЕ ХРОНИКИ

1 января. В Куйбышеве на улице Л. Толстого начала работать новая детская парикмахерская.

1 января. При гостинице «Националь» открыт ресторан повышенного разряда, новогодняя елка, большой выбор горячих и холодных блюд, изготовленных под руководством мастера-кулинара Тряпкина...

3 января. В ночь со второго на третье января в области установились сильные морозы. В Куйбышеве мороз достигал 30 градусов, в Сызрани – 28, а в Большой Глушице – 27.

4 января. Похвистнево. Колхозник Константинов заметил вблизи поселка имени Сталина стадо лосей в 7-8 голов. Ранее лосей в таком количестве в местных лесах не наблюдалось.

7 января, в 9 часов утра на площади имени В.В. Куйбышева собрались вооруженные отряды. Сегодня по решению бюро горкома ВКП(б) проводится первый военизированный поход коммунистов города.


Командиры отрядов получают от штаба боевое задание: «Уничтожить врага, высадившегося в окрестностях Куйбышева».С боевой задачей командиры знакомят участников похода. Отряды бодро двигаются в путь. Через четыре часа, выполнив боевое задание, все отряды возвратились в город.


9 января. При бане № 4 открылась первая в Куйбышеве механическая прачечная для домохозяек.

15 января. В Куйбышевском театре оперы и балета дают балет «Лебединое озеро», в кинотеатре «Фурор» прошел художественный фильм «Чапаев», а в Доме пропаганды марксизма-ленинизма – инструктивный доклад для руководителей агитколлективов города на тему: «17 лет без Ленина по ленинскому пути, под руководством Сталина». На последнее мероприятие «явка обязательна».

Из рубрики «Объявления»:

«ВК» от 15.01.41г.

«Продается дубовый стол с мраморной доской. Приходить с 3 до 6 часов».

АНЕКДОТ ПО ТЕМЕ

Одесса. Молдаванка. Двухэтажный дом. К дому подкатывает черная «Волга». Из нее выходит элегантно одетый мужчина с сигарой в зубах и газетой «Правда» в правой руке. Стучится в дверь. Открывает женщина с орущим ребенком на руках.

- У вас продается славянский шкаф?- вежливо интересуется мужчина.

Женщина, ни слова не говоря, закрывает дверь. Мужчина повторяет свою попытку...

- Послушайте, не морочьте мне голову, - отвечает на этот раз женщина, стараясь перекричать ребенка, - если вы хотите Ваську-шпиона, так он – этажом выше...

Кстати, о шпионах и разведчиках. Их в Куйбышеве было достаточно. Оказывается, у нас жил и работал даже легендарный... АБЕЛЬ

СЛОВО ГАЗЕТЕ

«СПЕЦИАЛЬНОЕ ЗАДАНИЕ РУДОЛЬФА АБЕЛЯ»

«ВК» от 16.04.2005г

«О знаменитом советском разведчике Рудольфе Абеле написаны десятки книг и тысячи газетных статей. Широко известны и слова директора ЦРУ США Аллена Даллеса, который в марте 1958 года сказал о нем так: «Я хотел бы, чтобы мы имели трех-четырех таких человек в Москве». В течение нескольких военных лет Рудольф Абель жил в Куйбышеве, где по заданию руководства вел секретные «радиоигры» против фашистской Германии.

Вот что в связи с этим рассказал мне С.Г. Хумарьян, почетный сотрудник органов госбезопасности, заведующий музеем истории управления ФСБ по Самарской области:

- Представьте мое удивление, когда я, собирая в архивах информацию для нашего музея, совершенно неожиданно для себя нашел материалы о пребывании Рудольфа Абеля в… Куйбышеве. Теперь, по прошествии многих лет, можно рассказать некоторые подробности о его работе в «запасной столице».

АБЕЛЬ-ФИШЕР

Абель Рудольф Иванович, он же Вильям Генрихович Фишер, родился в 1903 году в Англии. Его отец - Генрих Фишер - был немцем, уроженцем Ярославской губернии, в начале ХХ века высланным из России за революционную деятельность. На берегах Туманного Альбиона Фишер встретил русскую девушку Любу, уроженку Саратова, и от этого брака у них родился сын Вильям. В 1920 году семья Фишеров вернулась в Россию и приняла советское гражданство. Вскоре после переезда Вильям получил специальность радиотелеграфиста. В совершенстве, владея русским, английским, немецким и французским языками, он в 1927 году стал кадровым сотрудником ИНО ОГПУ (внешняя разведка). В течение 1929-1936 годов выполнял задания командования в Польше, Англии и Китае. В эти же годы Фишер познакомился с настоящим Рудольфом Ивановичем Абелем, молодым латышом, который с 1927 года тоже являлся сотрудником ИНО ОГПУ. В 1946 году настоящий Рудольф Абель в звании подполковника ушел в отставку и скончался в 1955 году. При этом он так никогда и не узнал, что его друг Вильям Фишер, будучи в 1957 году арестованным во время нелегальной работы в США, назвался его именем, чтобы не выдать свою принадлежность к КГБ СССР. Впоследствии эта фамилия фигурировала во всех официальных документах, и именно под ней Вильям Фишер впоследствии вошел в историю советской внешней разведки. Кстати, до сих пор считается, что информация, которую Абель сумел добыть в США, не имеет аналогов в работе всех спецслужб мира.

В ноябре 1957 года суд Нью-Йорка приговорил Фишера-Абеля к 30 годам тюремного заключения, но в 1962 году его обменяли на американского летчика Френсиса Пауэрса. После возвращения домой Абель продолжил свою службу в советской внешней разведке. Он скончался в Москве в 1971 году...

Валерий Ерофеев».

Номер «ВК» от 11 февраля 1941 года был последним, который подписал редактор П.П.Порген.Следующие номера, вплоть до №71 были подписаны его заместителем Л.Р.Либензоном, а, начиная с 26 марта, сначала и.о., а затем и ответственным редактором газеты становится - Иван Поликарпович Сиснев. Он возглавлял редакцию до 1944 года, то есть в самые трудные военные годы. О работе в военное время вспоминает ветеран редакции З.Ципорина.

«Газета, из-за дефицита бумаги, выходила зачастую на двух полосах тиражом в 52 тысячи экземпляров. Люди ждали нашу газету с нетерпением. И мы работали, не считаясь со временем»...

Буквально с первых дней войны ушли на фронт работники редакции А.Белов, С.Бахницкий, Б.Морозов, А.Иванов, Г.Лентовский, П.Артомонов, В.Андреев, И.Рожков, Г.Балыков, Г.Третьяков, В.Щербаков, А.Юдин, Г.Тертышник.

На оставшихся и, в первую очередь на ответственного редактора, легла «тройная» нагрузка. Однако Сиснев достойно выдержал это испытание. Работал порой сутками, но газета выходила без пропуска номеров, причем, с самой разнообразной информацией. О высоком профессионализме Ивана Поликарповича красноречиво говорит и тот факт, что в 1946 году Сиснев возглавил центральную газету «Труд».

САМАРСКИЕ ХРОНИКИ

2 марта. Прошли первые лыжные соревнования на переходящий серебряный кубок учрежденный «ВК». В них приняли участие свыше шестисот лыжников добровольных спортивных обществ и коллективов физкультурников. Первым его обладателем стала команда спортивного общества «Большевик».

3 марта в клубе Революции 1905 года состоялось городское собрание физкультурного актива, на котором были подведены итоги лыжных соревнований на приз «Волжской коммуны» и вручены награды победителям...»

Впоследствии эти соревнования станут традиционными. Не прервут их ни годы войны, ни какие другие крутые повороты нашей истории. Лыжные гонки успешно доживут до наших дней и даже повысят свой статус – перерастут из региональных в общероссийские. Далее в книге мы подробнее расскажем об этих состязаниях и их призерах.

9 марта. «В Куйбышевской филармонии состоялся концерт лауреата всесоюзного конкурса мастеров художественного слова Антона Шварца. Были исполнены произведения А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, В.В.Маяковского, А.П. Чехова и М.Зощенко».

1апреля.  Не шуточно однако Выросла цена «ВК». С этого дня номер газеты в розничной продаже стоит не 10, а 15 копеек.

23 апреля. В истекшем году организации гор. Куйбышева хорошо организовали приписку призывников. Данные приписки говорят о том, что в армию прибудет достойное пополнение: призывников-значкистов ГТО, имеющих среднее и высшее образование — более 30 процентов, 45 процентов призывной молодежи — комсомольцы. В подготовке к призыву впереди идут соревнующиеся меж собой Фрунзенский и Ленинский районы.

В весенний день. Площадь революции в гор. Куйбышеве.

Рис. Б. Филипченко. "ВК" от 23.04.41г.


31 мая. В Куйбышев приехал писатель-орденоносец Новиков-Прибой. На встрече с читателями он читал отрывки из своих романов «Цусима» и «Капитан первого ранга». Впервые был представлен на суд читателя автобиографический рассказ «Мой первый гонорар». Писатель рассказал о своих встречах в Японии с доктором Русселем, человеком необычайной судьбы...

СЛОВО ГАЗЕТЕ

«ВК» № 47-50, 52-54, март 2006г

                                "В АМЕРИКЕ, В ЕВРОПЕ ИЛИ В АЗИИ..."

Судзиловский Н.К.

«Жизнь этого человека гораздо интереснее даже самого интересного из его рассказов». Это Марк Твен - об О’Генри. То же можно сказать и о жизненном пути Судзиловского, причем местами на самом деле напоминающем сюжет «Королей и капусты». Только описание основных этапов его биографии завораживает, как немыслимый авантюрный роман... Так сложилось, что судьба доктора Русселя оказалась связана с Самарой. Отсюда началось его умопомрачительное кругосветное путешествие. Сюда он направлялся из китайского города Тяньцзинь... Справка из БСЭ: «Судзиловский, Руссель Николай Константинович [3(15). 12.1850, Могилёв, - 30.4.1930, Тяньцзинь, Китай], русский революционер, народник, учёный-естествоиспытатель. В 1875 эмигрировал; в 1976 участвовал в подготовке Апрельского восстания болгар против турецкого ига, в 1877 окончил университет в Бухаресте. С 1887 - в Сан-Франциско, принял американское подданство. С 1892 - на Гавайских островах(...). Во время русско-японской войны 1904-05 вёл в Японии революционную пропаганду среди русских военнопленных. Последние годы жизни провёл на Филиппинах и в Китае, был персональным пенсионером Всесоюзного общества бывших политкаторжан. С. - автор работ по медицине, естествознанию, социологии и др., состоял членом Американского общества генетиков». Судьбой доктора Русселя заинтересовался журналист «ВК», самарский писатель Г.Гулин – литературный псевдоним - Андрей Вятский. О том, как это было, рассказал на страницах нашей газеты коллега Гулина, самарский писатель Михаил Толкач:

«…Приближалось 400-летие Самары. Тогда мы с Геннадием Андреевичем Гулиным долгое время проводили в читальном зале библиотеки политической книги. Наш интерес - «Процесс 193-х». Это документы о «хождении в народ» революционно настроенной молодежи в Поволжье. Внимание Геннадия Андреевича привлек Николай Константинович Судзиловский. Известен как «Доктор Руссель». - Можно повесть или даже роман писать на этой фактуре, - говорил Гулин, перелистывая пожелтевшие от времени листы архивных документов. – Какая личность незаурядная!

Судьба не отпустила Геннадию времени для осуществления этого проекта. Остались лишь наброски, выписки из документов да газетные заметки, из тех, что успел опубликовать...

Михаил Толкач"

***

На сохранившихся в архиве «ВК» публикациях и записках Гулина о докторе Русселе в значительной степени и основано наше дальнейшее повествование о Н.К. Судзиловском.

«ВК» № 198, от 21.10.2004 г.

"СИЛЬНЫЕ ДУХОМ"

"В списке «Третьего Отделения»: «Государственные преступники» он - под номером десять. Из оперативной ориентировки на Судзиловского:

«Бывший студент Киевского университета, сын отставного чиновника... Из дворян. Лет 25, роста немного ниже среднего, волосы русые, лицо чистое, нос довольно большой, борода небольшая, редкая, одевается неряшливо, по костюму похож на мастерового».

...В июне 1874 года Николай Судзиловский по приглашению своего брата Сергея приезжает в Самару. Сергей Константинович знакомит его с семьей Ильина, на дочери которого, Александре Александровне, он собирался жениться. Самара Николаю понравилась, и он обустраивается здесь. Однако некоторое время спустя по Поволжью, центру революционного народничества России, пронеслась волна арестов. Слухи о них сразу же достигли и обитателей дома Ильиных. Более того, стало известно, что полиция ищет и Николая Судзиловского. Не желая бессмысленно рисковать, Николай Константинович предпочел эмиграцию. Переправился в Вольск, оттуда пароходом до Нижнего, а там - в Европу: Болгария, Англия..."



ЧУЖИМ ОСТАЛСЯ ЗАПАД...

«Из всех больших городов мира более всего одиноким я чувствовал себя в Лондоне», - пишет он в своих записях. Однако друзей здесь он все-таки нашел. На одном из митингов Судзиловский познакомился с К.Марксом и Ф.Энгельсом и после того неоднократно встречался с основоположниками. Эти встречи несколько скрасили его первоначальное впечатление о туманном Альбионе.

Из Лондона Николай Константинович перебирается в Женеву, потом - в Бухарест. В Румынии он снова засел за оставленные некогда учебники медицины. В результате Судзиловский получил аттестат доктора медицины, а русская полиция - его след. Судзиловский меняет фамилию. Отныне он - Руссель. В румынском городе Яссы, куда Руссель переехал в 1879 году, как хирург имел большую врачебную практику. Однако румынские власти предложили подозрительному доктору вместе с другими политэмигрантами выехать в Турцию. Он не сомневался, что турецкая полиция, памятуя о болгарской эпопее, сразу же выдаст его России. Однако очное знакомство с Сибирью не вписывалось тогда в сферу его жизненных интересов и его ближайшие планы. Николаю Константиновичу удалось каким-то образом договориться с капитаном судна. Он сошел с корабля на берег в капитанской форме и в сопровождении матросов. Теперь он не «похож на мастерового», теперь он – элегантный респектабельный господин с бородкой а ля Мефистофель, попыхивающий трубкой в виде головы негра. Этот «прикид» позволил ему на некоторое время оторваться от сыскарей «тройки». Однако не надолго. Российский розыскной механизм работал тогда достаточно четко. И вновь путешествия и приключения вперемежку с занятием наукой и практической медициной: Франция, Бельгия. А в 1887 году Судзиловский уезжает за океан, в Северную Америку. ...В скором времени Николай Константинович становится самым популярным врачом в Сан-Франциско и гражданином США. Избранный вице-президентом греко-славянского благотворительного общества, Судзиловский вступает в конфликт с епископом алеутским и аляскинским Владимиром, подрабатывающим сомнительными, далеко не благочестивыми делами и имевшим с того солидный доход. Николай Константинович за несколько месяцев собрал компромат и выпустил брошюру, изобличающую Владимира. Организовал и провел на высоком, что называется, организационном уровне митинг прихожан, передавших русскому царю требование отозвать епископа, «погрязшего в пороках». Узнав об этом, Владимир направил доктору Расселу (так Судзиловкого называли в Штатах) грозное послание: «…вы держитесь материалистических убеждений: в церкви, святой исповеди и причастии не нуждаетесь и надели на себя личину христианина для лучшей возможности сослать епископа в монастырь, вы по принципу враг божий. Во избежание соблазна запрещаю вам вход в архиерейский дом и церковь...» Мистер Рассел епископским указом отлучен от церкви, как бы предан анафеме, почти как граф Толстой, с которым, кстати, Руссель переписывался. Льву Николаевичу он предлагал содействие в переселении граждан, преследуемых за религиозные убеждения. Особого восторга от Америки Судзиловский не испытывает. Он пишет: «Штаты представляют государство, основанное на крайнем индивидуализме. Они — центр вселенной, и мир, и человечество существуют для них лишь настолько, насколько они необходимы для их личного удовольствия и удовлетворения... Опираясь на свои капиталы, как грецкая губка, всасывают они в себя все жизненные соки из окружающей среды».

Устав от Америки, Николай Константинович решает поселиться в уединенном месте и в очередной раз переезжает.

В 1892 году Руссель нанялся судовым врачом на пароход, отправлявшийся на Гавайские (Сандвичевы) острова. Новая земля поразила Николая Константиновича и своим внешним видом (на одиннадцати небольших островах насчитывалось сорок вулканических вершин), и разнообразной тропической растительностью, и пестротой национального состава населения. Коренных гавайцев там проживало не более половины всех жителей, остальные пятьдесят процентов составляли североамериканцы, англичане, французы, немцы, но особенно много было японцев и китайцев.

"Кругосветка" Доктора Русселя

“На земном шаре, — писал Судзиловский в своих очерках, опубликованных под псевдонимом в русском журнале “Книжки недели”, — вряд ли отыщется другой такой благодатный уголок, как Гавайские острова...» На Гавайях, среди туземцев-канаков, не испорченных цивилизацией, Судзиловский проводит тщательное медицинское обследование, врачует их. Аборигены называют его Каука Лукини, что значит «русский доктор». Вначале Руссель поселился на острове Саху, где разместились десятки выехавших из России семей. Потом, ища уединения, Николай Константинович перебрался на остров Гавайо. Близ одного из потухших вулканов он арендовал участок в сто шестьдесят акров, выстроил дом и занялся разведением кофе. Затем на его плантациях появились бананы, ананасы, лимоны, апельсины. Работы у врача Русселя тоже было достаточно. Кстати, лечил он и родню знаменитого автора «Острова сокровищ» Р.Стивенсона (рядом купил дом и поселился с семьей пасынок знаменитого романиста Стивенсона — Ллойд Осборн, тоже известный писатель). Бывало, наведывались к нему и коллеги - доктор Боткин, например.

Шли годы. Куака Лукини стал популярнейшим человеком на островах. Он не только поднимал на ноги больных, но и давал деловые советы туземцам, как выживать и вести хозяйство, вникал и разбирался в их спорах и распрях, был почетным судьей на многочисленных турнирах по национальной борьбе, кулачным боям, бегу и плаванию.

Посчитав, что достаточно отдохнул от политики, Судзиловский создает партию «независимых». Прошедший в России школу агитационной работы, доктор Руссель умело и эффективно ведет пропаганду среди канаков. И когда на островах, в 1900 году, состоялись первые парламентские выборы, Куака Лукини избран сначала сенатором, затем президентом первого демократического правительства Гавайев. Время показало, что островитяне не обманулись в выборе своего президента. Русский доктор провел несколько радикальных реформ, значительно облегчив участь аборигенов. Ограничение деятельности колонизаторов вызвало негодование американцев, англичан и французов. Законопроекты правительства Русселя были направлены на совершенствование существующей налоговой системы, упорядочение продажи спиртного, реформу здравоохранения. Планами первого президента предполагалось отменить смертную казнь, ввести бесплатное начальное образование, намечалось даже открытие консерватории. Вашингтон недоволен... Против русского доктора – гавайского президента плетут интриги и заговоры. Судзиловский понимал, что «воевать» с США не в состоянии. У Гавайского государства не было даже своей армии, лишь отряд милиции во главе с полковником поддерживал порядок на островах. И все же Руссель за время своего президентства успел сделать много полезного для жителей республики. Однако чтобы не обострять далее ситуацию и не потерять завоеванное, он складывает с себя полномочия президента и в 1905 году...

ВОСТОК – НЕ МОЙ ВОСТОК...

5 мая 1905 года в столичной гавайской газете появилось объявление: “За необходимостью скорого отъезда дешево продается усадьба. Отдельный коттедж о двух комнатах с верандой в русском стиле”. Завершив дела на Гавайях, Судзиловский переезжает сначала в Шанхай, а затем в японский город Кобе, где после Цусимского сражения собралось большое число русских военнопленных. Одним из них был и известный впоследствии писатель Алексей Силыч Новиков-Прибой, принимавший участие в бое при острове Цусима в качестве матроса на броненосце “Орел”.

Новиков-Прибой вспоминает о том времени:

«В Японию, когда там скопилось много наших пленных, прибыл доктор Руссель, русский политический эмигрант. Он издавал для пленных журнал “Япония и Россия”, на страницах которого я тоже печатал маленькие заметки. Кроме издания журнала Руссель организовал распространение среди пленных нелегальной литературы. В нашем лагере для военнопленных литература эта получалась на мое имя. Ко мне приходили люди со всех бараков, брали брошюры и газеты. Активная пропаганда революционных идей встревожила некоторых офицеров, проживавших в лагере. Они начали распускать слухи среди нижних чинов, что, мол, все, кто читает эти газеты и книжки, переписаны и по возвращении в Россию их будут вешать. Но угрозы мало действовали. Огромные транспорты нелегальной литературы, присылаемые различными революционными комитетами России, через доктора Русселя быстро расходились среди военнопленных и делали свое дело. Солдатская масса оказалась на удивление восприимчивой к пропаганде: в ее среде образовались политические кружки... «Белый как лунь старик, добр душой и горяч энергией, как не всякий юноша» — таким виделся Николай Константинович солдатам и матросам». Но дерзким и чрезвычайно опасным для российского престола вполне обоснованно считали его многие русские офицеры, находившееся в Японии. В Вашингтон хлынули жалобы на подрывную деятельность Судзиловского, и, реагируя на них, министр иностранных дел США Рут потребовал от Русселя прекратить “зловредную деятельность”, на что тот заявил: “Не будучи на правительственной службе, я, согласно Конституции США, имею право на свободу действий...”

...Между тем, пользуясь той свободой, Руссель в деталях разрабатывал план военного похода на Российскую империю. Эта, казалось бы, безумная идея имела под собой некоторою почву. (А позже появились и прецеденты: вспомните хотя бы железнодорожный рейд Чехословацкого корпуса и КОМУЧ в Самаре.) Судзиловский выкупил у японцев большую группу русских военнопленных, предварительно идеологически обработанных, и отправил ее в качестве авангарда своей будущей армии в Россию. Он подготовил в Японии сорок тысяч революционно настроенных солдат, матросов и офицеров из числа военнопленных. Для обеспечения секретности операции подготовка к ней проводилась таким образом, чтобы никто из задействованных в ней людей не догадывался об ее истинных целях и задачах. То есть солдаты и матросы готовились к акции «в темную», зная о предстоящем рейде по сути дела лишь «легенду». Фактически же, по замыслу Судзиловского, его армия должна была, овладев узловыми станциями Транссибирской магистрали, пробиться сквозь кордон царских войск в Маньчжурии и эшелонами двинуться на Москву и Петербург. По пути он предполагал пополнить ряды повстанцев солдатами дальневосточных дивизий и пролетарскими отрядами. Ему удалось заручиться поддержкой японского правительства, чтобы не только освободить пленных из лагерей, но и вернуть им оружие и даже предоставить суда, чтобы перебраться на материк!

Чтобы обеспечить поддержку мятежу внутри России, Николай Константинович обратился за помощью в ЦК партии эсеров, среди которых было немало его бывших товарищей по народническому движению. Им он более детально изложил суть плана. Все стало известно агенту царской охранки Азефу, а через него и правительству. Узнав об утечке информации, доктор Руссель отказался от своей затеи. Когда русские пленные выехали из Японии, Судзиловский прекратил издание своего журнала и перебрался из Кобо в Нагасаки. Однако связей с соотечественниками не потерял. Короленко и Горький вели переговоры с Судзиловским о его более тесном сотрудничестве с русской прессой. И Николай Константинович часто печатается в “Уссурийской газете”, знакомит россиян с жизнью и бытом японцев, филиппинцев, пишет научные и философские трактаты.

В 1906-07 годах он много работает над статьями, книгами, организует в Китае [и в Японии, Нагасаки] издательское дело. Ведет переписку с китайским революционером Сун Ят-сеном, а еще с Робиндранатом Тагором. Не забывает доктор и о благотворительности. На Филиппинах, которые почти на пять лет стали его пристанищем, открыл больницу для туземцев, затем библиотеку.

После Октябрьской революции в России, известие о которой застало его еще в Японии, он все чаще задумывается о возвращении на родину. Николай Константинович написал письмо Ленину, в котором выразил свое восхищение проведенной им акцией по захвату власти в России. В 1918 году он пишет родственникам в Самаре: «Вы сделали революцию в октябре. Если вас не раздавят, то вы создадите небывалое общество...» С Филиппин он переселяется поближе к России в китайский город Тяньцзинь...

...А ЗА СПИНОЮ ЗАПАХ ПЫЛАЮЩИХ МОСТОВ

Теперь Судзиловский особенно внимательно следит за политической и экономической жизнью России. Информацию он получает не только по СМИ, но и из писем самарских знакомых и родственников. Постоянную переписку вел доктор Руссель и с давним своим товарищем врачом Кадьяном... Наша справка: Александр Александрович Кадьян, будучи студентом Петербургской медико-хирургической академии, принимал участие в революционных кружках. В 1873 году, закончив академию, Кадьян работает земским врачом в Николаевском уезде, где и знакомится с Судзиловским. За связь с народниками осужден по известному процессу 193-х. Отбыв ссылку, он поселился в Самаре и с 1879 года в продолжение восьми лет был лечащим врачом семьи Ульяновых.

Брат Сергей, зная о намерении Николая вернуться на родину, пишет из Самары: “Жизнь в новой России стала очень интересной”. Судзиловский не уверен, примут ли его на родине. В феврале 1917 года Временное правительство ясно дало понять, что в его услугах не нуждается. И все-таки в России о нем не забыли. Общество бывших политкаторжан ходатайствует перед Совнаркомом о разрешении вернуться Русселю из эмиграции. “Вам назначена персональная пенсия, как ветерану революции, 100 золотых рублей”, — сообщают вскоре ему члены общества. ...Долго готовился Николай Константинович Судзиловский-Руссель к возвращению на родину. Вполне возможно, что-то его настораживало (и не без оснований, заметьте) в порядках, устанавливаемых в новой России. Возможно, были какие-то личные обстоятельства. И только в 1930 году, когда ему исполнилось восемьдесят, он решился отправиться к родным и друзьям в Самару. «Настало время, когда мне пора закончить свое кругосветное путешествие возвращением домой...» — пишет он им. И получает ответ:

«...ждем с нетерпением».

Однако вернуться ему так и не удалось. 30 апреля 1930 года, заболев воспалением легких, Николай Константинович Судзиловский-Руссель умер. По китайскому обычаю, его младшая дочь зажгла кремационный костер. А русская граница была уже совсем близко… Кто знает, как сложилась бы судьба доктора Русселя после возвращения? Ведь его можно было бы без особого напряга объявить не только английским, американским, японским, но и гавайским шпионом. До кучи еще бы и членство в обществе американских генетиков припомнили. Даже личное знакомство с Марксом и Энгельсом вряд ли помогло бы. Так что, скорее всего, врезали бы по полной...

Републикации, использованные в материале даны в сокращении. Подзаголовки глав о Судзиловском: «Чужим остался Запад, Восток – не мой Восток, а за спиною запах пылающих мостов» - позаимствованы из песни Юрия Кукина «Солдат Киплинга».

Сергей ГОЛЫШКОВ»

(Кстати, эта история с песней позже имела свое почти мистическое продолжение. Подробности ЗДЕСЬ - ред.).

ВЗГЛЯД ПОЭТА

Чем судьбы русские измеришь,

Прослушанные невзначай?

Прими за сказку, коль не веришь,

А веришь – слушать на мешай.


Они пытались в одиночку

Построить с маху новый мир.

Сердца, не влазящие в строчку

Как в укороченный мундир.


Летевшие, как астероид.

И пусть им было суждено

Разрушить больше, чем построить, -

Прими за сказку все равно.

Евгений Чепурных.


САМАРСКИЕ ХРОНИКИ

4 июня. 43 редактора радиовещания окончили курсы организованные Всесоюзным радиокомитетом при Куйбышевском радиоузле. После сдачи экзаменов редакторы отправятся в разные районы и города СССР.

14 июня. Городской отдел коммунального хозяйства затрачивает на благоустройство города не одну сотню тысяч рублей. Из них регулярно выделяются средства на водоснабжение населения. Будут построены три новых водоразборных будки. Намного увеличивается количество шахтных колодцев. Часть средств будут затрачены на мощение улиц».

21 июня. Организовано Куйбышевское геологическое управление для проведения геологических изысканий на территории Куйбышевской, Саратовской, Сталинградской (ныне Волгоградской) и частично Чкаловской (ныне Оренбургской) областей. Управление находилось в подчинении Министерства геологии СССР. (Упразднено в 1949 году).



118

Последние статьи

18 января
17 января
16 января
15 января

Архив Губерния

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
23 24 25 26 27 28 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5