• Век "ВК"
  • Бараки длинные, как сроки...
  • 1931 год

Век "ВК"

1931 год

БАРАКИ ДЛИННЫЕ, КАК СРОКИ..

1931-1940гг.

.

ВЗГЛЯД ПОЭТА:


Агитпоезд звездный вдаль проехал.

Что с тобой, Самара, не понять:

Головокруженье от успехов

Иль голодный обморок опять?


Между строк газетных – пограничье.

Все возможно между строк прочесть:

И успехи вроде бы в наличье,

И наличье обмороков есть.


Вождь с портрета вскидывает брови.

Ворошилов скачет на коне.

Если без войны так много крови.

Что же с нами будет на войне?


Пятилетка сжата до упора.

Сталь крепка, политика мудра.

И вползает в окна шум моторов:

То ли танки, то ли трактора? (...)

Евгений Чепурных.

***

Тридцатые годы. Индустриализация, коллективизация. Первые пятилетки и «десятилетки, без права переписки». «ВК» откликается на призыв партии найти затаившегося врага...

СЛОВО ГАЗЕТЕ

«У «ЕЛКИ» - СЛИШКОМ ОСТРЫЕ ИГОЛКИ...»

«Редактор "Сталинца" - га­зеты политотдела Средневолжского пароходства - Петрова решила украсить четвертую страницу новогоднего номера "Елкой для детей преклонного возраста". Некий стихоплет Дядя Петя быстро сварганил рифмован­ную чушь с соответствующими рисунками, и умиленный редак­тор немедленно преподнес ее читателю. Начинается "Елка" с издев­ки над руководителями паро­ходства Владимировым и Гвоздковым. Для пущей остроты рядом с ними, честными людь­ми, поставлен растратчик и аферист Лепешкин. Дальше следует директор за­тона им. Янсона Силантьев: "Наш Силантьев хлещет водку, на сто­ле бутылок фронт, пропивается ремонт".

Этого мало наглецам. Силантьев награждается "каре­той". И читатель видит, как ди­ректор вывозится на тачке. Из последующих строк чув­ствуется желание оклеветать рабочий коллектив водников, омрачить, испортить празднич­ное настроение читателя».

«ХАЛТУРЕ - НЕ ПО ПУТИ С СОЦИАЛИЗМОМ»

«Ли­тературная страница в Кинель-Черкасской газете "Путь социализ­ма" заполняется халтурными и пошлы­ми "произведениями" зам. редак­тора Коростелева. Райком же не реагирует на сигналы о небла­гополучии в редакции и на допу­щенные Коростелевым грубые политические ошибки в газете».

«ПО СЛЕДАМ РАБКОРА ИДЕТ ПРОКУРОР»

«Сиг­нал о том, что руково­дители карбюраторного завода нарушают Постановление СНК СССР, ЦК ВКП (б) и ВЦСПС, по­кровительствуют прогульщикам и дезорганизуют производство - проверен областной прокуратурой. Факты, изложенные в статье подтвердились. Прокурору Ленинско­го района предложено провести срочное расследование и при­влечь виновных к уголовной ответ­ственности».

***

«Заметка "Выжечь правооппортунистическую практику" подтвердилась. Зав. отделом снабжения Матронин привлечен к ответственности».

***

«Заметка "Что произошло в Ельниках" подтвердилась. За допущенные злоупотребления председатель колхоза Капранов, председатель сельсовета Пелин и другие приговорены народным судом на различные сроки».

***

«В селе Старо-Валовая Пачелмского района (Пензенская область входила тогда в наш край, а следовательно, была «зоной влияния» «ВК») председатель ККОВ (крестьянский комитет общественной взаимопомощи) Пучков работает в сотрудничестве с попом и кулаком, сельхозинвентарь бросил на зиму в поле. При этом одна жнейка пропала, 200 центнеров семенного зерна остались неочищенными. Пучков больше заботится о восстановлении в правах гражданства попа и псаломщика. Факт подтвердился. Пучков привлечен к ответственности».

***

«Заметка о том, что работники Похвистневского районного отделения связи тормозят подписку на газеты и журналы - подтвердилась. За развал работы зав. отделением связи Тараканов снят с работы и отдан под суд».

***

«...Инженер Дымков, работающий на Жигулевском заводе, совершенно не знает производ­ства. Дымков избегает разговоров с рабочими, бежит от разрешения технических вопросов. Нужно проверить зна­ния и пригодность этого работ­ника и привлечь к ответственно­сти тех, кто доверил ему место механика завода».

***

«Критика и библиография»

«ЛЕГКОМЫСЛЕННЫЕ ОЧЕРКИ»

"Куйбышевские писатели пишут мало. Издают их еще меньше. Но вот после долгого молчания они "порадовали" читателя книгой очерков "Наши герои", книгой, которая должна была рассказать об орденонос­цах-стахановцах сельского хо­зяйства нашего края. Тема большая и важная.

Однако авторы сборника А.Макаров, Г.Венус, Н.Садовский и А.Троепольский, не без участия издательства (редактор В.Козин) отнеслись к своей задаче несерьезно, не­продуманно.

Второй сборник "Большая сила" - о знатных людях нашей страны, работницах животно­водства, которые упорным тру­дом добились высокой награ­ды - орденов. В книге три автобиографии - П.Ломакиной, М. Бодровой и В. Болдыревой. В них - их мысли, чувства, опыт. Но составители сборника вклю­чили в книгу еще пять очерков, написанных журналистами. К сожалению, очерки написаны декларативно и поверхностно. Возьмем для примера "Орден Ленина" П.Никишина. Героиня очерка Е.Иванова, судя по очерку, одна как перст. Очер­ки Н.Филиппова "Радость", Д.Попова "Дорога в жизнь" и М.Дмитриевой "Воспитанная комсомолом" свидетельствуют о неумении показать человека в его связи с коллективом, и второй недостаток очерков - их серый, бесцветный язык. Нашего читателя не удовлет­воряет ни содержание, ни фор­ма очерков. Он не найдет в них глубины мысли, правды и силы чувства, не найдет мастерства".

Наверное, не зря говорят, что критик – неудавшийся писатель. Данная рецензия вполне наглядно иллюстрирует это. Одно только слово «очерк» повторяется здесь чуть ли не десять раз, не считая заголовка.

Зато в этом самом критическом опусе «легкость мысли - необыкновенная»... Ведь, если углубиться в нее, то становится непонятно, почему малопишуших Куйбышевских писателей все же печатают, хоть и меньше, чем они пишут, если они читателя не удовлетворяют, не без участия, кстати, издательства в лице редактора В.Козина... Короче абракадабра какая-то. Однако в 37-м и еще и позаковырестей писали, лишь бы политически грамотно было. А остальная грамматика вместе со смыслом – по барабану.

А, может быть, за этой, как бы редакционной заметкой, скрывается автор тех трех «Автобиографий», где есть-таки «мысли, чувства, опыт»? что же до авторов, упомянутых здесь, то один из них…

СЛОВО ГАЗЕТЕ

«ВК» от 30.03.2005г.

«ГЕОРГИЙ ВЕНУС - В ПОЕЗДЕ НА СЫЗРАНЬ»


«О русском писателе – немце по национальности - Георгии Венусе – одним из авторов нашей газеты - неоднократно и в разное время рассказывалось на страницах «ВК»...

Георгий Давыдович Венус. Писатель. Родился 1 января 1898 года в Санкт-Петербурге, в семье потомственного немца-ткача, чьи предки поселились на Васильевском острове еще при Екатерине Великой....

«...Он закрыл глаза и стал думать, отчего два с половиной года, проведенных им на фронте, так далеко отодвинули от него и жизнь в Самаре, и людей, веселых, как звонки в прихожей под праздники... По праздникам все жители Самары спускались к Волге. Когда в небе скользили легкие частые тучки, полосы солнца на Волге быстро убегали от лодок. «Догони-ка! Ну, догони-ка!» Весла весело били по воде, лодки метались... А сколько голубей в небе! Сколько в нем веселых белых стаек... Вот в зеленом скверике возле собора кто-то выпустил из рук детский красный шар... Два голубя не хотели от него отстать - они кружились, кувыркались, а с окраин Самары уже гудел и плыл низкий колокольный звон...»

Г.Венус, «Зяблики в латах».

...На фронт в 1915 году он пошел добровольцем. К 1917 году, кроме Георгиевского креста, имел два ранения и нормальную человеческую неприязнь к бестолковой и бесцельной бойне. Но и пьяный революционный Петроград у 20-летнего офицера-фронтовика не вызвал особых симпатий. Он своих мыслей не скрывал, и скоро «ради профилактики» был посажен в Петропавловскую крепость. Выйдя из тюрьмы, Венус решает пробиваться на юг, к Деникину. Так он оказывается в рядах знаменитого Дроздовского добровольческого офицерского полка.

«Белой идее» был посвящен его первый роман «Война и люди», который он начал писать в 1924 году в Германии. Но прежде чем появиться в «сменовеховской» литературной среде, Георгий Венус пережил все то, что так хорошо известно нам по кинофильму «Бег»: Константинополь, голод, нищету, «тараканьи бега» на базаре «Гранд барахолка»... В Берлине же познакомился с известным литератором Виктором Шкловским, а через него - с Алексеем Толстым. Так же, как Хлудов из упомянутого «Бега», Георгий Давыдович в полной мере испытал и сомнения, и ностальгию... В 1926 году Венус с женой и маленьким сыном по протекции Толстого оформляет гражданство и возвращается, теперь уже в Ленинград. В том же году здесь выходит в свет его книга «Война и люди». Ее заметил и одобрил М.Горький. А писатель работает над следующим большим произведением «Стальной шлем», ставшим первым в России (1927 год!) предупреждением о зарождающемся в Германии фашизме. В 1928 году появляется еще один его роман - «Зяблики в латах».

...В январе 1935 года ему приказано в десятидневный срок вместе с семьей покинуть Ленинград и отбыть к месту административной ссылки на пять лет в город Куйбышев. Здесь он поначалу работает бакенщиком на Волге, потом возвращается к писательскому труду. Пишет вторую часть романа «Молочные воды» (первая часть была опубликована в Ленинграде в 1933 г.), печатается в «ВК».

В январе 1938 года у арестованного редактора Куйбышевского издательства А.Терехова обнаружена и изъята рукопись «Молочных вод». Георгий Давыдович идет в местное управление НКВД, чтобы забрать ее... Однако получается ровно наоборот: забрали его.

Несмотря на «интенсивные» допросы, сломанную челюсть, открывшуюся цингу, а потом плеврит, бывший офицер не подписывает признаний по предъявленным ему абсурдным обвинениям. Он понимает, что от этого зависит не только его жизнь, но и жизни многих людей. Следователями была предпринята также попытка выбить у Венуса компромат на А.Н. Толстого. Безуспешно! ...Сын Георгия Давыдовича - Борис хранит последнее письмо отца, переданное сердобольной санитаркой сызранской тюремной больницы, где Венус скончался от туберкулеза, так и не дождавшись суда:

«Дорогие мои! Одновременно с цингой у меня с марта болели бока. Докатилось до серьезного плеврита. Сейчас у меня температура 39, но было еще хуже. Здесь, в больнице, неплохо. Ничего не передавайте, мне ничего не нужно. Досадно отодвинулся суд. Милые, простите за все. Будьте счастливы. Живите друг ради друга. Я для вашего счастья дать уже ничего не могу. Я ни о чем не жалею, если бы жизнь могла повториться, я поступил бы так же. Юра».

Вячеслав ЧЕЧУРИН».

***

«ВК» № 9, от 18.01.2003 г.


«...Поезд грузно шел на Сызрань. Колеса гремели, а замерзшие стекла в окне прыгали и дребезжали.

- Приехали, поезд дальше не идет, - объявил проводник. - Позвольте, но как же это не поедем дальше Сызрани? Никакого предупреждения не было... Скорый поезд... билеты… - не мог успокоиться бородатый мукомол...»

Г. Венус, «Зяблики в латах».

Как смог Венус, когда писал этот роман (год издания 1928-й), угадать «конечную точку» своего жизненного «маршрута» - Сызрань? Ведь ни в Самаре, ни тем более в Сызрани он до 1935 года не бывал даже проездом. Так почему в романе он упомянул именно эти города, о которых, если что и знал тогда, так только со слов А.Н. Толстого? Предчувствие судьбы?

...Что же касается Никишина Петра Осиповича, раскритикованного в заметке «Легкомысленные очерки» за одиночество Е.Ивановой, то он - старейшина корпуса куйбышевских журналистов той поры.

До революции Петр Осипович учительствовал у себя на ро­дине, в Пензенской губернии, затем — в сельских школах Сибири. Здесь в конце 1919 года он становится редактором «Известий» - газеты партизан Алтайской губернии.

...За день до того, как приступить к исполнению обязанно­стей редактора, он наткнулся на разведку белых. Короткий доп­рос и столь же короткое: «В расход». В сумерки Никишина уже вели на расстрел.

Вот что рассказывает об этом эпизоде В.Цыбенко, на страницах журнала «Советская печать» (№5, 1957г.) в очерке «Путь ветерана»:

«...В сумерках наступающей ночи его ведут по безлюдному селу. Рядом офицер, позади два верховых казака.

- Если не ошибаюсь, господин поручик, вы серб? – тихо спросил Никишин у офицера.

- Да, - ответил тот, замедлив шаг, - А что?

- А то, что мои предки положили свои головы за освобождение вашей страны от Турции, а вы ведете потомка своих освободителей на расстрел...

Офицер, замедлив шаг, задумался. А когда вывел Петра Осиповича за село, то отпустил «на все четыре», с предупреждением – «не попадаться больше на глаза»...

Утром Никишин был уже в расположении своих, а вече­ром подписывал к печати страницы «Известий».

...Весной 1921 года П.О. Никишин избирается на Первый Всероссийский съезд журналистов. В 1925 году, к двадцатилетию первой русской революции, в местном издательстве выходит брошюра «1905 год в Пензенской губернии», написанная Петром Осиповичем и получившая положительную оценку общественности. Год спустя на экранах кинотеатров Москвы появляется художественный фильм «Кто кого?», поставленный по сценарию П. Никишина и привлекший достаточно широкую зрительскую аудиторию. В 1928 году Петра Осиповича назначают собственным корреспондентом «Правды» по Средне-Волжскому краю. С тех пор он постоянно живет и работает в Самаре. Выходили из-под его пера кни­жки о людях деревни. Был он и собкором «Волжской коммуны». Не счесть опубликованных им в «ВК» корреспонденций, статей, очерков и тематических полос, в том числе и об учителях.

СЛОВО ГАЗЕТЕ

Из писем школьных работников в «ВК» 31-го года:

«ДЕНЬГИ ИДУТ, НО МИМО КАССЫ»

«Учителя Зубчаниновской школы до сих пор не получили зарплату за вторую половину сентября (письмо опубликовано в конце октября). На все наши просьбы о выдаче денег кассир отвечает: "Деньги идут из города". Мы обращались за помощью в Крайпрокуратуру, было заявление об этой недопустимой задержке прокурору, но воз и ныне там.

Местком Зубчаниновской школы».

«НЕТУ ДЕНЕГ...»

«Мы - четыре учителя - работаем в начальной школе села Каменный брод Чапаевского района. Ехали сюда с большой охотой. Но работники сельсовета встретили нас плохо. С начала учебного года нам еще не выдавали зарплату. Нам не на что купить самых насущных продуктов - хлеба, крупы. У председателя сельсовета Власова только один ответ для нас: " Нету денег ".

И.Петров.»

«ПОЛУЧИЛИ ЗАРПЛАТУ И ЛАДНО...»

«В Старой Дмитриевке Сергиевского района учителя получают зарплату с большой задержкой. Председатель сельсовета Антонов считает это вполне нормальным. Квартирные он совсем не платит. Когда учителя обратились к Антонову с просьбой выдать квартирные, он ответил: "Какие вам еще квартирные? Получили зарплату и ладно".

Антонов недодал учителям на 905 рублей облигаций государственного займа. Обли­гации эти давно погашены, но сель­совет почему-то отказывается их оплачивать».

Янин.»


  • Навылет время ранено, досталось и судьбе...

    1927 год

  • Бараки длинные, как сроки...

    1931 год

  • Навылет время ранено, досталось и судьбе...

    1929 год

106

Последние статьи

20 марта
19 марта
18 марта
15 марта

Архив Губерния

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
23 24 25 26 27 28 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5