персона

Михаил Губский: «Мы ставим спектакли в расчете на новую сцену»

Из окон Самарского театра оперы и балета доносятся голоса – артисты распеваются, готовятся к аттестации творческих работников. Так театр проводит последние недели сезона и готовится предстать в обновленном виде. Главный художественный руководитель театра Михаил Губский в эти дни очень плотно занят, но все же нашел час своего несвободного времени, чтобы подвести итоги сезона и поделиться ожиданиями.

- Начнем с конца. В театре кончается 79-й по счету сезон. Чем он вам запомнится, какие итоги можно подвести?
- Сезон, как обычно в последние годы, проходил в довольно сложных условиях. Работать на чужих площадках всегда непросто. Но, слава Богу, есть поддержка: областное правительство входит в наше положение, помогает. Несмотря на трудности, работаем по полной программе, колесим по всей губернии с выездными спектаклями. Тольятти, Сызрань, Новокуйбышевск -  все крупные города мы объездили не по одному разу. Провели музыкальный фестиваль в Автограде, на несколько месяцев растянулся и своеобразный фестиваль в Сызрани, где мы выступали в помещении драматического театра. Причем  каждый раз собирали полные залы! Люди соскучились по музыкальным спектаклям, встречали нас прекрасно. Мы показали сызранцам и оперные, и балетные, и детские постановки: «Евгений Онегин», «Травиату», «Риголетто», балет «Маскарад», новый детский мюзикл «Бременские музыканты» - каждый месяц один большой спектакль. На фестивале «Пять вечеров», который проходил в ДК «Тольятти», мы тоже сыграли премьеры. К новому году выпустили балет «Белоснежка и семь гномов». Во время летних школьных каникул будем возить «Бременских» по местам детского отдыха. Кроме того, показали еще раз «Демона» в концертном варианте, но с различными сценическими дополнениями – так, как он будет идти на нашей новой сцене. Хочется, чтобы он стал настоящим, полноценным спектаклем. Вообще, все свои премьеры мы в последнее время ставим с учетом их переноса на стационарную сцену, которая оборудуется по последнему слову театральной техники.
- Можно подробнее?
- Декорации будут не как обычно, нарисованы на заднике, а поданы с помощью видео – леса, горы, реки. Это очень интересно. У нас есть возможность использовать несколько проекторов, эффект должен получиться впечатляющим. Наша последняя премьера «Мадам Баттерфляй» тоже сделана для большой сцены, где будет и совсем другой свет. Таким образом, опера Пуччини обретет новую и, надеюсь, долгую жизнь.
- Вам принесло удовлетворение участие в этом спектакле?
- Я бы сказал, большое удовлетворение. Партия Пинкертона  - одна из интересных и сложных в теноровом репертуаре. И я очень порадовался за молодежь в этом спектакле – Анатолия Невдаха и мою сестру Анжелику.
- Спектакль получился очень теплый и какой-то домашний…
- Да, там весьма простая режиссура, нет никаких наворотов, и, наверное, они в этой опере не нужны. Это все-таки философское размышление женщины о жизни – так нам виделась  история любви японской гейши.
- Вы что-то готовите под занавес сезона?
- Балет «Дон Кихот» Минкуса. Ставит его Кирилл Александрович Шморгонер, художников мы пригласили из Петербурга. Они делают очень интересное и сложное оформление, в связи с чем нам пришлось отказаться от сцены «Дзержинки», где поставить эти декорации просто невозможно. Покажем этот спектакль под оркестровую фонограмму в конце сезона в нашем театре драмы, руководство которого любезно согласилось предоставить нам сцену. Но и там, боюсь, все декорации не уместятся. Сейчас идет напряженная работа, репетиции, шьются костюмы… Премьера намечена на первые дни июля.
- Ваши цеха уже работают?
- Частично работают, но многие элементы декораций приходится заказывать. Думаю, успеем сделать все. Хочу подчеркнуть, в расчете на новую сцену.
- В театре проходит аттестация. Это просто очередная проверка сил перед новым сезоном или она вызвана другими причинами?
- И проверка сил, и своего рода экзамен перед выходом на новую сцену. Для обслуживания обновленного здания и сцены потребуется значительно больше людей, чем прежде. Во-первых, сами площади будут больше прежних в три раза; во-вторых, заработает новая техника, которой раньше не было. Достаточно сказать, что будет только семь световых постов плюс две «щели». Телекамеры позволят наблюдать в любой точке здания за всем, что происходит на сцене. Все управление сценическими процессами переходит в «руки» компьютеров, а они, в свою очередь, требуют грамотных специалистов. Компьютеры позволят программировать спектакли, невероятно расширят наши возможности. Современный европейский театр уже не может без них обходиться, если он хочет двигаться вперед и соответствовать возросшим запросам публики. А мы хотим быть не хуже других, а в чем-то -  и лучше.
- В чем же?
- У нас сложился хороший творческий коллектив: хор, солисты, оркестр. Много молодых растущих музыкантов. Это позволяет нам решать сложные постановочные задачи. Наша насущная проблема – не отстать в техническом плане, чтобы вся театральная машинерия работала, как часы. Как лучшие швейцарские часы.
- Вы упомянули телекамеры. Значит ли это, что вы получите возможность фиксировать ваши спектакли на электронные носители?
- Разумеется. И не только снимать целые спектакли с нескольких камер, но и тиражировать диски для рекламы и продажи в фойе. Для этого у нас будет специальный цех и своя студия звукозаписи, причем большая, где можно посадить полный оркестр и записать оперу или концерт.
- Имея такие технические возможности, нужно соответствовать им и в творческом плане…
- Именно для этого и проводится сейчас аттестация. В первую очередь, именно среди творческих работников. Да, у нас стабильная сильная труппа, но сегодня  главное, на что обращается внимание, – качество работы. Исполнитель должен быть всегда в хорошей «спортивной» форме, в тонусе. Ритм сегодняшней жизни не позволяет расслабиться, конкуренция существует и в артистическом мире.
- А кадры-то есть?
- Есть. За время реконструкции театра к нам поступило столько заявок, столько звонков от желающих приехать на прослушивание! Из самых разных городов России и ближнего зарубежья. Многие хотят работать в балете, в оркестре.
- Вы все время говорите о театре как его руководитель, но вы же артист. У вас есть личные творческие планы?
- Недавно я спел партию Манрико в опере Верди «Трубадур» на сцене «Новой оперы». Хотелось бы спеть ее и в нашем театре. Это желание, а реальность в будущем сезоне – Левко в «Майской ночи» Римского-Корсакова. Тоже замечательная роль.
- Вы давно выступаете на разных оперных сценах, а против такого совместительства ваших солистов не будет возражать?
- Ни в коем случае. Это сегодня обычная, общемировая практика. Больше того, идет обмен целыми спектаклями между театрами разных стран. И мы собираемся в будущем это делать.
- Будущий сезон в вашем театре - 80-й. Чем вы собираетесь ознаменовать юбилей?
- Хотелось бы спектаклем, с которого начался наш театр 1 июня 1931 года. Это «Борис Годунов» Мусоргского. Лучший праздник придумать трудно.

3

 

Архив Культура

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6