• Век "ВК"
  • Бараки длинные, как сроки...
  • 1937 год

Век "ВК"

1937 год

С принятием новой Конституции РСФСР 1937 г. изменилось ад­министративно-территориальное деление страны, и Куйбышевский край 14 февраля 1937 г. постанов­лением ВЦИК РСФСР стал Куй­бышевской областью, из кото­рой 26 сентября выделили Пензенскую область. Соответственно изменился и статус «ВК»: из краевой газеты она превратилась в областную.

СЛОВО ГАЗЕТЕ

«ВК» от 13.09.97г.

«ЭТОТ ПРОКЛЯТЫЙ 37-й»

«Вышли в свет изданные в Самарском Доме печати очередные тома Белой книги. Это - поминальная молитва по невинно уби­енным, погибшим, замученным в застенках, потерявшим здо­ровье и лучшие годы своей жизни жертвам репрессий. Книга с поименным списком пострадавших, книга-размышление о том, как же это могло случиться, какие темные силы систематически обескровливали наш народ - расстрела­ми, лагерями, страхом и подо­зрениями.

Петр Моторин в Белой книге опубликовал большой очерк о Федоре Гавриловиче Попове, самарском литераторе, уче­ном, журналисте, человеке трагической и чи­стой судьбы. Не сломленный духом в лагерях, он плодотворно и с терпе­нием и добросовестностью ученого работал над "Хроникой революцион­ных событий в Самаре" (многим из них он был свидетелем и участником), которая и сейчас является одним из серьезнейших наших краеведческих справочников. Он был одним из самых честных и порядочных людей в самарском журналистско-литературном цехе.

Из письма (том 3-й) Ф.Г. Попова всесильному Берии.

"Т. Берия.

Хотя 8-летний срок я отбыл невинно, т.к. никаких преступлений не совершал, я не хочу оправдываться, я понимаю, что в этот поток я попал случайно, однако доказать свою невиновность я не в состоянии.

Я хочу сказать только одно. После отбытия заключения я поселился в глухом районе, в 45 километрах от железной дороги. Я стремился только к одному: честно работать и содержать свою семью (больная жена и 12-летний сын), которая за время моего заключения перенесла больше лишений, чем я в заключении. Я надеялся, что остаток своей жизни я проживу в деревне, сумею вырастить сына, и этим был счастлив.

Теперь я снова в тюрьме, а семья обречена на голод и ли­шения. Жена из-за болезни ра­ботать не может, сын еще мал, в момент моего ареста у жены оставалось 8 рублей денег и пуд муки..."

В письме Ф.Г. Попов просил о снисхождении. Ответа, конечно, не последо­вало.

Е.ЖОГОЛЕВ.»

П.Моторин и Е.Жоголев – редакторы «ВК» и читатель не раз «встретится» с ними на страницах книги. Продолжаем рассказ о трагических судьбах журналистов той поры. В частности продолжим рассказ о Михаиле Досове…

СЛОВО ГАЗЕТЕ

«ВК» от 02.04.89г. .

«...Михаила Степановича Досова арестовали в 1936 году. Бабушка, Прасковья Васильевна, оставила в семейном архиве записки (на четырех тетрадных листах) о том периоде:

“Последнее время Михаил приходил с работы очень расстроенный и задумчивый. Временами я замечала какую-то печаль в его взгляде.

Когда он был расстроен, я его ни о чем не расспрашивала. Я знала, что если надо, он сам все расскажет. Прошло несколько дней, он стал «подготавливать» меня. Оказалось, что некоторые его товарищи были арестованы... Через два или три дня и к нам пришли из НКВД, произвели тщательный обыск и увезли мужа.

С месяц я ходила по инстанциям... Наконец, удалось установить место его пребывания. Дети носили ему передачи, сама я не могла — работала. Свидание нам не давали. Только через месяц, перед самой отправкой в лагеря, нам разрешили принести ему теплые вещи. Я, две дочки и зять — пришли в тюрьму. Меня с детьми пропустили, а зятя — нет.

...И вот настала минута свидания. Все арестованные были у окон с одной стороны, мы — с другой... Михаила я узнала не сразу — он сильно изменился: седой, лицо похоже на выжатый лимон... И только глаза остались прежними. Он улыбался, старался успокоить нас, говорил, что его высылают в бухту Нагаева, где день зачитывается за три (как на войне, примеч. сост.)... Просил детей беречь мать, а меня, чтобы я смотрела за детьми. В первое время от него приходили письма и даже телеграммы. Он работал на золотых приисках...»

Мама (младшая дочь Досова, Маргарита Михайловна Сорокина) часто рассказывала о деде. То вспоминала о его побеге из тюрьмы — друзья вывезли Досова за ворота в большой корзине. То описывая недовольство бабушки: “Кормит каких-то беспризорников, самим есть нечего”. Вспоминала Москву, прогулки с отцом по улицам столицы.

Много в семейном архиве официальных бумаг: за отсутствием состава преступления... за недоказанностью обвинения... реабилитирован полностью... сердечная недостаточность, умер 14 апреля 1939 года... Все, официальная точка.

Случай помог узнать правду о последних днях его жизни. Мама встретила человека, сидевшего вместе с ним:

...Михаил Степанович не стерпел жестокости. В знак протеста против издевательств и унижения человеческого достоинства в лагере он организовал забастовку заключенных. Вскоре деда увели, и больше он в бараке не появлялся...

В 1985 году в книжных магазинах Куйбышева появилась книга “Город на крутой луке”. В книге рассказывается о тех временах, о людях и их жизни, где было больше трудностей, чем радостей. Есть в ней и очерк деда: «Хозяин». Спасибо, что не забыли...

Алексей СОРОКИН».


Номер «ВК» от 21 марта 1937 г., подписанный «в свет» не уже знакомым читателю Л.М. Рубинштейном, а его заместителем

Л.М. Рубинштейн арестован и смещен с должности. Собственно эта новость – самая «горячая» в номере:

"Собрание актива считает правильным решение пленума крайкома ВКП(б) о снятии с поста редактора газеты "Волжская коммуна" Рубинштейна и вывода его из состава бюро крайкома за покровительство в отношении Ксенофонтова, оказавшегося троцкистом-двурушником, за то, что дал ему широкую возможность выступать на страницах газеты".

Впрочем, с коллективом «ВК», который так резво осудил своего бывшего редактора, компетентные органы еще разберутся.

И разобрались всерьез. 20 октябрямногие работники редакции «ВК» были арестованы. Среди них и журналист Герман Лентовский.

Лентовский Герман Сергеевич. Родился в 1909 году на ст. Соседки, проживал в Куйбышеве. Русский, беспартийный, журналист. Арестован по ст. 58-10 (контрреволюционная пропаганда или агитация).


СЛОВО ГАЗЕТЕ

«ВК» от 06.01.2006г.

«Звезды Германа Лентовского»

«...В девятнадцать лет Лентовский закончил Моршанскую среднюю школу. Из характеристики: «к учебе и общественной работе относился весьма аккуратно»....

...А где-то в сентябре 2005 года на прием к главному редактору «ВК» пришла десятиклассница Маша. Не одна, а со своей бабушкой – Маргаритой Германовной, в девичестве, Лентовской. Бабушка, хотя сама и не работала в «ВК», много рассказывала Маше о газете, о людях, которые ее делали. Ведь детство и юность Маргариты Германовны прошли среди них. Она была знакома с легендарным Страховым, дружила с его дочерью – Майей, с сотрудницей «ВК» Н. Куликовой и многими другими самарскими газетчиками. И вот Маша захотела ощутить атмосферу, в который работал ее прадед. Ну, и, наверное, найти ответ на обычный для ее возраста вопрос: «Кто я, откуда я, зачем?»

... Он выбрал для себя профессию журналиста и в 1932 году был назначен редактором газеты станции Рузаевка «Рабочий». С 3 ноября того же года его переводят в железнодорожную газету «Стальной путь». Затем – был Магнитогорск, Алексеевка. И, наконец, переезд в Самару. Работа в «ВК». Вплоть до ареста. К тому времени Лентовский был женат и у него подрастала дочь по имени Маргарита, в которой он души не чаял. Определили Германа Сергеевича в тюрьму на Кряже. Так же, как и его коллега по «ВК» Досов никаких показаний ни против себя, ни против своих коллег он не сочинял и не подписывал. Зато сочинил стихотворение для любимой дочери и «за неимением гербовой» написал, вернее, вышил его текст на обычном платке. Вот этот текст из архива «ВК»:

«Дочурке, Маргарите!»

«Попугай»

«В зеркальном окне магазина

Качался в кольце попугай,

Малютка, увидев игрушку,

Смешно лепетала: «мне дай».


Зашли в магазин. Продавщица

Игрушку с витрины дала,

И громко смеялась дочурка,

В руках попугая держа.


Купили красивую птицу,

И тут же вернулись домой,

А мама сказала с улыбкой:

«Как ты он, родная - смешной».


Весь день краснохвостым играла

Качала, шептала: «бай, бай»,

Котенка потом увидала,

Не нужен тут стал попугай...


И вечером где-то под креслом

Забытый лежал попугай,

Малютка спала, улыбаясь,

Во сне лепетала: «мне дай...»

Г. Лентовский»

Это послание журналиста из застенка украшено вышитыми гладью попугаем и котенком. Жена Германа Сергеевича – Антонина Васильевна работала наборщицей в типографии «ВК». После ареста мужа она была уволена. Семья осталась практически без средств к существованию. И Герман Сергеевич старался хотя бы морально поддержать, приободрить дорогих ему людей...

Наша справка: «Постановлением Управления НКВД по Куйбышевской области от 8 июня 1939 г. уголовное дело журналиста газеты «Волжская коммуна» Лентовского Г. С. прекращено за недоказанностью обвинения».

...Когда Герман Сергеевич пришел домой, соседи его не узнали. Это был другой человек. Однако не сломленный и не подавленный. Лентовский возвращается в «ВК». Одним из немногих людей, с которыми он делился пережитым был его друг, фотограф «ВК» В. Старцев.

«Дядя Валя, - вспоминает о Старцеве Маргарита Германовна, - по-моему, тоже был «там» и тоже не сломался. Иначе не секретничал бы с ним отец, закрывшись на кухне. Ведь отец считал настоящими врагами народа именно тех, кто так или иначе способствовал репрессиям. Но нам, детям, про это тогда даже шепотом не рассказывали. Вспоминаю, как уже после войны... »

С. Голышков».

19 марта 1957г Г. Лентовский был полностью реабилитирован Военным трибуналом ПРИВО.

Впрочем, это была уже другая эпоха, и до нее много чего было. А мы еще вернемся на страницах книги к рассказу о судьбе Германа Сергеевича...

...Следующим ответственным редактором газеты, почти через месяц после ареста Л.Рубинштейна ( март тридцать седьмого), был назначен Е. Цехер - профессиональный журналист, в 1926 году – заместитель редактора газеты «Уральский рабочий» (г.Свердловск),член Уральской ассоциации пролетарских писателей. В 1928 году он – редактор газеты «Молот»...

...В краевой газете «Молот» (Ростов-на-Дону) 14 октября 1928 года публикуется тенденциозная подборка писем читателей о «Тихом Доне» под заголовками «Однобокая картина» и «Кривое зеркало». Главные тезисы в подборке писем : «Тихий Дон» — это голая схема», «Кругозор его героев крайне сужен», «Упрощенная композиция знаменует слабость и беспомощность автора...» Один из авторов утверждает, что при всем богатстве языка Михаил Шолохов не видит «социального расслоения казачества и невольно становится плохим прототипом великого классика» Здесь имелся в виду Лев Толстой. А вот что имел в виду критик Шолохова, не совсем ясно. Понятно, что слово «прототип» - неуместно. Это - или опечатка, или же – стремление щегольнуть своей «ученостью». Впрочем, вернемся в тему...

В ноябре 1928 года Михаил Шолохов был в Ростове-на-Дону и выступал на литературных вечерах в Доме печати и университете, где прочитал отрывки из третьей книги «Тихого Дона».

По просьбе Е. Цехера (а именно он был тогда редактором газеты «Молот») М. А. Шолохов дал ему для печати одну из прочитанных глав романа. Однако редакция задержала ее публикацию, а 11 декабря 1928 года напечатала статью критика-рапповца Ю. Юзовского о литературном вечере. В первом же абзаце, выдав автору «Тихого Дона» ряд дежурных комплиментов: «Шолохов—это наша удача... «Тихий Дон» - это событие... грандиозная эпопея, критик как бы мимоходом, высказал сомнение в авторстве романа заключительной фразой, вернее одним вопросительным знаком: «И такой размах — в 23 шолоховских года!?» ( Однако Шолохов в 21 год уже выпустил в свет два сборника самобытных по стилю новелл — «Донские рассказы», которым А. Серафимович дал высокую оценку и «Лазоревую степь»). И редактор Е. Цехер, опубликовав на страницах краевой газеты эту заметку, дал старт спорам об авторстве «Тихого Дона». Надо полагать, с этого все и началось... и продолжается до сих пор.

Впрочем, это, гак говорится, другая история. А мы венемся к «ВК»…


СЛОВО ГАЗЕТЕ

«ВК» от 27.01.2006г.


«КОММУНА» И ЗАГРАНИЧНЫЕ ШПИОНЫ»



"Много чего происходило на веку «ВК». Было достаточно славных страниц. И мы вправе гордиться ими. Вернее не страницами, а людьми, которые их писали. В годы сталинских репрессий они выстояли и не сломались. Редактор Ф. Ксенофонтов, заместитель редактора М. Досов, журналист Г.Лентовский, фотокорреспондент В.Старцев, немец по национальности, но глубоко русский писатель Г.Венус, сотрудничавший с «ВК» и многие другие. О них рассказывалось в разное время на страницах нашей газеты. К сожалению, не все пережили выпавшие испытания (Досов расстрелян в тюрьме за организацию и проведение акции неповиновения, Венус и Ксенофонтов скончались в тюремной же больнице, так и не дожив до суда), но остались честными людьми.

Хотя были и другие страницы, и другие люди. Закрытую переписку редактора «ВК» с секретарем обкома ВКП(б) Постышевым и другими соответствующими органами, датированную тридцать седьмым годом, в архив «Коммуны» принес недавно ее бывший работник А.М.Пономарев...

Очередным ответственным редактором газеты, почти через месяц после ареста Л.Рубинштейна (март тридцать седьмого), стал Е. Цехер. Пробыл он на посту редактора «ВК» сравнительно недолго - половину тридцать седьмого года (с мая по октябрь). Однако большая часть переданных документов с грифом «секретно» относится к периоду его руководства газетой. Документы эти даются здесь в первозданном виде с грамматическими и прочими ошибками (да простит нас за это современный образованный читатель). С позиций сегодняшнего дня, конечно, многое видится «иначе, чем вчера». Публикуя эти материалы, мы меньше всего были настроены на осуждение. Мол, мы не такие и даже в тех обстоятельствах повели бы себя иначе. Ведь, как говорится, «еще не всеми страхами пуганный - не хвались наперед...».


Итак, перед вами документы…

Постышев – Цехеру

«...Сельское хозяйство у нас в области огромное, важное, и ему должна по праву принадлежать одна страница газеты. Это вам крепкая директива крайкома партии, и вы ее не нарушайте.

Сейчас идут районные партийные конференции, скоро откроются городская и краевая. Работу этих конференций надо хорошо освещать. На этот раз можно сделать временное отступление от того порядка, который я изложил выше, но как исключение.

На заседаниях конференций городской и краевой представителями вашей газеты должны быть люди серьезные, а то на некоторых районных конференциях кое-где от газеты были люди несерьезные, об этом мы с вами будем еще говорить.

Вот пока все, что я хотел вам сказать устно, но не удалось это, поэтому решил написать.

Привет, П. Постышев.

22 мая 1937 г.»

Цехер – Постышеву

«Направляю вам корреспонденцию сотрудника редакции «Волжской коммуны» тов.

Белова, не публикуемую в газете, а также копию личного письма тов.

Белова... 16.09.37г.»

«Тов. Цехер!

Шлю корреспонденцию по вашему заданию. В Кошкинском районе задержался потому, что много пришлось работать по сбору материалов, да кроме того не вовремя заболел. Из-за этого потерял два лишних дня. Вам должно быть известно, что в Кошкинском районе долгое время действовал агент иностранной разведки некто Милин.

Этот враг, будучи германским подданным, пролез на пост председателя колхоза и, не будучи в партии, каким-то образом был парторгом в колхозе имени Тельмана.

Милин, чтобы дезорганизировать призванных в Красную Армию, умышленно морил семьи красноармейцев голодом, не давал им зимой продовольствия. А в мае был арестован.

Для проверки сигналов от семей красноармейцев выезжал бывший секретарь РИКА Латецкий. Вернувшись от Милина, он заявил, что красноармейские семьи ни в чем не нуждаются.

Латецкий – друг Ганченкова. Ходят разговоры, а мне их трудно проверить, что бывшие пред. РИКА Ганченков и секретарь РК партии Лаур покрывали действия Милина, часто собирались у него якобы в «гости». Очень подозрительно и то, что поступающие материалы на Милина мариновал бывший начальник райотдела НКВД Курилов. Кошки – район сильно заселенный немцами, и ясно, что фашисты это учитывают. Много немцев во время коллективизации выезжали в Канаду, затем вернулись обратно. Часть их бежала в Москву, для выезда в Германию, затем тоже вернулась. Среди них возможны всякие люди, но они, по мнению многих коммунистов, изучаются слабо. Надо бы проверять их тщательней. По приезду расскажу подробно.

С приветом А.Белов.».

Здесь следует отметить, что все перечисленные корреспондентом люди в то время уже были репрессированы. Так что ущерба он им не нанес, зато, пользуясь моментом, избежал увольнения за двухдневный прогул. Ведь тогда с этим было строго. (Так, например, корреспондента «ВК» Е. Пинкуса примерно в те же дни исключили из комсомола и уволили из редакции за трехдневный прогул). А Белов наверняка знал о шпиономании своего начальника, ведь почти за десять дней до того, как тов. Белова в Кошках подкосила «не вовремя» загадочная болезнь, редактор в одиночку разобрался с целой шпионской сетью. Причем, нити зловещей паутины тянулись в Москву. Да что там в Москву! В Берлин, Париж, Кенигсберг, Харбин, Прагу и даже в Улан-Батор!

Цехер – Постышеву

и Наркомату внутренних дел заодно

«05.09.37г. Сов. секретно.

...Мною установлено, что в 1936 и 1937 гг. газета «Волжская коммуна» направлялась за границу в ряд пунктов: Берлин (улица Фазанов, д. № 68, некоему Козлову), Кенигсберг (Восточно-европейское издательство) и т.д. Всего 9 адресов явно шпионского характера. Проверкой выяснено, что подписка по указанным адресам принималась в Москве акционерным обществом «Международная книга», которое передавало заказ Союзпечати Наркомата связи, а оттуда пересылалась в Куйбышевское отделение Союзпечати. Руководители Куйбышевского отделения союзпечати Поляков и Артищев, а также заведующая экспедицией Союзпечати Коскевич оформляли указанную подписку, предъявляя отдельный счет издательству «Волжская коммуна». Таким образом, враги народа, сидящие в Союзпечати, заведомо знали, куда и кому они посылают газеты.

Посылка газет за границу по указанным адресам мною приостановлена. Однако нет никакого сомнения, что Союзпечать и «Международная книга» снабжают шпионов другими нашими областными и краевыми газетами. Вам необходимо поэтому поставить вопрос перед ЦК ВКП(б), а также перед наркоматом внутренних дел о проверке работы вышеуказанных центральных организаций.

При сем направляю в Управление НКВД по Куйбышевской области образцы квитанций посылки газеты за границу».

К письму приложены копии квитанций с адресами в перечисленных нами выше городах.

Телеграмма - Постышеву:

«Волжской коммуне 22 августа помещена заметка ковычки В поисках

объективных причин ковычки бывшего районо Назарова исключенного партии за

троцкизм тчк Довольно странно что орган Обкомпартии предоставляет свои

страницы элементам исключенным из партии тчк

Райкомпарт Калякайкин

20.08.37 г.»

Резолюции на телеграмме:

Постышев: «Цехер, выясните и дайте объяснение!»

Цехер: «Заметка помещена Кавериным, причем он промолчал, что заметку поместил без проверки автора корреспонденции». Наша справка: Каверин – заместитель ответственного редактора «ВК». После ареста Рубинштейна и до назначения Цехера именно он подписывал газету «в свет».

Постышев – Цехеру

«01.09.1937 г. Посылаю Вам копию записки тов. Рогушина о Калякайкиной, работающей в редакции «Волжская коммуна». Рогушин - Постышеву.

«Считаю необходимым сообщить следующее:

26.08. 1937 г. в редакции «Волжская коммуна» я встретил Калякайкину–Шадрину. В 1932-33 г. Шадрина под фамилией Калякайкина работала личным секретарем бывш. секретаря Сызранского горкома ВКП(б) Лысова – разоблаченного врага народа. После работы в Сызрани Калякайкина работала у Мурафера – тоже врага. Несмотря на это, продолжает работать в «Волжской коммуне». Считаю, что она является явным пособником врагов народа, и считаю своей обязанностью сообщить Вам об этом. Зав. отделом пионеров Куйбышевского обкома ВЛКСМ Рогушин.

27.08.1937 г.».

Резолюция на сопроводительном письме:

Цехер: «Шадрина-Калякайкина приказом от 29.08.37 г. снята с работы в редакции «ВК». Парткомом и общим собранием исключена из чл. партии (кандид.).01.09.37 г.».

Гололобов – «ВК»

«4 сентября 1937 г. Секретно.

Секретарю парткома ВКП(б) редакции «Волжская коммуна». Учетный сектор ОРПО обкома ВКП(б) просит сообщить, какие имеются у вас компрометирующие материалы на члена ВКП(б) т. Кирюшкина Ивана Федоровича – бывшего редактора «Волжской коммуны» - за время его работы с июня 1928 г. по октябрь 1930 г.

Учетный сектор ОРПО обкома ВКП(б)

Гололобов».

А. Гололобов – в будущем (1944-47 гг.) редактор «ВК».

Цехер – Постышеву

«Сов. секретно. 05.09.1937 г.

В конце июля с/г. в издательстве «Волжская коммуна» имел место факт, свидетельствующий о контрреволюционной работе враждебных людей, оставшихся после врага народа – бывшего редактора газеты «Волжская коммуна» Рубинштейна.

Мною установлено, что заведующий издательством «Волжская коммуна» Сафонов оказывал крупную материальную помощь врагам народа, в том числе Ксенофонтову. А также после разоблачения врага народа оказывал материальную помощь его семье.

Сафонов эту работу проводил с санкции и при активном участии ныне разоблаченного врага народа, бывшего заведующего фин. хоз. сектором обкома Иванова...

Е. Цехер».

«Секретно. Тов. Гололобову

На Ваш запрос от 04.09. с/г. за № 06814/с спец. отдел редакции газеты «Волжская коммуна» сообщает, что Кирюшкин И.Ф. редактором газеты не работал. Редактором в указанный Вами период был Ксенофонтов. 15.09.1937 г. Зав. спец.отделом Михайлова».

…Вот такая эпистолярная драма нарисовалась. Наверное, «все это было бы смешно…

Сергей ГОЛЫШКОВ».


ВЗГЛЯД ПОЭТА

Ах, недоросли, пустомели.

В руках картонное копье.

О Родине мы песни пели,

А что мы знали про нее?


Про эти путанные путы

Ее дорожек и страстей.

Про леденящие минуты

Ее издержек и смертей?


Мы все свои, свое не скроем.

Не бойтесь, как бы не кряхтел,

Простит народ своих героев

За их палаческий удел.


Не заклеймит и не поделит,

Мол, тот палач, а тот герой,

А пожалеет и обелит,

И вновь в один поставит строй.


Гремит оркестр, седой и честный.

Свет коммунизма впереди.

Беззвучно плачет Тухачевский

На Ворошиловской груди.


Открытый мир прозрачно весел.

А нам с тобой, ровесник мой,

Не предлагал судейских кресел

Ни Бог, ни Царь и ни Герой.

Евгений Чепурных

СЛОВО ГАЗЕТЕ

«ВК» от 24.09.05г

«Во 2-й половине 1937 года (в основном в октябре-декабре) в области арестовали 11 720 че­ловек (из них свыше 3 000 расстреляли). Работа "троек" про­ходила в такой спешке, что иногда расстреливали осужденных на заключение. Так, 30 де­кабря 1937 г. расстреляли при­говоренного «тройкой» к 10 го­дам заключения счетовода из Сызрани П.Е. Ивлева. Он был единственным из 12-ти членов "церковно-монархической организации", получившим срок (ос­тальных приговорили к высшей мере наказания), но его по ошибке занесли в выписку из протокола как осужденного к расстрелу, и приговор в тот же день привели в исполнение. Факт не стал причиной для от­крытия судебного дела, куйбышевские правоохранители оправдывались так: "...указанная ошибка произошла вследствие органи­зационной неслаженности и обезличивания ответственности за выполняемую работу при сличении (сверке) оформляемых про­токолов заседания "тройки" и выписки из них с подлинными документами (повестками), докладываемыми на "тройке".

За расстрел «по ошибке» не наказывали, зато сурово расправлялись с теми, кто не слишком «колебался вместе с генеральной линией».

...Центральные власти сурово наказывали местных руководителей за попытки самостоятельно решить проблемы вверенных им регионов. Так, председатель Куйбышевского облисполкома Сове­та рабочих, крестьянских и крас­ноармейских депутатов Георгий Тимофеевич Полбицын в февра­ле 1937 года отправил в райиспол­комы письмо, разрешавшее без санкции свыше, исходя из фактической ситуации на местах, принимать решения по ликвидации "внутрирайонных кулацких спецпоселков". Документ этот верхи определили как "вредительский".

Другим "преступлением" председателя стало распоряжение, зап­рещавшее земельным органам на местах использовать заражен­ные карантинным сорняком посевы люцерны на семенные цели. «Самоволие» Полбицына заключалось в том, что семена для этих посевов закупали за границей, их воспроизводство находилось под контролем центральных партийных и советских органов. Поэтому распоряжение председателя облисполкома отнесли к преступным, подрывающим экономичес­кую мощь государства. 17 августа 1937 г. Г.Т. Полбицына вывели из состава бюро обкома ВКП(б) и исключили из партии "за по­собничество кулацким элементам". 19 августа его арестовали, этапировали в Москву для следствия. 1 октября 1937 г. арестовали его беспартийную жену (ассистента пединститута), 21 октября - дочь (беспартийную студентку пединститута). 29 октяб­ря 1937 г. ВК Верховного суда СССР приговорила Полбицына по статьям 58-2 (вооруженное восстание) и 58-11 (контрреволюционная организационная де­ятельность) к высшей мере на­казания через расстрел, а 21 фе­враля 1938 г. жене и дочери Полбицына как членам семьи «врага народа» ОС при НКВД СССР определили 8 и 5 лет в ИТЛ соответственно...»

Г.АЛЕКСУШИН,

к.и.н., профессор АВН».

.

АНЕКДОТ ПО ТЕМЕ

- Ты, Иванов, с какой это радости с утра зарядился? – спрашивает мастер токаря Иванова, явно находящегося в состоянии алкогольного отравления.

- Так вот, оказывается сегодня, это, Бастилию взяли! - отвечает токарь Иванов, стряхивая с замусоленной газеты остатки закуски.

- Одного или с семьей?- понизив голос, спросил мастер...

ВЗГЛЯД ПОЭТА

Пора задуматься теперь.

Давно ль средь мрака и пожарищ

Звучало нам: «Товарищ, верь!»?

О, Господи, не верь, товарищ.


Все это просто, как букварь.

Чего бы там ни щебетали.

И добрый царь, и злобный псарь –

Видали, Господи, видали.


Ныряли в речку с молоком.

По киселю шагали млея.

И в будущее прямиком

Вела тенистая аллея.


Не верь, товарищ,

Все слова.

В аллее рытвины и лужи.

А засучи-ка рукава

И затяни ремень потуже.


Пошел на подвиги, пошел!

И не шумишь и не базаришь.

Ведь ты у нас орел?

- Орел.

- Ай-ай-ай-ай... Не ври, товарищ.

ЕВГЕНИЙ ЧЕПУРНЫХ

Однако гремели не только выстрелы, гремела и музыка. В жизни все перемешано и плохое, и хорошее.

САМАРСКИЕ ХРОНИКИ

12 января. В Большом зале ДКА (Дом Красной армии) состоялось два концерта солиста Государственного академического Большого театра СССР Ивана Семеновича Козловского.

3-4 апреля. В Большом зале ДКА дал концерты Чехословацкий джаз-ревю под управлением Скутецкого. В составе ансамбля - негритянский певец Ц. Коол.

11 мая. В Большом зале ДКА состоялся концерт солистки Бакинской оперы Ефремовой (колора­турное сопрано), свободного художника (так называли в то время представителей «свободных» профессий, связанных с искусством) Шамаилович (рояль), заслуженного артиста республики профессо­ра Московской консерватории Ростроповича (виолончель)...

Ростропович Леопольд Витольдович - заслуженный артист РСФСР, профессор, окончивший Петербургскую консерваторию с золотой медалью, много и успешно гастролировавший по СССР. 31 июля 1942 года Леопольд Витольдович скончался от сердечного приступа. Его сын, 15-летний Мстислав, заменил в то время отца на преподавательской работе, стал артистом КЭБ (концертно-эстрадного бюро). В 1943 году, талантливый юноша поступает в Московскую консерваторию. Начинается его блестящая карьера музыканта: победа на Всесоюзном конкурсе, призы на молодежных фестивалях в Праге (1947 год) и в Будапеште, первый приз на Международном конкурсе виолончелистов в Праге (1950 год). Он получает звания заслуженного и народного артиста СССР, становится лауреатом Сталинской и Ленинской премий. Всего же на счету Мстислава Леопольдовича - 125 наград различных стран, в том числе и высших (например, французский орден Почетного Легиона). А Королевой Великобритании он возведен в рыцарское звание. Мстислав, как и его отец, частобывал с концертами в Куйбышеве – Самаре, о чем «Волжская Коммуна» всегда сообщала своим читателям.

...Активно развивалась промышленность области: строили «Автотрактородеталь", карбюра­торный, комбикормовый, под­солнечного масла и толерубероидный заводы, мясокомбинат, СаЖеРез, реконструировали ГРЭС и заводы киноаппаратуры (КинАп), станкостроительный и ко­тельный. Объем промышленной про­дукции вырос в за пят лет с 1932 по 1937 гг. почти вдвое. Производимой в области электроэнергии уже не хватало.

С целью укрепления энерге­тической базы СССР 10 августа 1937 г. появилось Постановле­ние СНК СССР и ЦК ВКП(б) "О строительстве Куйбышевского гидроузла и гидроузлов на р. Ка­ме", рассчитанное на реализа­цию в 3-й пятилетке (1937-1942 гг.). Предполагалось перекрыть плотиной створ реки между "Жигулевскими воротами" - го­рами на Красной Глинке (Сокольи горы на левом берегу) и в Жигулях (Верблюд-гора на правом берегу).

Сразу же после постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 10 августа 1937 года было подготовлено другое постановление Совнаркома – на этот раз закрытое. В нем говорилось о создании в Средневолжском регионе специализированной строительной организации – Управления строительства Куйбышевского гидроузла (СКГУ) и Самарского исправительно-трудового лагеря (Самарлага). Местом дислокации упомянутого управления был назначен Дом промышленности в городе Куйбышеве, построенный в 1934 году. В течение трех последующих лет начальниками этого ведомства поочередно были комиссар госбезопасности первого ранга Л.М. Заковский, инженер О.Я. Жук и майор госбезопасности Чистов, ведь уже в 30-х годах на всех главных «стройках коммунизма» в основном работали политические заключенные. К 1 января 1938 г. "население" лагерного строительства (названного СамарЛаг) составляло 37 400 заключенных. Трехлетний труд заключенных оказался напрасным: в 1940 году строительство гидроузла законсервировали.

...Тем временем в системе ГУЛАГа все более и более ужесточался режим содержания: было ликвидировано условно-досрочное освобождение, прекращена выдача зарплаты заключенным в размере 25% от ставки рабочего предприятий госпромышленности, отменен дополнительный продовольственный паёк для з/к, выполняющих тяжелую работу....

...О том, как люди попадали в Самарлаг, говорят письма заключенных в адрес руководства СКГУ, которые ныне хранятся в Государственном архиве Самарской области. Вот выдержки из них:

«…6 ноября 1937 года ко мне на квартиру явился уполномоченный УБ, произвел обыск. Не найдя ничего предосудительного, не предъявив никакого обвинения, арестовал меня… Я был препровожден в тюрьму, а 25 декабря 1937 года без суда был доставлен в 1 участок Жигулевского района Самарлага».

«…1 октября 1937 года ко мне на квартиру явился инспектор и, не предъявив никакого обвинения, арестовал меня и доставил к уполномоченному НКВД, который задал мне вопрос: «Отец твой был раскулачен?» Меня не судили, в тройку не вызывали, а доставили в Самарлаг».

В ГУЛАГ людей набирали. Именно «набирали», даже уже не делая вид, что наказывают «врагов народа». Для строительства конкретных объектов социализма была нужна послушная и дешевая рабочая сила.

АНЕКДОТ ПО ТЕМЕ

В трамвае «тридцать седьмого маршрута» половина людей сидит, половина – стоит и все трясутся...

Кстати, об анекдотах:

В «Книгах памяти» можно проследить по годам диалектику приговоров, в которых упоминаются анекдоты. Например, в 1932 году Николая Васильевича Гаранина, колхозника, отца четверых детей за исполнение антиколхозных частушек, посадили на два года. А вот студенту Павлу Дмитриеву в 1935-м за анекдоты "дискредитирующие СССР и ВКП(б)" дали уже три года. Петру Бардашеву за анекдоты про "вождя и партию" - четыре.

Бывали, конечно, и "сбои". В том же 1935-м двоих анекдотчиков оправдали "за отсутствием состава преступления". В 1936-м – не посадили за решетку еще парочку. И даже в начале 37-го года дело директора школы Павла Булыгина, рассказывавшего анекдоты, дискредитирующие Сталина, прекратили "за недостаточностью улик".

Но постепенно приговоры за анекдоты ужесточаются. В 37-м крестьянин Хасан Гализянов « за похабные анекдоты про советскую власть» получил 8 лет исправительно-трудовых лагерей. А старика-юриста Сергея Васильевича Бельского и священника Кузьму Александровича Давыдова приговорили к расстрелу. Но больше расстреливали за этот вид устного народного творчества не в 37-м, а в 40-е годы, во время войны, с формулировкой "антисоветская агитация, контрреволюционный анекдот". Однако задержимся еще на цифре тридцать семь...

САМАРСКИЕ ХРОНИКИ

5 января. На Куйбышевском карбюраторном заводе начали изготовление новых карбюраторов для легковой машины "М-1", выпускаемой Горьковским автозаводом им. Молотова.

26 февраля. Редакцию "ВК" посетил герой-пограничник старший лейтенант Павел Григорьевич Кочетков. Участники встречи с интересом слушали рассказ о бое у Турьего рога с японскими бандитами. За этот бой Кочетков был награжден орденом Красного Знамени.

3 июня. 73 студента КИЖа (Коммунистического института журналистики) выехали на практику в редакции район­ных и фабрично-заводских газет. Десять студентов будут проходить практику в краевых газетах.

1 сентября. Курсы колхозных портных на 17 человек открылись в Тимашевской артели швейников.

В Куйбышеве создано отделение Всесоюзного химического общества им. Д.И. Мен­делеева. В Совет отделения вошли профессора Н.А. Путохин, К.Н. Лосев и доценты Ф.Е. Кравец и С.А. Балезин.

4 сентября. Самару посетил Валерий Чкалов...

В Самаре у Чкалова жили родственники. Но теплого семейного общения не получилось: на пристани был устроен пышный митинг, а потом — встречи с командованием штаба Приволжского военного округа, школьниками, актерами драматического театра...

Встреча с артистами символична. Ведь Чкалову в той пьесе «праздника жизни», по названию «...Жить стало веселей», была отведена роль «сталинского сокола». И играл он ее, судя по репортажу в газете, достаточно убедительно. Сам репортаж сделан в стиле журнала «Северная Корея». Судите сами.

СЛОВО ГАЗЕТЕ

«ВК» от 05 09.37г

«КУЙБЫШЕВ ВСТРЕЧАЕТ «СОКОЛА»

«Вчера с утра город жил радостным ожиданием: «Сегодня из Горького приезжает Чкалов». Весть эта распространилась мгновенно. Задолго до прихода парохода на дебаркадер, украшенный приветственными лозунгами, стали стекаться делегации фабрик и заводов, представители общественных организаций. Трудящиеся Куйбышева пришли сюда, чтобы достойно встретить славного сталинского питомца, который вместе со своими отважными товарищами по воле народа и партии, по маршруту, начертанному Сталиным, совершил беспримерный в истории беспосадочный перелет из Москвы в Соединенные Штаты Америки. Совсем недавно пролетарская столица с любовью и восхищением приветствовала этих трех богатырей социалистической родины, возвратившихся после перелета на родную советскую землю. И в неудержимом гуле оваций, в ликующих возгласах, в ласковых улыбках, которыми одарили москвичи своих любимцев, отразилось неиссякаемое чувство советского патриотизма, присущее всему народу нашей страны. И это же чувство переполняло каждого, кто пришел 4-го сентября сюда, на куйбышевскую пристань. Необычная приподнятость, взгляды, излучающие какую-то особую теплоту, разговоры преимущественно о них — о бесстрашных советских летчиках, с честью выполнивших задание партии и правительства, как бы подчеркивали великое единство советского народа, его безграничную преданность ленинской партии, его огромную гордость за героизм лучших сынов родины. Работница станкостроительного завода прижимает к груди большой букет цветов. Кто-то восклицает:

— Какой прекрасный букет!

— А то как же — ведь это ему… соколу.

Каждая делегация пришла с цветами. Георгины, астры, левкои. И с каждой минутой цветов становится все больше. Прибывают новые и новые делегации.

Накрапывает мелкий дождь. Люди напряженно прощупывают взглядом сизую дымку тумана. Что же так долго не идет пароход? И вот пароход показался. На борту все явственнее обозначается название: «Михаил Калинин». Беспокойные возгласы:

— Почему не видно Чкалова, где Чкалов?

Еще не успели положить сходни — и нетерпеливая звонкоголосая молодежь буквально ворвалась на пароход. Вот мелькнуло такое знакомое по портретам, такое близкое, мужественное лицо. Чкалов обнимается с родными. Со всех сторон ему протягивают цветы. Звучат восторженные приветствия в честь славного командира АНТ-25.

Шумливый человеческий поток увлекает тов. Чкалова к выходу на вокзальную площадь. Здесь героя окружает плотным кольцом огромная толпа. Импровизированная трибуна. Тов. Клюев открывает митинг. От имени горкома партии, горсовета и трудящихся Куйбышева он приветствует полковника Чкалова и его товарищей — людей беззаветной отваги, мужественного дерзания, сталинской закалки.

Выждав, пока стихнут аплодисменты, берет слово Валерий Павлович.

— Я, признаться, хотел приехать сюда незамеченным, погостить у родных, - улыбаясь, говорит он, - но, как видите, не получилось… Я глубоко тронут оказанной мне здесь дружеской, сердечной встречей.— Нет ничего лучшего, - продолжает тов. Чкалов, - чем отдавать себя на благо нашей великой родины, на благо народа. Мы счастливы тем, что нам первым удалось проложить путь из СССР через Северный полюс в Соединенные Штаты Америки. Никакие трудности не могли остановить нас, ибо со сталинской путевкой ни останавливаться, ни сворачивать никуда нельзя.

Тов. Чкалов заканчивает свою речь словами, полными горячей любви и преданности товарищу Сталину.

Митинг окончен. И когда тов. Чкалов садится в машину и отъезжает, бурные овации несутся ему вслед».

На следующий день на третьей полосе «Волжской коммуны» была опубликована фотография Чкалова с учащимися школы № 13 и текст его приветствия молодежи города:

«В Международный юношеский день через газету «Волжская коммуна» передаю горячий привет юношам и девушкам города, носящего славное имя Куйбышева. Только на нашей социалистической родине, озаренной гением сталинской конституции, трудящейся молодежи обеспечена счастливая, полнокровная жизнь, обеспечена возможность свободного, радостного творчества на благо народа. Еще крепче сплотимся вокруг родной партии Ленина-Сталина, вокруг советской власти. Будем укреплять благосостояние, могущество и славу социалистического отечества. Не дадим житья троцкистско-бухаринским изменникам и вредителям. Да здравствует коммунистическая партия! Да здравствует лучший друг молодежи и всего трудового человечества товарищ Сталин!»

***

Из рубрик «информация и объявления»:

«Разведкой Геотреста в сероносных и битуминозных породах в районе Самарской Луки обнаружен весьма ценный и редкий элемент – бор».

«Сын инженера Самарского комбината Вениамин Девясов сконструиро­вал электроплиту, приводящуюся в действие часами-ходиками. В определенный час она сама может разогреть обед, вскипятить воду. Вениамин Девясов построил также модель движущегося броневика, управляемого по радио».

«Школу фигурного катания на коньках организовало Куйбышевское спортивное общество "Мукомол". Занятия ведет тренер Краснобаев, который занимается конькобежным спортом 20 лет».

«12 вагонов мебели получил из Горького Центральный универсальный магазин Горторга. В этой партии - мягкие диваны, столы, тумбочки, сундуки, этажерки. Получена также детская мебель, разрисованная в русском стиле и покрытая лаком».

«60 уличных фонарей устанавливается в Куйбышевском рабочем поселке им. Бр. Кузнецовых, в районе ЗИМа и на спусках к Волге».

«Табачную пыль продает Саранская махорочная фабрика. Табачная пыль является средством против вредителей плодовых садов и огородов, для удобрения почвы, а также ре­комендуется для мытья скота, зараженного чесоткой и паразитами. Цена - 150 руб. тонна».

В январе 1938 г. после публикации постановления Пленума ЦК ВКП(б) с критикой огульных арестов и обвинительного уклона в правосудии размах репрессий стал сокращаться. В ноябре вышло Постановление СНК и ЦК ВКП(б) "Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия". Органам НКВД выражали благо­дарность за проделанную работу, но в будущем им предлагали дей­ствовать более совершенными и гуманными методами.




210

Последние статьи

20 марта
19 марта
18 марта
15 марта

Архив Губерния

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
23 24 25 26 27 28 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5