Прямая речь

VLNY покорил Рунет

Новый альбом музыканта Дмитрия Артемьева принес ему славу в Интернете

Иногда кажется, что современный слушатель рассредоточился по маленьким сообществам, и не может быть такой музыки, которая могла бы понравиться большинству. Но потом появляется вдруг на периферии артист - допустим, из Самары; допустим, Дмитрий Артемьев с проектом VLNY, – и собирает восторженные отзывы по всему Рунету, сметая любые предубеждения.

31 марта вышел второй альбом VLNY под названием «Помни». Издал его независимый лейбл «Астра», но гораздо интереснее, как встретили пластинку в соцсетях - например, в группе «Новые альбомы» ее одобрили полторы тысячи человек. Каким-то образом лидеру коллектива Дмитрию Артемьеву, сочинившему и записавшему все песни самостоятельно в домашней студии, удалось поймать нечто такое, что цепляет и любителей прохладного романтического инди-рока, и поклонников актуальных разновидностей поп-музыки. Сетевая популярность VLNY пока никак не монетизировалась, но есть признаки того, что после грядущего концерта в «Звезде» 30 мая Артемьева начнут обязательно упоминать в числе  известных музыкантов из Самары.

- Первый твой альбом хорошо приняли, но «Помни» – настоящий прорыв. «Лайки» и репосты сотнями. Как так вдруг?

- Все практически стихийно складывается. Есть ребята из Москвы, которые предложили помочь с распространением, но они не сделали ничего такого, чем я не мог бы заниматься сам. В основном, я своими руками предлагал свой альбом в качестве новости руководству «пабликов» в Сети. А потом пошли отзывы, но эффекта от всех этих лайков-сердечек не видно.

- То есть, жизнь к лучшему не меняется?

- Пока не особенно. Вот 30 мая будет в Самаре концерт бесплатный, выступим на «Метафесте», на фестивале ГЭС, собираемся в Казань, ведем переговоры с Нижним Новгородом. В Москву звали - но там пока нет свободных дат, так что все перенеслось. В общем, пока пробиваемся на летние фестивали, а осенью - посмотрим, может, тур будет.

- Уже выступал в Москве? Удачно?

- Да, в прошлом году было там два концерта с акустической программой, под сто человек пришло на меня в клубы – я считаю, неплохой результат. В Нижнем Новгороде тоже выступал. Еще летом с группой играли в Ульяновске. Ну, и был удачный «сольник» в Самаре 13 декабря, когда собрали полную «Звезду» – пожалуй, самый удачный наш концерт.

- Нет ощущения, что недавно люди собрались не на концерт «Наади», а на твой?

- Были человек двадцать, которые ушли сразу после того, как мы спели свои четыре песни.

- Как по-твоему, чем современная поп-музыка кардинально отличается от поп-музыки прошлых десятилетий? Удалось же тебе чем-то зацепить публику...

- Прежде всего, наша поп-музыка стала гораздо осмысленнее. Если раньше пели, в основном, какую-то ерундятину, то сейчас все значительно глубже. Конечно, поп-тусовка, которая была десять лет назад или тридцать лет назад, до сих пор есть и будет. На смену Владимиру Преснякову придет его сын Никита Пресняков, и так далее...

- Ага, у сына Малежика, например, инди-группа Weloveyouwinona.

- Это как раз нормальный вариант, у кого-то из детей поп-исполнителей получается хорошие вещи делать - например, у дочери Стинга отличный проект... Но, возвращаясь к вопросу об отличиях, мелодически современная русская поп-музыка стала ближе к западной. Или, если брать инди-поп, то это звучание даже не западное, а скандинавское - типа Lykke Li, холодное такое. Или есть отдельное течение, к которому принадлежит популярная в Европе и Америке российская группа Pompeya. Это, на мой взгляд, сейчас два жанра, которые в тренде.

- Ты себя чувствуешь где-то в тех же краях, где Pompeya и On-The-Go?

- Я себя к их тусовке не отношу, поскольку на русском пою – мне так легче пишется.

- Тебе важно высказываться именно по-русски?

- Конечно, важно. Папа, наконец, стал понимать, о чем я пою. А если серьезно, то большинство слушателей в нашей стране если слушают музыку с английским текстом, то особенно в лирику-то не вникают. В итоге эмоциональный посыл песни для них частично теряется.

- Многие инди-музыканты считают, что на их музыку русский текст не ложится. Как ты с этим справляешься?

- Да, я читал немало отзывов, что неожиданно слышать такую музыку на русском. Некоторые, правда, говорят, что слова слабенькие... Мне же главное, чтобы слух не резало. Стараюсь подбирать фразы так, чтобы они фонетически были гармоничны. Если петь те же тексты в манере, например, «Станционного смотрителя», то песни сразу превратятся вот что-то другое, арт-хаусное.

- Тебя расстраивает, что тебя нередко сравнивают с Иваном Дорном?

- Нет, совершенно нет. Может, манера пения похожа чем-то. Но я так начал петь еще до того, как всякие «Стыцамэны» появились. Свою манеру я взял скорее не у Дорна, а у гранж-групп типа Pearl Jam, Nirvana и прочих, которых в свое время много слушал.

- За что тебя еще критикуют? Негативные отзывы тебя волнуют?

- Ой, за все. Но я спокойно к этому отношусь. Сам ведь такой же — есть музыка, которая нравится, а есть которая не нравится. Плохо воспринимаю, конечно, тех людей, которые начинают поливать — даже пару раз в «личку» писали о том, насколько я плох — но я таким просто не отвечаю.

53

 

Последние статьи

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3