Виталий Стадников: "Нужно разрушить стереотип, что памятник — это проблема"

Опубликовано: Авторы: 8

В четверг, 1 марта, мэр Самары Дмитрий Азаров представил нового главного архитектора города. Им стал Виталий Стадников, самарский архитектор - главный защитник здания бывшей фабрики-кухни завода им. Масленникова. Корреспондент Волга Ньюс встретился с архитектором спустя несколько часов после его назначения и обсудил актуальные вопросы развития города.

Виталий Стадников рассказал об актуальных вопросах развития города
Виталий Стадников рассказал об актуальных вопросах развития города

В пятницу, 2 марта, мэр Самары Дмитрий Азаров представил нового главного архитектора города. Им стал Виталий Стадников, самарский архитектор - главный защитник здания бывшей фабрики-кухни завода им. Масленникова. Корреспондент Волга Ньюс встретился с архитектором спустя несколько часов после его назначения и обсудил актуальные вопросы развития города.

Изменилась ли структура администрации с твоим назначением? Ты сейчас занимаешь должность заместителя руководителя ДСА или подчиняешься напрямую мэру?

Это та же самая должность, что и при Арзянцеве, только она теперь называется: "главный архитектор города". Пока разница в первую очередь имиджевая, но таким образом дается понять, что ее статус возрастает. Пока полномочия довольно ограничены, но в процессе, я думаю, они будут возвращаться. Резко такие повороты не делаются, процесс должен идти мягко и это вполне объяснимо.

Давно ли тебе предложили эту должность, и как шел процесс согласования. Кто к тебе обратился. Лично мэр или кто-то из его подчиненных?

В январе со мной связались мэр и его советники. Вопрос был решен в начале февраля.

Чем принципиально отличается твоя позиция от предыдущих главных архитекторов. Какой должна быть Самара и в какую сторону должна развиваться?

Я пока вникаю в ситуацию. Уже ясно, что нет координации действий между различными процессами по созданию городской стратегии развития. Не увязан ни транспорт, ни объемно-планировочные структуры города, ни стратегия охраны памятников, ни программы развития туристических зон и общественных пространств. Главная задача — это свести воедино все процессы и попробовать их скоординировать. Главное, чтобы была горизонтальная координация на уровне всей организации под управлением главного архитектора, и дальше чтобы наша работа была связана с транспортниками, с "охранниками".

Но ведь есть генплан 2008 года - главный стратегический документ, по которому Самара должна развиваться в ближайшие годы.

Генплан является некой подосновой для последующих корректировок. Безусловно, хорошо, что он есть, но в то же время это вещь чрезвычайно нестабильная. Стабильными документами будут Правила застройки и землепользования. Их ввод необходимо осуществить как можно быстрее. Мы влияем на процесс разработки, и я постараюсь максимально содействовать катализации этого процесса.

Есть несколько вариантов принятия ПЗЗ. Либо корректировка ПЗЗ 2010, либо написание новых. Какой вариант на твой взгляд более верный?

Я не могу сейчас достаточно компетентно ответить, потому что не слишком хорошо знаком с правилами. Сейчас как раз планирую этим заняться. С моей точки зрения, нужно актуализировать то, что было согласовано в 2010 году и внести дополнительные изменения. Я полагаю, что то, что имелось, необходимо направить для рассмотрения внешним экспертам и по их рекомендациям внести дополнительные изменения в Правила и принимать их.

У тебя много связей с российскими и зарубежными архитекторами. Будешь ли ты их использовать для привлечения сторонних специалистов?

В том числе. Никакая идея не может развиваться в неизменном контексте. Необходимо оценить ее со стороны. Большое и малое видится на расстоянии. Безусловно, полезно было бы оценить ПЗЗ со стороны, и найти в них недочеты, которые следует устранить.

Ты уволился из "Остоженки". Собираешься ли ты продвигать концепцию проекта реконструкции исторического центра Самары, которую разрабатывал в "Остоженке", уже с позиции главного архитектора?

Безусловно, его надо реализовывать. Проект необходимо доводить до ума, чтобы из него получился проект планировки территорий. Этот опыт мы, безусловно, будем использовать и в рамках закона искать организации, которые его могут реализовать.

Будет ли этим заниматься "Остоженка", или ты будешь подавать эту идею уже как главный архитектор?

В идеале хотелось бы, чтобы этим занималась "Остоженка", но есть ряд моментов, связанных с законодательством, которые должны быть учтены. Сейчас нельзя сказать, кто это будет исполнять. Задумка остается в силе, и Глава города не единожды дал понять, что в качестве пилотных проектов могли быть разработаны проекты планировки некоторых кварталов в центре города.

Пока это на уровне обсуждения. Можно ли говорить о каких-то сроках, когда это реально может быть осуществлено?

Мы вели достаточно долгие и тугие переговоры с управлением главного архитектора еще до моего назначения. Все упиралось в то, что необходимо разработать некую тендерную программу. Основу этой программы мы по сути написали еще в "Остоженке". Теперь мне придется этим заниматься. Нужно ее разработать и найти подрядчика, который будет осуществлять проект.

Как специалист по архитектуре советской эпохи, как ты оцениваешь положение дел вокруг санатория "Красная глинка"?

Если нужна формальная экспертная оценка — нужен эксперт. Если речь идет об оценке комплекса, то достаточно мнения специалистов различного уровня, в том числе международного, которые могут подтвердить ценность данного сооружения. Его видела и Наталья Душкина, которая является руководителем ИКОМОС и других консультативных органов при ЮНЕСКО, и Маркус Бини — руководитель Save Europe's Heritage- организации, весьма и весьма авторитетной в мире по охране наследия и адаптации памятников архитектуры. У них была зафиксирована в различных интервью самая высокая оценка этого сооружения, поэтому, когда появляется за два дня экспертиза, она ни у кого доверия не вызывает. Это чистая формальность и оспорить ее не представляет больших проблем.

Общественность, небезразличная к архитектурному наследию Самары с надеждой встретила твое назначение. Какие шаги ты планируешь предпринимать в части охраны памятников?

Проблема с памятниками состоит в том, что если потенциальный владелец, инвестор, получает его, то вместе с ним он получает кучу проблем по его сохранению, различным согласованиям и т. д. Зачастую решение этих проблем превышает по себестоимости технические моменты по приведению в порядок самого сооружения. Вопрос стоит не в том, насколько дорого или трудно восстанавливать или реставрировать памятники, а в том, как облегчить процесс приобретения и оформления документации для приведения памятника в порядок.

Это требует изменений на законодательном уровне?

Я считаю, что все эти вещи при наличии политической воли решаются очень быстро. Если ее нет, то можно найти очень много аргументов для того, чтобы затянуть этот процесс и сделать его вообще непроходимым. Нужно разрушить стереотип о том, что памятник — это большая проблема для владельца. Необходимо доказать, что возможно покупать эти здания, приводить их в порядок без особых затрат, владеть этими зданиями и землей под ними. Чем быстрее мы докажем это гражданам, тем больше мы сохраним исторической Самары. Главная проблема Самары в том, что по нынешним программам население исторической части города является неким обременением для инвесторов, нежелательным грузом, от которого надо избавляться. Мне кажется, что позиция администрации должна заключаться в максимальном привлечении населения исторического города и того населения, которое хочет придти сюда как будущие жители и инвесторы, к покупке этих сооружений и приведению их в порядок с минимальными затратами. Нужно общаться с организациями, которые уже имеют опыт адаптации сооружений в нашей стране и республиках бывшего СССР. Безусловно, некие законодательные изменения должны быть приняты. К примеру, послабление налоговых выплат или выделение субсидий. Короче говоря, нужно приводить в порядок логистику для владельцев зданий. Им должно быть выгодно покупать памятники.

Ты упомянул имиджевый момент, связанный с твоим назначением. Насколько ты сам будешь решать стратегические и политические вопросы, связанные с конкретными объектами или в целом?

Я думаю, настолько, насколько я смогу быть убедительным.

В городе много "болевых" точек. По памятникам это: Молодогвардейская, 98, Куйбышева, 104, фабрика-кухня и др. Есть ли у тебя видение того, как твое управление может повлиять на процессы реставрации, сохранения, изъятия зданий. Есть реальные механизмы влияния главного архитектора на эти процессы?

Мы можем влиять инициативами. Если у владельца сооружения возникает проблема с тем, что это памятник, мы готовы рассматривать вопросы компромиссного использования сооружения. Естественно, у каждого владельца есть свои меркантильные интересы, но их надо приводить в соответствие с общественным благом. Частная собственность в любом случае окружена общественными интересами и не является такой же собственностью как... нижнее белье. Владелец сооружения это должен понимать. Он должен соблюдать не только букву закона, но и прислушиваться к нашему мнению. Нужна готовность владельца идти на этот компромисс.
Мы можем выступать инициаторами. Если есть бесхозная заброшенная площадка - фабрика-кухня, например, и территория вокруг нее превращена в помойку, то, безусловно, это мозолит всем глаза и в интересах администрации эту ситуацию изменить.. Это же сказывается на имидже администрации города. Почему владелец заброшенной территории должен подставлять Главу города и других серьезных людей? Почему должны авторитетные СМИ говорить о том, какое безобразие творится в нашем городе?

Несмотря на принципиальную позицию Главы города, сомнительные проекты благополучно проходят процедуру публичных слушаний и комиссию по застройке и землепользованию. Что с этим делать?

Институт общественных слушаний у нас чрезвычайно недееспособный. Безусловно, на данный момент, происходит манипуляция людьми. Пока у меня никакого рецепта нет. Надо повышать свою эрудицию, изучать опыт других мест. Я рассчитываю, что и общественность будет помогать. Голос общественности, блогеры, в том числе — это сейчас чрезвычайно важный сотрудник городской администрации.

Как ты относишься к проекту Фрунзенского моста и стадиону на стрелке?

Я считаю, что оба этих инфраструктурных объекта должны быть рассмотрены в контексте альтернативных предложений, чтобы возникла объективная картинка.

По стадиону озвучивалось как минимум три территории: Красный пахарь, ЗИМ и стрелка. Какой из этих трех проектов на твой взгляд наиболее приемлем?

Не надо быть слишком мудрым, чтобы понять, что у стрелки есть огромный минус — отсутствие транспортного обеспечения. Очень трудно сейчас поверить в то, что будут возведены десятки тысяч дорог, магистраль центральная и т. д. Пока что абсолютно не продумана концепция системы общественного транспорта. С моей точки зрения именно общественный транспорт должен рассматриваться как основное средство разгрузки городской дорожной сети.

Неоднократно высказывались предложения по строительству парковок и ограничению движения транспорта в исторической части города. Насколько эти предложения жизнеспособны?

Проекты жизнеспособны. Этого можно достигнуть двумя способами: либо ввести платный въезд в центр, либо организовать платные стоянки. Я полагаю, что первый способ на данном этапе ментально невозможно будет обеспечить. Платные же парковки - один из самых лучших средств по регулированию оборота частного транспорта, чтобы он не был бичом для города, чтобы автомобили не разрушали историческую и культурную среду, которая, безусловно, должна присутствовать и является таким же важнейшим ресурсом для города, как наличие нефтегазовых предприятий.

Есть ли потенциал для строительства платных парковок? Нужна территория. Неоднократно высказывалось мнение, что свободной земли под застройку в городе нет.

Нет свободной земли? Самара по плотности застройки — это деревня, как и любой советский город. Это риэлторский бред. Если проанализировать плотность застройки любого советского города, мы поймем, насколько огромен территориальный ресурс внутри. Экстенсивное развитие города происходит, я так полагаю, в угоду интересов владельцев территорий. Если сравнивать с Западом, то субурбия, все эти одно-двухэтажные дома без инфраструктуры — это "тюряга". Да, у тебя есть свой участок, но зато у тебя нет другой жизни кроме как в своей комнате с телевизором. Это не районы для жизни. Районы для жизни там, где есть пешеходы, торговля, предпринимательство.

Но ведь можно создать инфраструктуру и в этих районах?

Конечно можно. При высокой развитости рынка это и будут создавать, но пока у нас рынок в таком зачаточном уровне, что землю продают без дорог, без ничего, осуществляется просто нарезка в поле без какой бы то ни было инфраструктуры и даже сетей. Люди это покупают с удовольствием, думая, что это станет городом-садом. Когда? Инфраструктура — это по большому счету наслоение разных эпох. Не только функции, но и эпоха. Это возникает не за 5 лет и не за 25 лет, поэтому уничтожать старый город могут только недальновидные люди. Он таит в себе огромный экономический потенциал, кроме того, что в нем заключена огромная культурная ценность. Это стимул для того, чтобы жизнь кипела внутри города. Общественные зоны в виде пешеходных улиц, площадей, надо развивать. У нас в принципе город довольно здоровый по своей структуре. Центральная часть в нем еще жива, пока ее всю не потоптали и не превратили в очередной микрорайон. В советское время в ней заложены жизнеспособные, хорошие транспортные структуры, которые необходимо реанимировать. Тот же трамвай. Он должен быть переосмыслен, должен стать более комфортабельным, стать средством транспорта, которым пользуются не бедняки, а все. У нас пока ментально жлобское сознание, когда кажется, что обязательно иметь свой автомобиль, если ты себя считаешь "хорошим пацаном". В целом, неплохо иметь и велосипед или бегать, например.

Какова твоя позиция по поводу развития самарского метро? Есть мнение, что метро в Самаре убыточно и в нем нет смысла.

Метро убыточно, потому что оно идет ниоткуда в никуда.

Целесообразно ли строить метро в исторической части города?

Вопрос политический. Огромные деньги вложены в то, что сейчас есть, и если его не достроить хотя бы до железнодорожного вокзала, то оно перестанет существовать как важный транспортный объект. Метро для Самары — это как магистральное сообщение, как хайвэй для города, а от него должно быть распределение по более мелким транспортным сообщениям (трамваи, автобусы). Метро нужно доводить до вокзала, но максимально деликатным образом по отношению к исторической части города. С одной стороны метро нужно, а с другой стороны строительство его в исторической части- это для города многолетний коллапс.

Версия для печати

Новости

Виталий Стадников: "Нужно разрушить стереотип, что памятник — это проблема"

 

Архив новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1